• +7 (3952) 79-88-99
  • prolaw38@mail.ru

Реформа закона о браке в Китае в целях предотвращения домашнего насилия

Во многих странах семейное насилие рассматривается как серьезная социальная проблема. С развитием экономики и повышением уровня жизни в КНР появился новый вид преступной деятельности — экономическое насилие, связанное с завладением в личное пользование и распоряжением общим имуществом супругов. В целях охраны прав и интересов слабой стороны в семейных отношениях и защиты фактической справедливости китайское правительство внесло поправки в Закон о браке и семье. Таким образом, реформа семейного законодательства становится главным инструментом регулирования семейных отношений в новом веке. Основными задачами нового Семейного кодекса КНР является укрепление семьи, обеспечение эффективной правовой защиты ее членов в условиях рыночной экономики, приоритетная охрана интересов несовершеннолетних членов семьи. Эти задачи основываются на конституционных нормах, которые провозглашают защиту семьи, материнства, отцовства и детства государством. Семейный кодекс КНР является в настоящее время важнейшим источником китайского семейного права. В нем сохранены полностью или в основном многие положения ранее действовавшего в Китае Кодекса о браке и семье, но в то же время включено значительное количество законодательных новелл.

семейное насилие; незаконное посягательство; экономическое насилие; реформы закона о браке; общее имущество супругов.

Информация о статье
Аннотация

Во многих странах семейное насилие рассматривается как серьезная социальная проблема. С развитием экономики и повышением уровня жизни в КНР появился новый вид преступной деятельности — экономическое насилие, связанное с завладением в личное пользование и распоряжением общим имуществом супругов. В целях охраны прав и интересов слабой стороны в семейных отношениях и защиты фактической справедливости китайское правительство внесло поправки в Закон о браке и семье. Таким образом, реформа семейного законодательства становится главным инструментом регулирования семейных отношений в новом веке. Основными задачами нового Семейного кодекса КНР является укрепление семьи, обеспечение эффективной правовой защиты ее членов в условиях рыночной экономики, приоритетная охрана интересов несовершеннолетних членов семьи. Эти задачи основываются на конституционных нормах, которые провозглашают защиту семьи, материнства, отцовства и детства государством. Семейный кодекс КНР является в настоящее время важнейшим источником китайского семейного права. В нем сохранены полностью или в основном многие положения ранее действовавшего в Китае Кодекса о браке и семье, но в то же время включено значительное количество законодательных новелл.

Ключевые слова

семейное насилие; незаконное посягательство; экономическое насилие; реформы закона о браке; общее имущество супругов.

Библиографическое описание

About article in English

Publication data
Abstaract

Domestic violence is viewed as a serious social problem in many countries. Economic development and rising living standards in the PRC caused the emergence of a new type of crime — economic violence, when a spouse seizes community property for personal possession and disposal. The Chinese government introduced amendments into the Marriage and Family Law to protect the rights and interests of the weaker side of marital relationships and to ensure justice. Thus the family legislation reform becomes the main instrument of regulating family relationships in the new century. Key tasks of the new Family Code of the PRC include: strengthening family relationships, ensuring effective legal protection of its members in the market economy, prioritizing the protection of the interests of underage family members. These tasks are based on the norms of the Constitution that declare the protection of the family, motherhood, fatherhood and childhood by the state. The Family Code of the PRC is at present a major source of Chinese family law. It has preserved the full version or the main part of many clauses from the previous Chinese Marriage and Family Code, but at the same time includes a significant number of legislative novels.

Keywords

family violence; illegal encroachment; economic violence; marriage law reforms; community property.

Bibliographic description

Одна из тенденций современного правового развития КНР — постепенное совершенствование законов, позволяющее адаптировать их международным обязательствам, изменениям, происходящим в стране, и решать возникающие проблемы в той или иной социальной сфере, гарантировать поддержание социальной стабильности в стране, модернизацию и гуманизацию права и судопроизводства. В русле этой тенденции был обновлен и Закон КНР о браке. В условиях набиравшей темпы модернизации китайского общества 3-я сессия Всекитайского собрания народных представителей 5-го созыва (1980) приняла новый, второй Закон о браке (вступил в силу с 1 января 1981 г.)[1], закрепивший основные принципы матримониальной системы и отношений между членами семьи: единобрачие, равенство мужчины и женщины, свободное вступление в брак. Закон пополнился некоторыми новыми положениями, связанными с планированием семьи: повышен на два года брачный возраст (22 года для мужчин и 20 — для женщин), внесены уточнения относительно запретов вступления в брак по состоянию здоровья, смягчен запрет на вступление в брак с родственниками, введена судебно-правовая ответственность для лиц, нарушающих закон о браке. Появились статьи, регулирующие взаимоотношения дедушек, бабушек и внуков, а также старших и младших братьев и сестер. Расторжение брака стало возможным на основе договоренности сторон и в судебном порядке. В целом закон способствовал дальнейшему укреплению демократической системы заключения браков и семейно-брачных отношений, основы которой были заложены Законом КНР о браке (1950).

Между тем, несмотря на все позитивные изменения, происходящие в семье, эксперты считают, что брак в Китае и семейные ценности в целом находятся под угрозой. Прежде всего их тревожат широкое распространение внебрачных связей, рост разводов и насилие в семьях. Так, ведущий специалист по вопросам брака и семьи Шанхайской академии наук Сюй Аньци утверждает, что ослабление института брака создает ряд серьезных проблем, негативно влияющих на состояние китайского общества, подрывая его стабильность[2]. Внесение поправок в закон о браке направлено прежде всего на стабилизацию семьи в условиях модернизирующегося общества. Согласно социологическому исследованию, проведенному Всекитайской федерацией женщин, более 90 % опрошенных в десяти провинциях и в крупных городах КНР высказались за необходимость обновления действующего закона о браке. Новая редакция закона должна способствовать созданию более прогрессивного и демократичного института семьи и брака, отвечающего современным потребностям и условиям интенсивно развивающегося китайского общества, положить конец нарушениям имущественных прав женщин в случае расторжения брака, насилию в семьях, от которого чаще всего страдают женщины, дети и старики.

Принятию новой редакции Закона КНР о браке предшествовала более чем 5-летняя работа комиссии по вопросам законодательства ПК ВСНП. Выработка новых формулировок оказалась процессом длительным и достаточно сложным. Особое внимание законодатели уделяли вопросам юридической оценки внебрачных связей, ответственности за нарушение моногамии и супружеской верности, раздела семейной собственности при расторжении брака, насилия в семьях и ухода за стариками.

Парламентарии бурно обсуждали поправку, предусматривающую выплату компенсации жене мужем, имеющим любовницу, при расторжении брака. В действующем законе денежные выплаты женщине при расторжении брака предусматривались только в случаях двоеженства и издевательств со стороны мужа. Включение в основания для компенсации параграфа о внебрачных связях специалистами расценивается как «настоящий прорыв», способствующий защите прав и интересов замужних женщин.

Особая актуальность проблемы законности нерегистрируемых браков связана с тем, что крестьяне считают достаточным проведение свадебной церемонии без официальной регистрации брачных отношений, что не может не беспокоить власти, поскольку подрывает политику ограничения рождаемости.

Рост уровня жизни и доходов стимулировал распространение внебрачных связей состоящих в браке мужчин. Некоторые китайские социологи и политические деятели расценивают это явление как возрождение многоженства, характерного для феодального Китая. Действительно, в императорском Китае состоятельный мужчина мог иметь несколько жен и наложниц, живших под одной крышей. Современные китайские мужчины не особо афишируют свои внебрачные отношения и наличие вторых жен, поскольку двоеженство запрещено и карается законом.

Круг рассмотренных и обсужденных законодателями, специалистами и средствами массовой информации в этой связи проблем достаточно широк: от двоеженства в реальной жизни до виртуальных внебрачных связей. Относительно последних многие специалисты придерживаются мнения, что несмотря на то, что любовные связи в виртуальном пространстве всего лишь игра, она бросает серьезный вызов традиционной этике, семейным ценностям (верность, преданность, приоритет семейных интересов перед личными и иными интересами, солидарность), формируя у молодого поколения несерьезное отношение к браку и супружеским обязанностям, что, бесспорно, не может не волновать общественность и экспертов [2, с. 105]. Высказывались мнения, что закон в интересах будущих поколений китайцев должен содержать пункт о супружеской верности, другие считали необходимым усилить акцент на соблюдении и защите прав супругов. Проблема супружеской верности (должна ли она контролироваться законом, либо останется лишь моральным обязательством) была предметом бурных обсуждений в Китае на разных уровнях. Именно поэтому Всекитайская федерация женщин настаивала на более четком определении прав женщин и защите со стороны закона их интересов, поскольку практика «содержания вторых жен и любовниц» распространена среди мужчин и не нова для китайского общества.

Разводы, являясь характерной чертой модернизирующегося общества, наносят ущерб обществу, осложняют контроль над рождаемостью и угрожают социальной стабильности в целом. Если раньше развод считался чем-то позорным и предосудительным, то в настоящее время китайцы, особенно молодое и среднее поколения, стали более толерантными к расторжению брака, что свидетельствует о формировании уважения к индивидуальному выбору индивида и признании свободы такого выбора от давления родственников и общества, реальном повышении статуса женщин.

Были внесены предложения о финансовой компенсации виновной в распаде семьи стороны невиновной, о праве на финансовую компенсацию стороне (как правило, это относится к женщинам), которая в период брака заботилась о детях и стариках и обеспечивала другой стороне благоприятные условия и возможности полностью посвятить себя карьере и бизнесу. Согласно предлагаемым дополнениям, после неудачных попыток сохранить брак развод будет гарантирован судом одной стороне, даже в случае нежелания другой стороны расторгать брак.

В январе 2001 г. Президиум ПК ВСНП после многочисленных бурных дебатов, консультаций со специалистами (юристами, социологами, психологами) принял решение о вынесение поправок на широкое всенародное обсуждение, поскольку изменения закона затрагивают интересы всех жителей Китая, где семья всегда являлась основой общества и опорой государства.

Ли Пэн в своем выступлении в парламенте подчеркнул важность обсуждения поправок в Закон КНР о браке, сказав, что стабильность брака и семьи — ключевой фактор в обеспечении социальной стабильности и социального прогресса. Проект закона опубликовали 15 января 2001 г. в средствах массовой информации КНР.

28 апреля 2001 г. 28-я сессия ПК ВСНП 9-го созыва абсолютным большинством (127 голосов — за, 1 — против, 9 — воздержались) утвердила новую редакцию Закона КНР о браке, которая вступила в силу в тот же день.

Новая редакция Закона КНР о браке в своей основе базируется на тексте Закона о браке (1980), имевшем 5 глав и 37 статей, состоит из 6 глав («Общие положения», «Брак», «Семейные отношения», «Расторжение брака», «Меры по оказанию помощи и ответственность», «Дополнительные положения») и 51 статьи. Кроме гл. 5, которая является абсолютно новой и посвящена судебно-правовой ответственности, все остальные разделы подверглись ревизии. Ст. 3 помимо запрета бигамии была дополнена положением, которое гласит: «Запрещается также совместное проживание одного из супругов с другим лицом противоположного пола». Такого рода сожительство ясно свидетельствует о нарушении закона и является основанием для привлечения к ответственности людей, имеющих внебрачные связи. Лица, уличенные в двоеженстве, подлежат аресту и тюремному заключению до двух лет в соответствии с Уголовным кодексом КНР. Более того, пострадавшей стороне гарантируется денежная компенсация при расторжении брака.

Несмотря на все высказанные мнения о декларативности положения о супружеской верности, ст. 4 содержит положение «Супруги должны быть верными друг другу и взаимно уважать друг друга; члены семьи должны почитать пожилых, любить детей и помогать друг другу; они должны соблюдать равноправие, поддерживать гармоничные и цивилизованные супружеские и семейные отношения» [1, с. 233].

Сексуальная распущенность и внебрачные связи не были отнесены к явлениям, угрожающим принципу единобрачия. Таким образом, китайские законодатели, отвергнув предложение о введении уголовной ответственности за адюльтер как противоречащий свободе личности, свободе выбора, рассчитывают на опосредованное влияние этой формулировки на общество. В ней они видят обращение к традиционному менталитету китайцев, таким ценностям, как взаимная преданность и взаимоподдержка членов семьи, приоритет семейных связей, все еще широко распространенных в китайском общественном сознании.

Строго говоря, закрепление супружеской верности в качестве долга никак не может находиться под контролем закона, поскольку затрагивает сексуальные отношения. В том случае, если один из супругов не соблюдает указанного принципа по каким-то причинам, вариантом решения проблемы может стать расторжение брака. Кроме того, в комментариях акцент сделан на то, что к лицам, имеющим внебрачные связи, применяются партийные и административные дисциплинарные взыскания, они должны стать объектами общественного осуждения.

Значительно обновлена гл. 2, посвященная вступлению в брак. Так, ст. 8 дополнена положением, требующим обязательной регистрации брака. Таким образом, в китайском семейном праве не признается законным так называемый гражданский или фактический брак. Данная поправка внесена в закон с целью максимального ограничения распространенной в сельских районах практики супружеских отношений без регистрации. В том случае, если лица, состоящие в подобного рода отношениях, обращаются в народные суды с имущественными или иными исками, они, в соответствии с новой редакцией закона, должны в первую очередь зарегистрировать брак, и только после получения свидетельства о браке народные суды принимают иски к делопроизводству. Внесение данной поправки отвечает прежде всего интересам государства, обеспокоенного ростом фактических браков и сложностями, возникающими в этих условиях с реализацией жесткой демографической политики. Объявление вне закона фактических браков — попытка изменить негативную ситуацию, заставив всех вступающих в брачные отношения официально оформлять их в органах регистрации, что позволит государству эффективнее контролировать рождаемость.

Права детей от фактических союзов защищены ст. 25, уравнивающей внебрачных детей и детей, рожденных в браке. Ст. 10, 11 и 12 посвящены недействительным бракам и процедуре аннулирования брака. В соответствии со ст. 10 брак считается недействительным при наличии четырех условий: бигамия; вступление в запрещенный законом брак с родственником; с лицом, страдающим заболеванием, не позволяющим ему вступать в брак; несоответствие брачному возрасту. Браки, заключенные по принуждению, аннулируются. Действие ст. 11 направлено на защиту прав женщин, борьбу с торговлей женщинами и насилием в отношении женщин. В этой связи особо следует отметить положение «если аннулирования брака требует сторона, чья личная свобода была противоправно ограничена, то заявление может быть подано в течение года со дня восстановления личной свободы». В формулировании и принятии данной статьи значительную роль сыграла активность неправительственных женских организаций, проведших огромную работу по подготовке предложений по внесению поправок в Закон и ознакомлению общественности с фактами насилия в отношении женщин. Ст. 12, регулирующая имущественные отношения лиц, состоявших в браках, впоследствии признанных недействительными, также содержит положения, защищающие права и интересы женщин и детей. Впервые в китайское семейное право введен принцип невиновной стороны, защищаются имущественные права стороны, состоявшей в законном браке в случае аннулирования брака по факту двоеженства. Особенно важно, что к детям, родившимся в недействительных браках, применяются статьи закона, относящиеся к взаимоотношениям родителей и детей. В статье особо оговаривается, что «имущественные интересы стороны, которая состояла в законном браке, при урегулировании имущественных отношений не должны нарушаться» при аннулировании брака по причине бигамии.

Значительные изменения претерпели статьи, регулирующие имущественные взаимоотношения супругов. Новая редакция четко и недвусмысленно определяет границы имущества, совместно нажитого супругами в браке, и личного имущества каждого из супругов. Так, в ст. 17 в отличие от старой редакции четко перечислены типы доходов и имущества, которые составляют общую семейную собственность супругов. К ним относятся заработки, премии супругов, доходы от производственной, управленческой и интеллектуальной деятельности, имущество, полученное по наследству и вследствие договора дарения, а также иное совместно нажитое имущество. Ст. 18 определяет, что относится к личному имуществу супругов, делается акцент на имуществе, которым стороны владели до брака. Это положение приобрело особую актуальность в условиях рыночной экономики и распространяющейся практики повторных браков.

Статистика свидетельствует, что 1 % из вступающих в брак заключают брачный договор. Как правило, молодые люди, вступающие в брак первый раз, не располагают значительным имуществом. В последние годы вступающие в повторные браки все чаще заключают брачные договоры. Таким образом, китайцы начинают защищать свои права при помощи закона. Рост индивидуальных доходов сделал концепцию брачного договора реальностью. Данное положение закона защищает имущественные права всех граждан, особенно при расторжении брака. Ст. 19 отражает указанную тенденцию и посвящена брачному договору, основу которого составляют имущественные взаимоотношения супругов. Закон признает законность имущественных договоров, заключенных супругами, и имущественные права личности, однако не делает такую практику обязательной при заключении брака.

Обновлены статьи, регулирующие взаимоотношение близких родственников, особенно в части их ответственности по содержанию несовершеннолетних детей и пожилых членов семьи. Законодатели, учитывая, что государство на современном этапе развития не может гарантировать социальное обеспечение семьям с детьми, имеющим низкие доходы, и пожилым людям, делают ставку на традиционные семейные отношения взаимоподдержки и солидарности. Ст. 28 и 29 фиксируют взаимные обязанности бабушек и дедушек и внуков и внучек, а также старших и младших братьев и сестер. Ст. 30 регулирует отношения взрослых детей и их родителей, гарантируя право последних на вступление в повторный брак. Дело в том, что в КНР насчитывается более 120 млн людей старше 60 лет, из них 45 млн — вдовцы и вдовы. Многие столкнулись с негативным отношением детей из-за принятого решения о вступлении в повторный брак. Неприятие выражается в различных формах: от вербального и физического насилия, уклонения от общения, до отказа в материальной поддержке родителям. В связи с тем, что проблема старения китайского общества становится с каждом годом все более актуальной, появилась объективная необходимость законодательного регулирования отношений между представителями разных поколений, защиты прав представителей старших поколений. Согласно этой статье «дети должны уважать право родителей на заключение брака и не должны вмешиваться в повторный брак или жизнь родителей после заключения брака. Обязанность детей содержать родителей не отменяется из-за изменения брачных отношений родителей».

Обновлению подверглись статьи, регулирующие расторжение брака, раздел имущества при разводе, содержание и воспитание детей. В ст. 32 перечислены случаи, в которых брак должен быть расторгнут: бигамия, проживание с другим лицом, домашнее насилие, жестокое обращение, оставление без помощи, употребление наркотиков или другие пороки, раздельное проживание супругов более двух лет, безвестное отсутствие одного из супругов, а также другие обстоятельства, которые приводят к разрушению чувств супругов. Данные нововведения, бесспорно, отражают процесс возрастания толерантности к расторжению брака в китайском обществе и учет интересов прав личности в семейной жизни, демократизацию семейного законодательства в целом.

Ст. 34, ограничивающая права мужчины на расторжение брака в период беременности жены, дополнена положением об аналогичном ограничении права мужчины на развод на 6 месяцев в случае прерванной беременности жены. Данное положение дает возможность женщине восстановиться физически и психологически после пережитого стресса.

Абсолютно новая ст. 38 регулирует право родителей, непосредственно не воспитывающих детей после расторжения брака, на посещение детей. Насущная необходимость появления этой статьи была продиктована ростом разводов в последние десятилетия, сложностями и многочисленными конфликтными ситуациями, связанными с детьми и взаимоотношениями супругов после расторжения брака. Статья достаточно хорошо проработана законодателями на основе полученных предложений от женских организаций и судебных инстанций, поскольку в ней учтены не только интересы бывших супругов, но и детей: «если посещение одной из сторон вредно для физического и морального здоровья ребенка, то народный суд вправе прервать право на свидания».

В ст. 39 внесено положение, касающееся имущественных прав супругов в рамках семейного подряда. Имущественные интересы и права стороны, «которая больше вложила в воспитание детей, уход за пожилыми членами семьи или содействовала трудовой деятельности другой стороны» (как правило, такой стороной является женщина, так как традиционное разделение труда все еще сохраняется), защищает ст. 40. Согласно данному положению указанная сторона в случае расторжения брака имеет право требовать компенсацию.

Проблемам домашнего насилия и жестокого обращения в семье посвящена гл. 5 «Меры по оказанию помощи и правовая ответственность», естественно, в первую очередь она защищает права женщин, детей и пожилых членов семьи. Лицо, подвергающееся насилию или жестокому обращению, оставленное на произвол судьбы без помощи и средств к существованию, имеет право обращаться в различные инстанции (комитеты городских и сельских жителей, органы общественной безопасности, народные суды и прокуратуру) за помощью. Перечисленные организации должны в меру своих возможностей и компетенции принять адекватные меры для прекращения насилия и выполнения обязательств по содержанию членов семьи. Помимо правовой ответственности сторона, применяющая насилие или уклоняющаяся от обязательств, в случае расторжения брака должна выплатить компенсацию за причиненный ущерб потерпевшей стороне. Данные положения призваны в определенной мере ограничивать применение силы в решении семейных проблем.

Участившиеся случаи различных махинаций с совместно нажитым имуществом при расторжении браков и отсутствие положений, определяющих наказания за такого рода действия, сделали необходимым разработку и включение в новую редакцию закона специальной статьи. Ответственность за выполнение решений народного суда в отношении оказания помощи по воспитанию и содержанию членов семьи, раздела общего имущества и урегулирования вопросов, связанных с посещением детей, на «соответствующих отдельных лиц и организации» возлагает ст. 49, что вселяет определенную уверенность: полномочия принудительного исполнения, которые имеет народный суд, будут усилены.

Руководство КНР на современном этапе реформ, развития рыночных отношений, интенсификации имущественного расслоения в обществе основной своей задачей считает обеспечение социальной стабильности; актуализирует проблему социальной защищенности групп населения, особо в ней нуждающихся (престарелых, женщин и детей). В условиях активно стареющего общества (по данным Всекитайской переписи, в 2010 г. в КНР насчитывалось 88,11 млн чел. старше 64 лет, что составляет 7 % населения)[3], государство пытается укрепить традиционные семейные ценности (уважение к родителям, выполнение сыновнего долга) и закрепляет в законодательстве социальные гарантии в виде обязанностей близких родственников по содержанию и уходу за стариками.

Китайское руководство осознает всю серьезность процессов, происходящих в китайском обществе, в сфере семейных отношений, и пытается найти способы их регулирования и преодоления негативных последствий для общества. Однако кроме негативных тенденций в семейно-брачной сфере, которые оценены как «угрожающие стабильности китайского общества, его дальнейшему развитию и процветанию», существовали вполне объективные причины для принятия новой редакции закона о браке:

– недостаточное отражение или полное отсутствие норм, регулирующих имущественные отношения супругов, и аннулирование браков;

– необходимость приведения национального законодательства (семейного права) в соответствие с международными обязательствами, взятыми КНР, в том числе Пекинской декларацией о положении женщин и др.;

– в судебной практике накопились проблемы, возникшие в период реформ, появились абсолютно новые для китайского общества явления (внебрачные связи, воспитание детей в неполных семьях), которые не могли быть решены в рамках предыдущего закона о браке.

Сноски

Нажмите на активную сноску снова, чтобы вернуться к чтению текста.

[1] Закон КНР о браке // Законодательные акты КНР. — М., 1980.

[2] URL : http://www.sass.org.cn/detailAction. do?method=ShowNewsContent.

[3] Жэньминь чжоубао. — 2011. — 12 марта.

Список использованной литературы

  1. Китайские женщины в эпоху реформ и открытости. — Пекин, 1994. — 160 с.
  2. Положение женщин в Китае. Пресс-канцелярия Госсовета КНР. — Пекин, 1999. — 329 с.

References

  1. Kitajskie zhenshchiny v epokhu rephorm i otkrytosti [Chinese Women in the Epoch of Reforms and Openness]. Beijing, 1994. 160 p.
  2. Polozhenie zhenshchin v Kitae. Press-kantselyariya Gossoveta KNR [The Situation of Chinese Women. Press Office of the State Council of the People’s Republic of China]. Beijing, 1999. 329 p.