• +7 (3952) 79-88-99
  • prolaw38@mail.ru

О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ УСТАНОВЛЕНИЯ ЗАПРЕТА НА ВЪЕЗД В РОССИЙСКУЮ ФЕДЕРАЦИЮ ДЛЯ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН И ЛИЦ БЕЗ ГРАЖДАНСТВА

Пролог: журнал о праве. – 2022. – № 4. – С. 30 – 41.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2022.4.3.
Дата поступления 15.10.2022, дата принятия к печати 12.12.2022,
дата онлайн-размещения 22.12.2022.

В статье рассматриваются некоторые проблемные вопросы функционирования двух параллельных порядков наступления негативных последствий, предусмотренных за нарушение одного и того же регулирования, установленного Федеральным законом «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», выражающихся в запрещения въезда в Российскую Федерацию иностранным гражданам и лицам без гражданства: первый – в порядке привлечения к административной ответственности за совершение административного правонарушения, состав которого предусмотрен статьей 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, второй – во исполнение требований Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию». Сравниваются статусы лиц, претерпевающих негативные последствия при функционировании каждого из упомянутых порядков. Анализируются отдельные теоретические проблемы, связанные с функционированием данных порядков, в том числе во взаимосвязи между собой, и способы практического разрешения данных вопросов. Рассматриваются различные варианты толкования рассматриваемого регулирования: буквальное, системное, а также толкование, придаваемое нормам правоприменительной практикой. Исследуется судебная практика, посвященная рассматриваемому вопросу, а также проекты изменения действующего законодательства, направленные, среди прочего, на разрешение имеющихся проблем нормативно-правового регулирования в указанной сфере.

Запрет на въезд в Российскую Федерацию; решение о неразрешении въезда в Российскую Федерацию; ограничение въезда в Российскую Федерацию; высылка; статус иностранных граждан и лиц без гражданства; нарушение режима пребывания в Российской Федерации.

Ревнов Б. А. О некоторых вопросах установления запрета на въезд в Российскую Федерацию для иностранных граждан и лиц без гражданства // Пролог: журнал о праве. – 2022. – № 4. – С. 30 – 41. – DOI: 10.21639/2313-6715.2022.4.3.

Информация о статье

Пролог: журнал о праве. – 2022. – № 4. – С. 30 – 41.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2022.4.3.
Дата поступления 15.10.2022, дата принятия к печати 12.12.2022,
дата онлайн-размещения 22.12.2022.

Аннотация

В статье рассматриваются некоторые проблемные вопросы функционирования двух параллельных порядков наступления негативных последствий, предусмотренных за нарушение одного и того же регулирования, установленного Федеральным законом «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», выражающихся в запрещения въезда в Российскую Федерацию иностранным гражданам и лицам без гражданства: первый – в порядке привлечения к административной ответственности за совершение административного правонарушения, состав которого предусмотрен статьей 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, второй – во исполнение требований Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию». Сравниваются статусы лиц, претерпевающих негативные последствия при функционировании каждого из упомянутых порядков. Анализируются отдельные теоретические проблемы, связанные с функционированием данных порядков, в том числе во взаимосвязи между собой, и способы практического разрешения данных вопросов. Рассматриваются различные варианты толкования рассматриваемого регулирования: буквальное, системное, а также толкование, придаваемое нормам правоприменительной практикой. Исследуется судебная практика, посвященная рассматриваемому вопросу, а также проекты изменения действующего законодательства, направленные, среди прочего, на разрешение имеющихся проблем нормативно-правового регулирования в указанной сфере.

Ключевые слова

Запрет на въезд в Российскую Федерацию; решение о неразрешении въезда в Российскую Федерацию; ограничение въезда в Российскую Федерацию; высылка; статус иностранных граждан и лиц без гражданства; нарушение режима пребывания в Российской Федерации.

Библиографическое описание

Ревнов Б. А. О некоторых вопросах установления запрета на въезд в Российскую Федерацию для иностранных граждан и лиц без гражданства // Пролог: журнал о праве. – 2022. – № 4. – С. 30 – 41. – DOI: 10.21639/2313-6715.2022.4.3.

About article in English

Publication data

Prologue: Law Journal, 2022, no. 4, pp. 30 – 41.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2022.4.3.
Received 15.10.2022, accepted 12.12.2022, available online 22.12.2022.

Abstaract

The article considers some problematic issues of the functioning of two parallel mechanisms for the onset of negative consequences provided for violation of the same regulation established by the Federal Law "On the Legal Status of Foreign Citizens in the Russian Federation". These issues are expressed in the prohibition of entry into the Russian Federation for foreign citizens and stateless persons: the first issue is reflected in the order of bringing to administrative responsibility for committing an administrative offense. The composition of this offence is provided for in Article 18.8 of the Code of Administrative Offenses of the Russian Federation. The second is expressed in pursuance of the requirements of the Federal Law "On the Procedure for Departure from the Russian Federation and Entry into the Russian Federation". The article compares the statuses of persons undergoing negative consequences during the functioning of each of the mentioned mechanisms. The author analyses some theoretical problems related to the functioning of these mechanisms, including in interconnection with each other, and ways of practical resolution of these issues. The article considers various options for interpreting the regulation in question, including literal and systemic, as well as the interpretation given to the norms by law enforcement practice. The judicial practice devoted to the issue under consideration, as well as projects for changing the current legislation, aimed, among other things, at resolving the existing problems of legal regulation in this area, are being studied.

Keywords

Ban on entry into the Russian Federation; decision not to allow entry into the Russian Federation; restriction of entry into the Russian Federation; expulsion; the status of foreign citizens and stateless persons; violation of the regime of stay in the Russian Federation.

Bibliographic description

Revnov B. A. On Some Issues of Establishing a Ban on Entry into the Russian Federation for Foreign Citizens and Stateless Persons. Prologue: Law Journal, 2022, no. 4, pp. 30 – 41. (In Russian). DOI: 10.21639/2313-6715.2022.4.3.

Российская Федерация – правовое государство, в котором иностранные граждане и лица без гражданства пользуются правами и несут обязанности наравне с его гражданами, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации[1]. При этом, из Конституции Российской Федерации следует[2], что разница в статусе иностранных граждан (лиц без гражданства) (далее по тексту для целей данной статьи обе эти категории будут поименованы как «иностранцы») и граждан Российской Федерации возможна лишь применительно к таким правам и обязанностям, которые возникают и осуществляются в силу особой связи между государством и его гражданами[3], то есть неразрывно связаны со статусом именно гражданина Российской Федерации. Одним из таких неразрывно связанных со статусом гражданина Российской Федерации конституционных прав является право на беспрепятственный въезд на территорию Российской Федерации.[4] Кроме того, Конституция Российской Федерации признает право на свободу передвижения, свободный выбор места пребывания и жительства только за теми, кто законно находится на территории России[5].

Права и обязанности иностранцев в этом аспекте конкретизированы в большей своей части Федеральными законами «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» и «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации». Последний среди прочего разделяет законно находящихся на территории Российской Федерации иностранцев на три категории: временно пребывающие (прибывшие на основании визы или в порядке, не требующем получения визы, и получившие миграционную карту); временно проживающие (получившие разрешение на временное проживание) и постоянно проживающие (получившие вид на жительство)[6]. В зависимости от того, к какой категории относится тот или иной иностранец (в каком режиме он пребывает на территории Российской Федерации), определяется итоговый его статус, в том числе срок возможного пребывания (проживания) в Российской Федерации, условия выбора места пребывания (проживания) и круг прав и обязанностей, связанный с их пребыванием (проживанием).

Срок временного пребывания в Российской Федерации иностранного гражданина определяется сроком действия выданной ему визы; в случае прибытия иностранного гражданина в Российскую Федерацию в порядке, не требующем получения визы, этот срок не может превышать 90 суток[7]. По общему правилу, временно пребывающий в Российской Федерации иностранный гражданин обязан выехать из Российской Федерации по истечении срока действия его визы или иного срока временного пребывания[8], за исключением случаев, установленных данным Федеральным законом.

За нарушение правил въезда в Российскую Федерацию либо режима пребывания (проживания) в Российской Федерации иностранца предусмотрена административная ответственность с возможным либо безальтернативным назначением такого административного наказания как административное выдворение за пределы территории Российской Федерации[9].

В рамках совершенствования правовой базы противодействия незаконной миграции во исполнение Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года[10] и Послания Президента Российской Федерации В. В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации 12 декабря 2013 года[11], параллельно названному выше регулированию в 2013–2014 годах Федеральный закон «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» дополняется нормами, устанавливающими запрет на въезд в Российскую Федерацию для иностранцев, превысивших установленный Федеральным законом срок непрерывного пребывания в Российской Федерации в течение трех[12], пяти либо десяти[13] лет со дня выезда из Российской Федерации, в зависимости от длительности нарушения. На некоторых вопросах соотношения данного регулирования между собой и хотелось бы акцентировать внимание.

Порядок пересечения Государственной границы Российской Федерации имеет разрешительный характер: иностранцы, которым в соответствии с законодательством Российской Федерации не разрешен въезд в Российскую Федерацию, пропуску через Государственную границу не подлежат[14]. Федеральный закон «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» устанавливает случаи, при наступлении которых иностранцам въезд в Российскую Федерацию не разрешается, разделяя их при этом на те, при наступлении которых въезд в Российскую Федерацию обозначенным выше субъектам может быть не разрешен[15], и те, при наступлении которых въезд в Российскую Федерацию не разрешается[16]. Применяя буквальное и грамматическое толкование, можно прийти к очевидному выводу о том, что одна из норм носит диспозитивный характер, оставляя уполномоченному органу свободу усмотрения при принятии решения о запрете въезда в Российскую Федерацию иностранцу, в то время как другая предусматривает случаи, когда подобной свободы выбора такой орган не имеет. То есть, при наступлении определённых обстоятельств, уполномоченный орган не обладает свободой усмотрения, не может учесть какие-либо дополнительные факторы и обязан императивно, автоматически принять решение о неразрешении въезда на территорию Российской Федерации. Подобная трактовка данного регулирования встречается как в научных трудах [1, с. 29–34; 5, с. 138; 7, с. 120; 9, с. 85; 10, c. 6–10; 11, с. 27–31], так и в судебной практике (об этом подробнее ниже).

В качестве частных случаев, влекущих такой запрет, Федеральный закон «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» предусматривает пребывание в Российской Федерации свыше разрешенного срока, что в зависимости от длительности превышения срока пребывания  влечет установление запрета на въезд иностранца в Российскую Федерации на три года, либо пять, либо десять лет со дня выезда из Российской Федерации[17]. Вынесение в отношении иностранца решения об административном выдворении, в частности, за административное правонарушение, предусмотренное частью 1.1 статьи 18.8 КоАП Российской Федерации, признается самостоятельным основанием для принятия решения о неразрешении въезда в Российскую Федерацию в течение пяти лет со дня административного выдворения за пределы Российской Федерации[18].

То есть, обобщая вышесказанное, возможно сделать логичный вывод о том, что за нарушение одного и того же регулирования, установленного Федеральным законом «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»[19], действующее законодательство по сути предусматривает два порядка наступления негативных последствий: первый – в ходе привлечения к административной ответственности за совершение административного правонарушения, состав которого предусмотрен статьей 18.8 КоАП Российской Федерации, второй – во исполнение требований Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию».

Само по себе существование подобных параллельных порядков порождает определенные вопросы, на некоторые из которых правоприменительная практика уже подготовила свои ответы, однако иные ещё предстоит разъяснить.

Первый, лежащий на поверхности, вопрос соотношения указанных порядков связан с потенциальной возможностью двойного претерпевания негативных последствий за одни и те же деяния. При этом речь, безусловно, не идет о двойном привлечении к ответственности в нарушении конституционного[20] принципа non bis in idem («не дважды за одно»), который имеет общеправовое значение и распространяется, в том числе на законодательство об административных правонарушениях[21] – решение о неразрешении иностранцу въезда в Российскую Федерацию не является разновидностью юридической ответственности, а представляет собой меру государственного реагирования на противоправное поведение иностранцев, предусмотренное статьей 27 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию»[22] (не относится к административным наказаниям, указанным в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях[23] или Уголовном кодексе Российской Федерации[24]).

Эта мера, согласно толкованию, данному в решении Конституционного Суда Российской Федерации, по своему существу направлена на предупреждение новых правонарушений со стороны иностранцев, находящихся за пределами территории Российской Федерации, и в силу этого не может быть увязана с производством в порядке, предусмотренном Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях. Соответственно, принятие указанного решения уполномоченным органом не обусловлено обязательным предварительным привлечением лица к административной ответственности[25].

Следует отметить, что подобный подход судебной практики конституционного судопроизводства к схожему по правовой природе механизму нормативного регулирования не является исключительным: Конституционный Суд Российской Федерации и ранее признавал возможность установления отраслевым законодательством основанных на факте привлечения к административной ответственности запретов, налагаемых в административном порядке, которые применяются автономно от производства по делу об административном правонарушении (например, определяя в качестве допустимой[26] такую административно-предупредительную меру как предусмотренный статьей 13 Федерального закона[27] «Об оружии» запрет на приобретение охотничьего огнестрельного оружия с нарезным стволом).

То есть по своей правовой природе данная правоограничительная мера является административно-восстановительной мерой принуждения. Неделиктное основание применения указанного правоограничения указывает на его восстановительный характер, поскольку применяется к лицу в связи с отсутствием права находиться в Российской Федерации. Тем самым лицо, которое уже утратило такое право, не лишается того, на чем бы основывался его законный интерес. Таким образом, сама по себе возможность наличия двух названных порядков, результатом применения которых является запрет для иностранцев на въезд в Российскую Федерацию, не создает неразрешимых трудностей. Однако появляется следующая проблема, связанная с взаимосвязями, возникающими при задействовании названных порядков.

Второй вопрос, связанный с соотношением двух указанных порядков претерпевания неблагоприятных последствий, обусловлен фактическим статусом иностранца, нарушившего режим пребывания.

В ходе производства по делу об административном правонарушении в отношении лица, привлекаемого к административной ответственности, выясняется вся полнота обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, в том числе наличие события административного правонарушения; виновность лица в совершении административного правонарушения; обстоятельства, смягчающие и отягчающие административную ответственность; обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении (включая истечение срока давности привлечения к административной ответственности), а также причины и условия совершения административного правонарушения[28].

Срок давности привлечения к административной ответственности за нарушение правил пребывания (проживания) в Российской Федерации иностранцев составляет один год со дня совершения административного правонарушения[29], при этом срок, в течении которого уполномоченный орган в праве вынести решение о неразрешении въезда в Российскую Федерацию существенно выше, и ограничен, по сути, самими сроками запрета на въезд.

Вместе с тем лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, обладает всеми правами, предусмотренными Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях[30], в том числе правом знакомиться со всеми материалами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться юридической помощью защитника, а также иными процессуальными правами. Кроме того, суд не лишен возможности, учитывая конкретные обстоятельства административного правонарушения, индивидуализировать наказание либо признать административное правонарушение малозначительным[31]. Усиливает, упрочивает позицию лица, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении, и неоднократно выражаемая правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации о недопустимости для судов ограничиваться лишь формальными основаниями применения закона, когда речь идет об институтах, связанных с прекращением пребывания или проживания иностранного гражданина в Российской Федерации, в том числе об административном выдворении за ее пределы: судам необходимо учитывать, исследовать и оценивать реальные обстоятельства, чтобы признать соответствующие решения в отношении иностранного гражданина необходимыми и соразмерными[32].

Несколько иначе урегулирован процесс принятия решения о неразрешении въезда. Во исполнение Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию»[33] Правительством Российской Федерации утверждены правила принятия такого решения, согласно которым такое решение принимается уполномоченным органом в месячный срок[34] со дня выявления обстоятельств, указанных, в частности, в части первой статьи 27 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию»[35]. Правила также предусматривают, что при изменении обстоятельств, послуживших основанием для принятия решения о неразрешении въезда, данное решение может быть отменено принявшим его уполномоченным федеральным органом исполнительной власти[36]. Утвержден и ведомственный порядок рассмотрения материалов, содержащих обстоятельства, являющиеся основанием для принятия (отмены) решения о неразрешении въезда в Российскую Федерацию в отношении иностранного гражданина или лица без гражданства, который предусматривает среди прочего, что при подготовке материалов для принятия обсуждаемого  решения учитывается наличие у иностранного гражданина или лица без гражданства членов семьи, являющихся гражданами Российской Федерации[37] (правда, в теоретическом аспекте не очень понятно, как можно это учесть, если Федеральный закон в ряде случаев не предоставляет уполномоченному органу какого-либо выбора). Как и названные выше Правила, рассматриваемый Порядок предусматривает отмену решения о неразрешении въезда при изменении обстоятельств, послуживших основанием для его принятия[38].

Представляется, что такое регулирование исключает возможность отмены решения о неразрешении въезда, принятого в связи с нарушением срока пребывания, до истечения установленного законом срока запрета на въезд.

Таким образом, складывается многоаспектная ситуация, при которой привлечь к административной ответственности иностранного гражданина за нарушение режима пребывания (проживания) в Российской Федерации возможно в течение года с момента совершения административного правонарушения, как следствие – применить к нему административное выдворение (в качестве административного наказания) и в дальнейшем запретить въезд в Российскую Федерацию сроком на 5 лет[39]. Если по каким-то причинам, к которым относится и истечение срока давности привлечения к административной ответственности[40], иностранец, нарушивший режим пребывания, не был привлечён к административной ответственности, то въезд в Российскую Федерацию ему все равно будет закрыт на срок 3, 5 или 10 лет, в зависимости от длительности нарушения режима пребывания[41].

Если углубиться в теоретическую часть вопроса в отличии от процесса по привлечению субъекта к административной ответственности, в данном случае наличие, либо отсутствие нарушения соответствующих положений Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»[42] определяется формально, а какие-либо процессуальные права и гарантии, предоставляемые лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, не реализуются, то есть за нарушение одних и тех же норм действующего законодательства, субъекту, нарушившему эти нормы, предоставляется существенно различающийся объем способов защиты прав, при успешном применении которых возможно избежание наступления неблагоприятных последствий в виде неразрешения въезда в Российскую Федерацию. При этом выбор этих способов зависит не от желания субъекта, а по сути, от того, успеет ли уполномоченный орган возбудить дело об административном правонарушении и привлечь субъекта к административной ответственности в пределах установленного срока давности привлечения к административной ответственности.

Фактически, лицо, привлекаемое к административной ответственности, к примеру, по части 1.1. статьи 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, находится в лучшем положении, чем иностранец, нарушивший положения пункта 1 статьи 5 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», но к административной ответственности не привлеченный. Помимо наличия процессуальных гарантий и возможности освобождения от соответствующего административного наказания (как следствие, не наступает случай, являющийся основанием для неразрешения въезда в Российскую Федерацию[43]), на такое лицо не распространяются условия об истечении годичного срока давности привлечения к административной ответственности. Кроме того, срок неразрешения въезда также разнится: при наличии вступившего в законную силу судебного постановления о привлечении иностранного гражданина или лица без гражданства к ответственности, такой срок составляет 5 лет, а для лиц, не привлеченных к административной ответственности, такой срок может составить 10 лет[44].

Подобное регулирование порождает вопросы о справедливости, которые, если будет объективно признано наличие таковых, могут быть решены как ужесточением норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, так и смягчением положений Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» (либо иным принципиальным изменением регулирования).

Однако на этом неоднозначные теоретические аспекты регулирования не заканчиваются. При всей массовости, однозначности, простоте и типичности случаев применения данных порядков, возникают обоснованные вопросы. Как поступить, в случае, если, к примеру, дело об административном правонарушении было прекращено в связи с отсутствием состава административного правонарушения[45]? Формально, если нарушение сроков режима пребывания имело место быть, уполномоченный орган не обладает дискреционными полномочиями по принятию иного решения, кроме как о запрете въезда в Российскую Федерацию, что, по сути, нивелирует теоретическую разницу между статусом лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении и иностранца, нарушившего режим пребывания, которого по любой причине привлечь к административной ответственности нельзя: в случае прекращения производства по делу формально он все равно должен быть лишен возможности находиться на территории Российской Федерации на длительный срок и не очень важно, в рамках какой процедуры.

Рассматривая ситуацию дальше, возникает вопрос о возможности судебной защиты. Субъект, в отношении которого принято решение о неразрешении въезда в Российскую Федерацию, безусловно, не лишен возможности оспорить данное решение в суде[46], однако суд проверяет законность[47] и обоснованность [4, с. 64] решения, которое оспаривается, то есть оправдывает, либо признает незаконными действия уполномоченного органа по вынесению соответствующего решения, которые, при соблюдении установленной процедуры, являются законными при наличии самого факта превышения иностранным гражданином либо лицом без гражданства разрешенного срока пребывания на территории Российской Федерации. Если ограничиться буквальным и грамматическим толкованиями исследуемых норм, то круг замкнулся.

Ещё одним проблемным вопросом исследуемого регулирования, с учётом допустимости его автономного применения (то есть вне зависимости от мер административной ответственности, которые были или не были применены к иностранцу в связи с теми же обстоятельствами нарушения срока пребывания в Российской Федерации) является его безальтернативность, «негибкость», на что также неоднократно обращалось внимание в научной литературе [2, с. 14–21; 6, с. 53–54]. Срок запрета на въезд не может быть ни сокращен, ни приостановлен. Возможность отмены запрета на въезд в Российскую Федерацию, как было отмечено ранее, связывается только с изменением обстоятельств, послуживших основанием для его наложения. При этом вопросы необходимости наличия, в том числе в аспекте необходимости обеспечения должного баланса между охраняемыми конституционными ценностями и публичными интересами в сфере миграции, в действующем правовом регулировании отдельных процедур которые, будучи несвязанными с оспариванием решения о неразрешении иностранному гражданину въезда в Российскую Федерацию, позволяли бы ставить вопрос о сокращении срока неразрешения въезда или же его приостановления, требуют отдельного, обстоятельного исследования.

К обозначенным выше теоретическим вопросам добавляются вопросы практические, рассмотрение которых следовало бы начать с того, что как минимум теоретически императивные положения пунктов 12-14 части первой статьи 27 Федерального закона от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», а как максимум, надо полагать, и положения части первой статьи 27 названного Федерального закона в целом в правоприменительной практике понимаются как диспозитивные.

Как уже отмечалось ранее, субъект, в отношении которого принято решение о неразрешении въезда в Российскую Федерацию, правомочен оспорить данное решение в суде в порядке главы 22 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации. Анализ судебной практики показывает следующие перспективы обжалования решения о неразрешении въезда в Российскую Федерацию, принятого по основаниям, предусмотренным подпунктами 12–14 части первой статьи 27 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию». Требования административного истца об отмене подобного типа решения могут подлежать удовлетворению в случае, если такое решение нарушает право на уважение семейной жизни[48]. В случае неисследования данного аспекта судами нижестоящих инстанций, суд кассационной инстанции, как правило, направляет дело на новое рассмотрение.[49]

При этом приоритет праву на уважение семейной жизни суды отдают, как правило, в случае, если решение о неразрешении въезда может повлечь длительное разлучение лица с несовершеннолетними детьми, законно проживающими в Российской Федерации, и которые находятся на его иждивении или нуждаются в уходе (присмотре). Однако в случае, если требования административного истца оставлены без удовлетворения, суды зачастую используют аргументацию, связанную с исключительно императивным толкованием положений части 1 статьи 27 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», что также свидетельствует двойственности судебного толкования названных положений[50]. Подобное толкование имело место быть и в более ранних анализах судебной практики [3, с. 50–52]. При этом нельзя не отметить, что возможность диспозитивного правоприменительного толкования названных положений указанного Федерального закона все же позволяет воплощать на практике не ограниченный лишь формальными основаниями подход к разрешению такой категории дел с учетом всех необходимых обстоятельств.

Частично нашла на практике свое разрешение и ситуация, связанная с необходимостью учёта уполномоченным органом (и судами, проверяющими впоследствии законность решения уполномоченного органа) при принятии решения о неразрешении въезда ранее вынесенных судебных решений в отношении того же лица в связи с тем же нарушением миграционного законодательства. Собственно, системное толкование норм действующего законодательства, основанного на конституционном принципе осуществления правосудия только судом,[51] и так теоретически не допускает возможность преодоления судебного акта решением правоприменительного органа, что применительно к исследуемой тематике было только подтверждено постановлением[52] Конституционного Суда Российской Федерации, в общем продолжившего последовательную[53] и очевидную позицию о недопустимости переоценки установленных вступившим в законную силу судебным актом обстоятельств и преодоление сделанных судом выводов решением административного органа.

Какие выводы возможно сделать из изложенного? Действующее ныне регулирование в целом является допустимым, однако точно сконфигурировано не лучшим образом. В частности, обращает на себя внимание различие в буквальном толковании норм и толковании того же регулирования в правоприменительной практике, что однозначно говорит о необходимости усовершенствования, которое предпринимается.

Так, одним из вариантов дальнейшего совершенствования законодательства в этой области предлагается комплексное изменение Федеральных законов «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» и «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», обязывающее миграционные органы при принятии решений в отношении иностранца о неразрешении въезда в Российскую Федерацию, нежелательности пребывания (проживания) иностранного гражданина или лица без гражданства в Российской Федерации, отказе в выдаче иностранному гражданину либо аннулировании ему разрешения на временное проживание или ранее выданного вида на жительство, учитывать степень общественной опасности совершенных ранее иностранным гражданином или лицом без гражданства правонарушений, личности иностранного гражданина или лица без гражданства, семейных и иных обстоятельств[54]. Соответствующий законопроект, направленный на реализацию правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации об обязанности уполномоченных органов избегать формального подхода при рассмотрении вопросов, касающихся и неразрешения въезда в Российскую Федерацию[55], внесён в Государственную Думу Российской Федерации на момент написания статьи.

Более радикальным вариантом является принятие нового Федерального закона «Об условиях въезда (выезда) и пребывания (проживания) в Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства» (на момент написания статьи в Государственную Думу Российской Федерации не внесен), проект которого подготовлен в  2021 году Министерством внутренних дел Российской Федерации в соответствии с Перечнем[56] поручений по вопросам реализации Концепции государственной миграционной политики на 2019–2025 годы. Данным законопроектом предлагается упорядочить меры государственного принуждения в отношении иностранных граждан. Вместо двух самостоятельных понятий «административное выдворение» и «депортация» вводится обобщающее понятие «высылка» как система мер государственного принудительного воздействия, заключающихся в удалении за пределы Российской Федерации иностранного гражданина. Данный подход неоднократно обозначался в качестве целесообразного в научной литературе [8, с. 52–56]. Закрепляется дифференцированный подход при принятии решения о применении мер принуждения, связанных с ограничением въезда в Российскую Федерацию, учитывающий личность иностранного гражданина и обстоятельства совершения правонарушения[57].

Так, при применении высылки предлагается в совокупности учитывать длительность пребывания (проживания) в Российской Федерации иностранного гражданина, время, прошедшее после совершения нарушения, а также представленные иностранным гражданином подтвержденные документально сведения о его семейной ситуации, в частности, длительность брака и другие факторы, отражающие реальность семейной жизни, наличие несовершеннолетних детей в браке. Высылка иностранного гражданина не должна будет ограничивать его право на уважение личной и семейной жизни, гарантированное Конституцией Российской Федерации, обусловленное длительностью проживания и наличием устойчивых семейных связей на территории Российской Федерации, за исключением случая, когда она направлена на защиту других конституционно значимых ценностей, если характер грозящей опасности этим ценностям, связанный с пребыванием (проживанием) в Российской Федерации указанного лица, соизмерим как со значимостью права на защиту личной и семейной жизни, так и с его правовым статусом на территории Российской Федерации[58].

Законопроект планируется внести в Правительство Российской Федерации в III квартале 2022 года.

Анализировать законопроекты дело неблагодарное, так как никогда не предугадать, какие именно их положения будут изменены в процессе поправок, однако очевидное внимание к обозначенным проблемам со стороны органов всех ветвей власти вселяет оптимизм относительно позитивного разрешения озвученных в данной статье проблем и вопросов.

Сноски

Нажмите на активную сноску снова, чтобы вернуться к чтению текста.

[1] Конституция Российской Федерации (принята всенарод. голосованием 12 дек. 1993 г. с изм., одобренными в ходе общероссийского голосования 1 июля 2020 г.) // Официальный интернет-портал правовой информации. URL: http://www.pravo.gov.ru (дата обращения: 14.04.2022).

[2] Там же. Ч. 1 ст. 17, ч. 3 ст. 62.

[3] П. 4 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 17 февр. 1998 г. № 6-П  «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 31 Закона СССР от 24 июня 1981 года “О правовом положении иностранных граждан в СССР” в связи с жалобой Яхья Дашти Гафура» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 9. Ст. 1142.

[4] Ч. 2 ст. 27 Конституции Российской Федерации.

[5] Там же. Ч. 1 ст. 27.

[6] Ст. 2 Федерального закона от 25 июля 2002 года № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 30. Ст. 3032.

[7] Там же. П. 1 ст. 5.

[8] Там же. П. 2 ст. 5.

[9] Ст. 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 года № 195-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 1, ч. 1. Ст. 1.

[10] П. «ж» п. 24 Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года (утв. Президентом Российской Федерации 13 июня 2012 г.) // СПС «КонсультантПлюс».

[11] Информационный бюллетень о нормативной, методической и типовой проектной документации. 2014. № 1.

[12] Ст. 1 Федерального закона от 28 декабря 2013 года № 389-ФЗ «О внесении изменений в статью 27 Федерального закона “О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию” и статью 5 Федерального закона “О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации”» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2013. № 52, ч. 1. Ст. 6954.

[13] О внесении изменений в статью 27 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» : Федер. закон от 31 дек. 2014 г. № 524-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2015. № 1, ч. I. Ст. 77.

[14] Ч. 3 ст. 11 Закона Российской Федерации от 1 апреля 1993 года № 4730-I «О Государственной границе Российской Федерации» // Российская газета. 1993. 4 мая.

[15] Ст. 26 Федерального закона от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 34. Ст. 4029.

[16] Там же. Ст. 27.

[17] Пп. 12–14 ч. 1 ст. 27 Федерального закона от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ.

[18] П. 2 Федерального закона от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ.

[19] Ст. 5 Федерального закона от 25 июля 2002 года № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 30. Ст. 3032.

[20] Ч. 1 ст. 50 Конституции Российской Федерации.

[21] Абз. 3 п. 2 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 4 февр. 2019 г. № 8-П «По делу о проверке конституционности статьи 15.33.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с жалобой гражданки У. М. Эркеновой» // Российская газета. 2019. 20 февр. ; абз. 3 п. 2 мотивировочной части Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 27 февраля 2020 года № 312-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бояринцева Игоря Сергеевича на нарушение его конституционных прав статьей 319 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Официальный сайт Конституционного Суда Российской Федерации. URL: http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision459418.pdf (дата обращения: 08.07.2022) ; абз. 1 п. 3.2 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 12 мая 2021 года № 17-П «По делу о проверке конституционности статьи 1.5, части 1 статьи 2.1, части 1 статьи 15.6, пункта 1 части 1, части 3 статьи 28.1 и примечания к этой статье Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с жалобой гражданки Н. Н. Корецкой» // Российская газета. 2012. 26 мая и др.

[22] Ст. 27 Федерального закона от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ.

[23] Ст. 3.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

[24] Ст. 44 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2954.

[25] Абз 1 и 2 п. 5 мотивировочной части Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 20 мая 2021 года № 884-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Республики Узбекистан Поянова Отабека Абжобборовича на нарушение его конституционных прав подпунктом 13 части первой статьи 27 Федерального закона “О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию”». URL: http://www.ksrf.ru/ru/Decision/Pages/default.aspx (дата обращения: 08.07 2022).

[26] П. 1 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 29 июня 2012 года № 16-П «По делу о проверке конституционности положения части десятой статьи 13 Федерального закона “Об оружии” в связи с жалобами граждан Г. В. Белокриницкого и В. Н. Тетерина» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2012. № 5.

[27] Ст. 13 Федерального закона от 13 декабря 1996 года № 150-ФЗ «Об оружии» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 51. Ст. 5681.

[28] Ст. 4.2, 4.3, 24.5, 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

[29] Там же. Ч. 1 ст. 4.5.

[30] Там же. Ст. 25.1.

[31] Там же. Ст. 2.9.

[32] Абз. 2 п. 6 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 17 марта 2009 года № 5-П «По делу о проверке конституционности положения, содержащегося в абзацах четвертом и пятом пункта 10 статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации, в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью “Варм”» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2009. № 2 ; абз 2 п. 4.2 мотивировочной части Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 12 мая 2006 года № 155-О «По жалобе гражданина Украины Х. на нарушение его конституционных прав пунктом 2 статьи 11 Федерального закона “О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)”, пунктом 13 статьи 7 и пунктом 13 статьи 9 Федерального закона “О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации”» // Там же. 2006. № 5 ; Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 25 окт. 2018 г. № 2530-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Республики Азербайджан Шукурова Новруза Али оглы на нарушение его конституционных прав частью 1.1 статьи 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях». URL: http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision363682.pdf (дата обращения: 12.10.2022) и др.

[33] Ч. 3 ст. 25.10 Федерального закона от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ.

[34] П. 2 и 3 Правил принятия решения о неразрешении въезда в Российскую Федерацию в отношении иностранного гражданина или лица без гражданства (утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 14 янв. 2015 г. № 12) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2015. № 4. Ст. 654.

[35] Ч. 1 ст. 27 Федерального закона от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ.

[36] П. 6 Правил принятия решения о неразрешении въезда в Российскую Федерацию …

[37] П. 3.1 Порядка рассмотрения материалов, содержащих обстоятельства, являющиеся основанием для принятия (отмены) решения о неразрешении въезда в Российскую Федерацию в отношении иностранного гражданина или лица без гражданства (утв. Приказом МВД Российской Федерации от 8 мая 2019 г. № 303). URL: http://www.pravo.gov.ru (дата обращения: 12.10.2020).

[38] Там же. П. 7.

[39] П. 2 ч. 1 ст. 27 Федерального закона от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ.

[40] П. 6 ч. 1 ст. 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

[41] П. 12-14 ч. 1 ст. 27 Федерального закона от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ.

[42] П. 1 ст. 5 Федерального закона от 25 июля 2002 г № 115-ФЗ.

[43] П. 2 ч. 1 ст. 27 Федерального закона от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ.

[44] Там же. П. 14.

[45] П. 2 ч. 1 ст. 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

[46] Ч. 1 ст. 218 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации от 9 марта 2015 года № 21-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2015. № 10. Ст. 1391.

[47] Там же. Ч. 8 ст. 226.

[48] Кассационные определения Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 12 июля 2019 года № 78-КА19-8 // Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации. URL: https://vsrf.ru/lk/practice/cases?&registerDateExact=off&considerationDateExact=off&numberExact=true&number=78-%D0%9A%D0%9019-8 ; Первого кассационного суда общей юрисдикции от 13 июля 2020 года № 88а-18351/2020, от 9 февраля 2021 года № 88а-3570/2021 // Официальный сайт Первого кассационного суда общей юрисдикции. URL: https://1kas.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo# ; Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 9 июня 2020 года по делу № 88а-9804/2020, от 4 марта 2020 года по делу № 88а-3843/2020 // Официальный сайт Третьего кассационного суда общей юрисдикции. URL: https://3kas.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo ; Пятого кассационного суда общей юрисдикции от 25 ноября 2020 года № 88А-7005/2020 // Официальный сайт Пятого кассационного суда общей юрисдикции. URL: https://5kas.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo ; Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 19 ноября 2020 года № 88А-22454/2020 по делу № 2а-1538/2020 // Официальный сайт Шестого кассационного суда общей юрисдикции. URL: https://6kas.sudrf.ru/modules.php?name=sdp2 ; Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 9 декабря 2020 года № 88а-19133/2020, от 11 ноября 2020 года № 88а-17035/2020 по делу № 2а-1356/2020, от 25 ноября 2020 года № 88а-17524/2020, от 21 октября.2020 года № 88а-15688/2020, от 5 августа 2020 года № 88а-12422/2020 по делу № 2а-9127/2019 // Официальный сайт Седьмого кассационного суда общей юрисдикции. URL: https://7kas.sudrf.ru/modules.php?name=sud ; Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 27 февраля 2020 года № 88А-4249/2020// Официальный сайт Восьмого кассационного суда общей юрисдикции. URL: https://8kas.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo (дата обращения: 17.10.2022) и др.

[49] Кассационные определения Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 марта 2020 года № 4-КА20-5. URL: https://vsrf.ru/lk/practice/cases?&registerDateExact=off&considerationDateExact=off&numberExact=true&number=4-%D0%9A%D0%9020-5 ; Первого кассационного суда общей юрисдикции от 23 июня 2020 года № 88а-17188/2020 по делу № 2а-5857/2019. URL: https://1kas.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo# ; Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 23 июля 2020 года № 88а-16247/2020, от 1 декабря 2020 года № 88А-23653/2020. URL: https://6kas.sudrf.ru/modules.php?name=sdp2_cases ; Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 1 сентября 2020 года № 88а-13343/2020. URL: https://7kas.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo (дата обращения: 17.10.2022) и др.

[50] Кассационные определения Первого кассационного суда общей юрисдикции от 26 января 2021 года № 88а-3300/2021; от 7 декабря 2020 года № 88а-28172/2020. URL: https://1kas.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo# ; Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 29 июля 2020 года № 88А-11858/2020 по делу № 2а-5796/2019. URL: https://8kas.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo# (дата обращения: 17.10.2022).

[51] Ст. 10, ч. 1 и 2 ст. 118 Конституции Российской Федерации.

[52] Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 6 октября 2022 года № 41-П «По делу о проверке конституционности подпункта 12 части первой статьи 27 Федерального закона “О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию” в связи с жалобой гражданина Республики Сербия М.М. Джурджевича». URL: http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision636364.pdf (дата обращения: 13.10.2022).

[53] П. 4 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2016 года № 5-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 6 статьи 8 Федерального закона “О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации”, частей 1 и 3 статьи 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и подпункта 2 части первой статьи 27 Федерального закона “О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию” в связи с жалобой гражданина Республики Молдова М. Цуркана» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2016. № 3.

 

[54] О внесении изменений в Федеральный закон от 25 июля 2002 года № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» и в Федеральный закон от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» : Проект Федер. закона № 1159362-7 // Официальный сайт Государственной Думы Российской Федерации. URL: https://sozd.duma.gov.ru/bill/1159362-7#bh_note (дата обращения: 13.10.2022).

[55] Там же. Пояснительная записка к проекту Федерального закона № 1159362-7.

[56] П. 2 Перечня поручений по вопросам реализации Концепции государственной миграционной политики на 2019–2025 годы (утв. Президентом Российской Федерации 6 марта 2020 г. № Пр-469) // Официальный сайт Президента Российской Федерации. URL: http://www.kremlin.ru/acts/assignments/orders/62960 (дата обращения: 13.10.2022).

[57] Ст. 113 проекта Федерального закона «Об условиях въезда (выезда) и пребывания (проживания) в Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства» // Официальный федеральный портал проектов нормативных правовых актов. URL: https://regulation.gov.ru/projects#npa=113698 (дата обращения: 17.10.2022).

[58] Там же. Ст. 115.

Список использованной литературы

  1. Гордеева А. Д. О применении некоторых мер административного принуждения в отношении иностранных граждан за административные правонарушения в области дорожного движения // Административное право и процесс. – 2021. – № 2. – С. 29–34.
  2. Ефименко Е. А. Административное выдворение: законодательные нормы и реалии правоприменения (на основе практики Конституционного Суда Российской Федерации и судов общей юрисдикции) // Журнал конституционного правосудия. – 2015. – № 4. – С. 14–21.
  3. Зайцев Р. Я. Проблемы назначения административного выдворения за пределы Российской Федерации // Административное право и процесс. – 2015. – № 9. – С. 50–52.
  4. Комментарий к главам 21 «Производство по административным делам об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами» и 22 «Производство по административным делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих» Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации от 8 марта 2015 года № 21-ФЗ (постатейный) : материал подгот. с использованием правовых актов по сост. на 31 мая 2016 г. / С. Н. Махина, Ю. В. Помогалова, М. Ю. Зенков [и др.] // СПС «КонсультантПлюс».
  5. Комментарий к Федеральному закону от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» (постатейный) : материал подгот. с использованием правовых актов по сост. на 1 мая 2017 г. / С. С. Горохова, А. В. Семенова, А. В. Сивопляс [и др.] // СПС «КонсультантПлюс».
  6. Литвиненко А. В., Скоков А. В. Анализ взглядов профессора Н. Г. Салищевой на развитие института административных наказаний и правил их назначения // Административное право и процесс. – 2014. – № 9. – С. 53–54.
  7. Малышев Е.А. Государственное управление в сфере внешней трудовой миграции: теория и практика : монография. – Москва : Юстицинформ, 2017. – 240 с.
  8. Панкова О. В. Административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства: вопросы правоприменения // Судья. – 2015. – № 11. – С. 19–23; 2016. – № 3. – С. 52–56.
  9. Серебрякова Е. А., Ситникова Е. Г. Трудовой договор с иностранцем: от заключения до прекращения. – Москва : Ред. «Российской газеты», 2017. –176 с. – (Б-чка «Российской газеты»; Вып. 17).
  10. Сухаренко А. Н. Административно-правовые меры противодействия незаконной трудовой миграции // Миграционное право. – 2013. – № 3. – С. 6–10.
  11. Щепалов С. В. Судебное усмотрение при смягчении административного наказания // Российская юстиция. – 2018. – № 2. – С. 27–31.

References

  1. Gordeeva A. D. On application of some administrative coercion measures in respect of foreign citizens for administrative offenses in the road traffic sphere. Administrativnoe pravo i protsess= Administrative Law and Procedure, 2021, no. 2, pp. 29–34. (In Russian).
  2. Efimenko E. A. Administrative expulsion: legislative norms and realities of law enforcement (based on the practice of the Constitutional Court of the Russian Federation and courts of general jurisdiction). Zhurnal konstitutsionnogo pravosudiya = Journal of Constitutional Justice, 2015, no. 4, pp. 14–21. (In Russian).
  3. Zaytsev R. Ya. Problems of sentencing administrative refoulement at the borders of the Russian Federation. Administrativnoe pravo i protsess= Administrative Law and Procedure, 2015, no. 9, pp. 50–52. (In Russian).
  4. Makhina S. N., Pomogalova Yu. V., Zenkov M. Yu. et al. Commentary to chapters 21 «Proceedings on administrative cases on challenging regulatory legal acts and acts containing explanations of legislation and having regulatory properties» and 22 «Proceedings on administrative cases on challenging decisions, actions (inaction) of state authorities, local self-government bodies, other bodies, organizations endowed with Separate state or Other public powers, officials, state and Municipal employees» of the Code of Administrative Procedure of the Russian Federation dated March 8, 2015 No. 21-FZ (article-by-article). KonsultantPlyus, 2016. (In Russian).
  5. Gorokhova S. S., Semenova A. V., Sivoplyas A. V. et al. Commentary to Federal Law No. 114-FZ of August 15, 1996 «On the Procedure for Leaving the Russian Federation and Entering the Russian Federation» (article by article). KonsultantPlyus, (In Russian).
  6. Litvinenko A. V., Skokov A. V. Analyses of the viewpoints of professor N. G. Salishcheva on the development of the institute of administrative punishment and the way of its application. Administrativnoe pravo i protsess= Administrative Law and Procedure, 2014, no. 9, pp. 53–54. (In Russian).
  7. Malyshev E. A. Gosudarstvennoe upravlenie v sfere vneshnei trudovoi migratsii: teoriya i praktika [Public administration in external labor migration: Theory and practice]. Moscow, Yustitsinform , 2017. 240p.
  8. Pankova O. V. Administration expulsion outside of the Russian Federation of the foreign person or stateless person: law enforcement issues. Sudya= Judge, 2015, no. 11, pp. 19–23; 2016, no. 3, pp. 52–56. (In Russian).
  9. Serebryakova E. A., Sitnikova E. G. Trudovoi dogovor s inostrantsem: ot zaklyucheniya do prekrashcheniya [Employment contract with the foreigner: from signing to termination]. Moscow, Rossiiskaya gazeta Publ., 2017. 176 р.
  10. Sukharenko A. N. Administrative and legal measures to counter illegal labor migration. Migratsionnoe pravo = Migration Law, 2013, no. 3, pp. 6–10. (In Russian).
  11. Schepalov S. V. Judicial discretion in the mitigation of administrative penalties. Rossiiskaya yustitsiya = Russian Justice, 2018, no.2, pp. 27–31. (In Russian).