• +7 (3952) 79-88-99
  • prolaw38@mail.ru

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОИЗВОДСТВА НАГЛЯДНО-ОБРАЗНЫХ СПОСОБОВ ФИКСАЦИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

Пролог: журнал о праве. – 2022. – № 2. – С. 75 – 82.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2022.2.9.
Дата поступления 07.04.2022, дата принятия к печати 15.06.2022, дата онлайн-размещения 30.06.2022.

Процесс доказывания рассматривается автором как собирание, проверка, оценка и использование доказательств в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, то есть несколько шире, чем заявлено в ст. 85 УПК РФ. Фиксация является вторым элементом собирания доказательств, после их поиска и обнаружения. Анализируется классификация фиксации доказательств: на обязательные или предписанные уголовно-процессуальным законом и факультативные или рекомендованные законом (по отношению к уголовно-процессуальному закону); на субъективные или зависящие от свойств личности субъекта фиксации, его знаний, умений, навыков, профессионального опыта и объективные или основанные на физических, химических и иных процессах (по процессам, которые лежат в основе фиксации). Пристальное внимание уделено объективным способам фиксации доказательств, особенно фотосъемке и видеозаписи как наглядно образным способам фиксации доказательств, наиболее часто применяющимся на практике. Уточнено, что содержание системы методов судебно-следственной фотографии предполагает включение в нее панорамирования, измерительной, репродукционной, опознавательной фотосъемок и макрофотосъемки. Современное техническое и программное обеспечение видеозаписи позволяет производить скоростную и замедленную видеосъемки, которые можно рассматривать как специальные технические приемы, применимые при производстве экспертиз и некоторых следственных действий.

Доказывание; собирание доказательств; фиксация доказательств; обязательные способы фиксации; объективные способы фиксации; фотографирование; видеозапись.

Егоров Н.Н. Криминалистические аспекты производства наглядно-образных способов фиксации доказательств // Пролог: журнал о праве. – 2022. – № 2. – С. 75 – 82. – DOI: 10.21639/2313-6715.2022.2.9.

Информация о статье

Пролог: журнал о праве. – 2022. – № 2. – С. 75 – 82.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2022.2.9.
Дата поступления 07.04.2022, дата принятия к печати 15.06.2022, дата онлайн-размещения 30.06.2022.

Аннотация

Процесс доказывания рассматривается автором как собирание, проверка, оценка и использование доказательств в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, то есть несколько шире, чем заявлено в ст. 85 УПК РФ. Фиксация является вторым элементом собирания доказательств, после их поиска и обнаружения. Анализируется классификация фиксации доказательств: на обязательные или предписанные уголовно-процессуальным законом и факультативные или рекомендованные законом (по отношению к уголовно-процессуальному закону); на субъективные или зависящие от свойств личности субъекта фиксации, его знаний, умений, навыков, профессионального опыта и объективные или основанные на физических, химических и иных процессах (по процессам, которые лежат в основе фиксации). Пристальное внимание уделено объективным способам фиксации доказательств, особенно фотосъемке и видеозаписи как наглядно образным способам фиксации доказательств, наиболее часто применяющимся на практике. Уточнено, что содержание системы методов судебно-следственной фотографии предполагает включение в нее панорамирования, измерительной, репродукционной, опознавательной фотосъемок и макрофотосъемки. Современное техническое и программное обеспечение видеозаписи позволяет производить скоростную и замедленную видеосъемки, которые можно рассматривать как специальные технические приемы, применимые при производстве экспертиз и некоторых следственных действий.

Ключевые слова

Доказывание; собирание доказательств; фиксация доказательств; обязательные способы фиксации; объективные способы фиксации; фотографирование; видеозапись.

Библиографическое описание

Егоров Н.Н. Криминалистические аспекты производства наглядно-образных способов фиксации доказательств // Пролог: журнал о праве. – 2022. – № 2. – С. 75 – 82. – DOI: 10.21639/2313-6715.2022.2.9.

About article in English

Publication data

Prologue: Law Journal, 2022, no. 2, pp. 75 – 82.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2022.2.9.
Received 07.04.2022, accepted 15.06.2022, available online 30.06.2022.

Abstaract

The author analyses the process of proving as gathering, checking, evaluating and using the evidence in the purpose of determining the circumstances that have to be proven. It means that the author views the process of proving somewhat broader than it is cited in the Article 85 of the Criminal Law Code of the Russian Federation. The recording is the second element of the evidence gathering after they have been searched for and found. The author analyses the classification of the evidence recording. It can be of two kinds: obligatory or prescribed by the Criminal Procedure Law and optional or recommended by law (with regard to Criminal Procedure Law); the classification also divide them on subjective or depending on the qualities of the personality of the subject who record the evident. In this case his or her knowledge, skills and professional experience is taken into account. Objective, on the other hand, are based on physical, chemical or other processes (these processes are the basis of the recording). The article pays close attention to the means of the recording of evidence, especially to photo and video recording as these are the graphic ways to record evidence that are frequently used in practice. The author specifies that the content of the systems of methods of forensic and investigative photography implies including into it panoramic shooting, measuring, reproduction, identification photography and macro photography. Modern technical equipment and software for video recording allow to perform high-speed and slow-motion video shooting that can be viewed as special technical means that can be used while conducting examinations and some investigative actions.

Keywords

Process of proving; gathering of evidence; evidence recording; obligatory recording of evidence; objective means of recording; photographing; video recording.

Bibliographic description

Egorov N.N. Criminalistic Aspects of Production of Visual-Figurative Methods of Evidence Recording. Prologue: Law Journal, 2022, no. 2, pp. 75 – 82. (In Russian). DOI: 10.21639/2313-6715.2022.2.9.

Доказывание, являясь своеобразным познавательным процессом, в трактовке статьи 85 УПК РФ состоит из собирания, проверки и оценки доказательств в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию. Далее мы не будем оценивать соответствие приведенной формулировки фактическому содержанию процесса доказывания. Но это соответствие явно вызывает сомнение, поскольку доказывание, в конечном счете, есть именно использование доказательств или оперирование ими в процессе доказывания. На указанное обстоятельство еще в 60-е годы прошлого века обращалось внимание Р.С. Белкиным [1, c. 96]. Следует отметить, что наличие такого элемента в процессе доказывания косвенно признается законодателем, но только по отношению к результатам оперативно-розыскной деятельности, и в негативном аспекте (ст. 89 УПК РФ).

Доказывание открывается собиранием доказательств, что придает ему особое значение – без него не будут реализованы остальные элементы данного процесса.

Поскольку собирание доказательств законодателем нормативно не раскрывается, разные авторы вкладывают в его содержание от двух (обнаружение и фиксация доказательств) [4, c. 128] до четырех (обнаружение, фиксация, изъятие и сохранение доказательств) [1, c. 29] и более элементов [6, с. 24].

Преобладает точка зрения, что собирание доказательств начинается с поисковых операций, направленных на обнаружение доказательств. Параллельно с этими операциями или после них осуществляется фиксация доказательств, предполагающая систему действий субъекта доказывания, направленных на преобразование выявленных фактических данных в форму, установленную законом [16, с. 5].

Способы фиксации доказательств, предусмотренные действующим уголовно-процессуальным законодательством, обозначены в статье 166 УПК РФ. Они могут быть классифицированы по различным основаниям.

Во-первых, по отношению к уголовно-процессуальному закону они могут быть разделены на обязательные (предписанные уголовно-процессуальным законом) и факультативные (рекомендованные законом).  Во-вторых, по процессам, которые лежат в основе фиксации, они могут быть разделены на субъективные (зависящие от свойств личности субъекта фиксации, его знаний, умений, навыков, профессионального опыта и т.д.) и объективные (основанные на физических, химических и иных процессах).

К обязательным способам фиксации уголовно-процессуальный закон относит: составление протокола следственного действия (ч. 1 ст. 166 УПК РФ); фотографирование и дактилоскопирование неопознанных трупов, их государственную геномную регистрацию (ч. 2 ст. 178 УПК РФ); видеозапись или киносъемку допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, за исключением случаев, когда они либо их законный представитель против этого возражают (ч. 5 ст. 191 УПК РФ). Остальные способы фиксации доказательств уголовно-процессуальный закон определяет как факультативные.

В основе субъективных способов фиксации доказательств лежат такие особенности личности субъекта фиксации как способности, темперамент, волевые качества, эмоции, мотивация и др. Они включают протоколирование, стенографирование и составление чертежей, планов и схем. Объективные способы фиксации напрямую от личностных особенной субъекта фиксации не зависят, поскольку основаны на физических, химических и иных процессах: фотографирование, киносъемка, аудио- и видеозапись, изготовление слепков и оттисков следов, копирование электронных носителей информации, приобщение предметов и документов.

Законодатель ориентирует правоприменителей на объективизацию процесса фиксации доказательств, применению для этих целей технических средств. Например, в части 1.1 статьи 170 УПК РФ отмечено, что в некоторых следственных действиях понятые участвуют по усмотрению следователя, если же он их не привлекает, то применение технических средств фиксации следственного действия в этом случае является обязательным.

Далее мы рассмотрим только наглядно-образные способы фиксации доказательств: такие, как фотосъемка и видеозапись. Они исторически наиболее разработаны в криминалистике, наиболее обеспечены технически и методически, вследствие чего наиболее часто применяются на практике.

Фотография, бесспорно, является одним из величайших изобретений человечества. Днем ее создания принято считать 7 января 1839 года. В этот день физик Франсуа Араго в Парижской академии наук доложил о результатах многолетних опытов Луи Дагера, позволяющих   получать изображение объекта (дагеротип) на основе светочувствительности йодистого серебра.[1]

Уже с 1841 года фотографию стала использовать французская полиция, а затем – полицейские подразделения Бельгии, Швейцарии и других стран для запечатления внешнего облика преступников перед их освобождением из тюрем.[2]

Основоположниками криминалистической (судебной) фотографии как отрасли криминалистической техники являются французский криминалист А. Бертильон и русский ученый Е.Ф. Буринский. Бертильон является основоположником той части криминалистической фотографии, которую мы называем судебно-следственной. Он разработал опознавательную и измерительную фотосъемки, а также приемы фотосъемки на местах происшествий и трупов, что нашло отражение в книге «Судебная фотография», изданной им в 1890 году. Родоначальником раздела судебно-исследовательской фотографии считается Е.Ф. Буринский, разработавший методы цветоделения и усиления контраста для выявления невидимых и слабовидимых текстов, и практически применивший их при производстве экспертизы 11 сентября 1889 года по уголовному делу Рокоссовского и Юнгерца. Результаты исследований Буринского были изложены в книге «Судебная экспертиза документов», опубликованной им в 1903 году [3].

Именно тогда и определилось традиционное деление криминалистической фотографии на судебно-следственную и судебно-исследовательскую фотографии, что возражений среди криминалистов не вызывает. Но следует сказать, что среди криминалистов нет единой точки зрения на включение ряда методов в вышеуказанные разделы криминалистической фотографии.

Отнесение методов панорамирования, измерительной и опознавательной фотосъемки к судебно-следственной фотографии, а таких как микросъемка, контрастирующая, цветоделительная и съемка в невидимых лучах спектра – к исследовательской фотографии, поддерживается большинством криминалистов. В отличие от включения в соответствующие разделы криминалистической фотографии таких методов, как стереофотосъемка, репродукционная съемка, макросъемка, телесъемка и съемка со сменными объективами.

Стереофотосъемку [15, с. 27], телесъемку [12, с. 25] и съемку со сменными объективами [11, с. 369] ряд авторов относит к методам судебно-следственной фотографии, другие вообще не упоминают и (или) не включают их в методы криминалистической фотографии. Очень противоречива точка зрения на макросъемку и репродукционную съемку: их относят то к следственной фотографии [7, с. 90–93], то к исследовательской [14, с. 9–82; 15, с. 28].

Для разрешения этого противоречия следует определить, что понимается под фотографическим методом. Исходя из сложившегося понятия метода в криминалистике, под фотографическим методом понимают систему правил и рекомендаций по применению фотографических средств для запечатления заданных свойств и признаков отдельных объектов.

Стереофотосъемка была разработана для получения объемных изображений объектов как с помощью специальных, так и обычных аналоговых фотоаппаратов, снабженных стереонасадкой или стереопленкой.  Для воспроизведения объемного изображения фотосъемка одного и того же объекта производится с двух точек, расстояние между которыми около 65 мм, что равно среднему расстоянию между центрами зрачков глаз человека. Изучение в стереоскопе этих двух снимков, выполненных в одном масштабе, формирует объемное изображение, что возможно только в аналоговой фотографии, которая уже практически не применяется. В цифровой фотографии это уже 3D-технологии.

Фотосъемка со сменными объективами может осуществляться как нормальными (среднефокусными) объективами, так и короткофокусными (широкоугольными) или длиннофокусными (телеобъективами).

Телеобъективы могут быть использованы только для фотосъемки удаленных объектов, когда приблизиться к ним невозможно, а также при негласной фотосъемке в оперативно-розыскной деятельности. В этом случае телеобъективы незаменимы, но в следственной фотографии, когда закон требует перед началом следственного действия предупреждать участников следственного действия о применении технических средств, использование их теряет целесообразность.

Широкоугольные объективы используют при съемке в небольших помещениях, когда обычный объектив не позволяет охватить все детали обстановки. При этом формируется фотоизображение с существенными перспективными искажениями, что явно не вписывается в принципы криминалистической фотографии.

По-существу, смена объектива представляет техническую операцию, обеспечивающую переход от одного метода фотосъемки к другому.

Макросъемку и репродукционную съемку можно смело включить в судебно-следственную фотографию, так как их производство не требует специального лабораторного оборудования. Они могут быть выполнены на месте производства следственного действия с помощью фотоаппаратуры, входящей в следственный комплект.

Таким образом, содержание системы методов судебно-следственной фотографии предполагает включение в нее панорамирования, измерительной, репродукционной, опознавательной фотосъемок и макрофотосъемки.

Беспилотные летательные аппараты существенно расширяют возможности криминалистической фотографии и видеозаписи.

Например, разработан аппаратно-программный комплекс для фиксации доказательств с места происшествия большой площади в районах вооруженных конфликтов, который может применяться при фиксации любых объектов большой площади. Он включает беспилотный летательный аппарат вертолетного типа с блоком аэрофотовидеофиксации с возможностями панорамной и стереографической съемки, блок управления и обработки, состоящий из смартфона и ноутбука, с необходимым программным обеспечением, фотоаппарат с комплектом объективов и вспышкой, блок питания с соединительными кабелями, ранец для транспортирования. Беспилотный летательный аппарат управляется при помощи смартфона, при этом видеосигнал с блока аэрофотовидеофиксации передается на ноутбук и обрабатывается программой, создающей виртуальную модель места происшествия.[3]

Фактически видеозапись в нашей стране началась с закупки ГСУ МВД СССР в Японии около десятка комплектов видеоаппаратуры (видеомагнитофонов, видеокамер и блоков питания к ним), что произошло в конце семидесятых годов прошлого столетия.[4]

Как мы уже отмечали, видеозапись иногда является обязательным способом фиксации доказательств (ч. 5 ст. 191 УПК РФ). Ее чаще всего используют для фиксации следственных действий, насыщенных динамикой, в которых их участники совершают достаточно сложный комплекс действий: следственный эксперимент, проверка показаний на месте и др. К несомненным достоинствам видеозаписи можно отнести то, что она:

  • объективно, полно и оперативно фиксирует и воспроизводит ход, результаты следственных и иных действий;
  • позволяет регистрировать быстропротекающие процессы и в последующем изучать их как в целом, так и по частям (метод стоп-кадра);
  • дает возможность хронометрировать время протекания зафиксированного события;
  • позволяет опровергать заявления участников следственного действия о якобы имевших место нарушениях уголовно-процессуального законодательства (обобщение практики суда присяжных показало, что просмотр видеозаписей следственных действий позволял опровергнуть заявления о насилии в отношении их участников или неверном протоколировании) [17, с. 40–47].

Носитель видеозаписи либо зафиксированная на нем информация в некоторых случаях могут выступать в качестве объектов исследования для:

1)  выявления и установления признаков монтажа видеозаписи, особенно полученной за рамками уголовно-процессуальной деятельности;[5]

2)  установления лиц и признаков их внешности на видеоизображениях [8];

3)  определения размеров объектов на видеозаписи и расстояний между ними [10];

4)  установления на видеозаписи скорости движения запечатленных объектов [13];

5)  определения скорости и времени движения транспортного средства (ТС) на запечатленном участке происшествия;

6)  установления места и расположения ТС, пешеходов и других участников движения, запечатленных в момент контактного взаимодействия;

7)  определения направления и характера движения контактировавших объектов;

8)  уточнения расстояния, на котором находилось ТС в момент возникновения опасности для движения (выход пешехода на проезжую часть; пересечение линий разметки ТС, создавшим опасность, и т.д.) [5];

9)  анализа звукового сопровождения видеоизображения, звукового фона, отдельных звуков, речи, совпадение речи с артикуляцией;

10) определения астрономического времени событий, зафиксированных видеозаписывающими устройствами, их продолжительности и последовательности [2].

Панорамирование, наезд-отъезд и покадровый просмотр (метод стоп-кадра) образуют систему методов видеозаписи [9]. В следственной и экспертной практике наблюдается взаимная адаптации методов фотосъемки и видеозаписи, таких как измерительная, опознавательная и макросъемка, которая осуществляется с учетом технических различий фото- и видеоаппаратуры.

Современное техническое и программное обеспечение видеозаписи позволяет производить скоростную и замедленную видеосъемки, которые можно рассматривать как специальные технические приемы, применимые при производстве экспертиз и некоторых следственных действий, например, следственного эксперимента.

Использование ПЗС-матриц[6] позволило осуществлять видеозапись со скоростью до 1000 кадров в секунду. Внедрение КМОП-матриц[7] позволило совершить технологический прорыв, увеличив скорость видеозаписи до 0,58 триллиона кадров в секунду.[8] В 2017 году технические возможности видеозаписи позволили осуществлять съемку со скоростью до 5 триллионов кадров в секунду.[9] В 2018 году появились технологии, позволившие снимать 10 триллионов кадров в секунду, а в 2020 году исследователями Калифорнийского технологического института была разработана камера, увеличившая скорость съемки до частоты 70 триллионов кадров в секунду.[10]

Замедленная видеосъемка, с использованием режима time lapse, применяется для съемки и изучения медленно протекающих процессов, когда покадровая съемка производится с равномерно задаваемым интервалом от нескольких секунд или минут до часов, что при обычном просмотре обеспечивает многократное ускорение видимого на дисплее движения [11].

Таким образом, законодатель особо выделяет применение технических средств фиксации доказательств, отдавая предпочтение так называемым объективным способом фиксации доказательств, как не зависящим от субъективных особенностей лица, их осуществляющего. Среди них особое место занимают фотосъемка и видеозапись как наиболее часто применяющиеся на практике, современные возможности которых существенно расширились.

 

Сноски

Нажмите на активную сноску снова, чтобы вернуться к чтению текста.

[1] 7 января 1839 года – официальное рождение фотографии. URL: https://don-katalan.livejournal.com/329461.html (дата обращения: 23.04.2022).

[2] История криминалистической фотографии в Европе. URL: https://vuzlit.com/1357563/istoriya_kriminalisticheskoy_fotografii_evrope (дата обращения: 23.04.2022).

[3] Способ фиксации доказательств с места происшествия большой площади в районах вооруженных конфликтов и аппаратно-программный комплекс для его реализации. URL: https://patents.google.com/patent/RU2707247C1/ru (дата обращения: 23.04.2022).

[4]История судебной видеозаписи в деятельности ОВД. URL: https://studopedia.ru/12_80337_istoriya-sudebnoy-videozapisi-v-deyatelnosti-ovd.html (дата обращения: 23.04.2022).

[5] Судебный эксперт : сайт Центра по проведению судебных экспертиз и исследований. URL: http://sudexpa.ru/expertises/ustanovlenie-podlinnosti-i-autentichnosti-videozapisi-vyiavleniia-priznakov-montazha/ (дата обращения: 23.04.2022).

[6] ПЗС – прибор с зарядовой связью, сокр. от англ. CCD, «charge-coupled-device». URL: https://www.npk-photonica.ru/info/reading/18320/ (дата обращения: 23.04.2022).

[7] КМОП. Комплементарная структура металл-оксид-полупроводник; англ. CMOS, complementary metal-oxide-semiconductor – технология построения электронных схем. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/КМОП (дата обращения: 23.04.2022).

[8] URL: https://habr.com/ru/company/ruvds/blog/654161/ (дата обращения: 23.04.2022).

[9] Наука и жизнь. 2017. № 9. С. 26.

[10] URL: https://habr.com/ru/company/ruvds/blog/654161/ (дата обращения: 23.04.2022).

[11]URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Замедленная_киносъемка (дата обращения: 23.04.2022).

Список использованной литературы

  1. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств: Сущность и методы. – Москва : Наука, 1966. – 295 с.
  2. Белкова Г.Г. Некоторые проблемы криминалистической экспертизы видеоизображения // Новый юридический вестник. – 2017. – № 2 (2). – С. 57–60.
  3. Булкина Н.В., Пацкевич А.П. История возникновения и развития криминалистической фотографии // Вестник Полоцкого государственного университета. Сер. D: Экономические и юридические науки. – 2006. – № 8. – С. 231–234.
  4. Волынская О.В. Доказывание истины в уголовном процессе // Вестник МВД РФ. – 1999. – № 3-4. – С. 128.
  5. Гунько И.В., Новиков И.А. Метод определения скорости движения ТС с использованием графического моделирования // Информационные технологии и инновации на транспорте : материалы 2-ой Междунар. науч.-практ. конф. (Орел, 17–18 мая 2016 г.) / под общ. ред. А.Н. Новикова. – Орел : Орловский государственный университет им. И.С. Тургенева, 2016. – С. 393–398.
  6. Деятельность экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел по применению экспертно-криминалистических методов и средств в раскрытии и расследовании преступлений : учеб. пособие / [ред. В.А. Снетков, В.А. Ивашков и др.]. – Москва : Экспертно-криминалистический центр МВД России, 1996. 101 с.
  7. Егоров Н.Н., Ищенко Е.П. Криминалистика : учебник и практикум для бакалавриата и магистратуры : В 2 ч. – 2-е изд., испр. и доп.– Москва : Юрайт, 2017. – Ч. 1. – 362 с.
  8. Ильин Н.Н. Возможности исследования вещественных доказательств, содержащих видеоинформацию // Вещественные доказательства: собирание и возможности исследования : монография / отв. ред. Н.Н. Егоров. – Москва : Юрлитинформ, 2017. – С. 124–136.
  9. Ищенко Е.П., Егоров Н.Н., Мерецкий Н.Е. Криминалистика : учебник. – Владивосток : Изд-во ТГЭУ, 2010. – 254 с.
  10. Кривощеков С.А. Способы определения размеров объектов и расстояний между ними по изображению, зафиксированному фото- или видеокамерой с неизвестными параметрами, при помощи фотограмметрического программного обеспечения // Теория и практика судебной экспертизы. – 2013. – № 3 (31). – С. 46–52.
  11. Криминалистика : учебник / под ред. В.А. Образцова. – 2-е изд., перераб. и доп. – Москва : Юристъ, 1999. – 369 с.
  12. Криминалистика : учеб. пособие в схемах / под ред. А.Г. Филиппова. – Москва : Новый Юрист, 1998. – 222 с.
  13. Пронин В.Н., Звездин М.В., Шавыкина С.Б. Расчет скоростей движения объектов по видеозаписям, полученным средствами видеофиксации // Теория и практика судебной экспертизы. – 2013. – № 3 (31). – С. 84–88.
  14. Силкин П.Ф. Судебно-исследовательская фотография : учебник. – Волгоград : Высшая следственная школа МВД СССР, 1979. – 335 с.
  15. Судебная фотография и видеозапись : учеб. пособие / сост. Е.В. Нарыжный, А.А. Шаевич. – Иркутск : Восточно-Сибирский институт МВД Российской Федерации, 2014. – 96 с.
  16. Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. – Москва : Норма, 2008. – 238 с.
  17. Щерба С.П., Власова Н.А., Стеснова Т.И. Если нарушены правила получения и фиксации доказательств (из анализа практики суда присяжных) // Вестник МВД РФ. – 1995. – № 3. – С. 40–47.

References

  1. Belkin R.S. Sobiranie, issledovanie i otsenka dokazatel’stv: Sushchnost’ i metody [Gathering, researching and evaluation of the evidence: Essence and methods]. Moscow, Nauka Publ., 1966. 295 p.
  2. Belkova G.G. Some issues of the criminal expertise of video image. Novyi yuridicheskii vestnik = New legal bulletin, 2017, no. 2 (2), pp. 57–60. (In Russian).
  3. Bulkina N.V., Patskevich A.P. History of origin and development of criminal photography. Vestnik Polotskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya D. Ekonomicheskie i yuridicheskie nauki= Vestnik of Polotsk State University. Part D. Economic and legal sciences, 2006, no. 8, pp. 231–234. (In Russian).
  4. Volynskaya O.V. Proving the truth in the legal process. Vestnik MVD RF = Bulletin of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation, 1999, no. 3–4, p. 128. (In Russian).
  5. Gun’ko I.V., Novikov I.A. Method of determining the speed of movement of a vehicle using graphic modeling. In Novikov A.N. (ed.). Informatsionnye tekhnologii i innovatsii na transporte. Materialy 2-i Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii, Orel, 17–18 Maya 2016 [Information technology and innovations in transport. Materials of the 2nd All-Russian Research Conference, Orel, May 17–18, 2016]. Orel State University named after I.S. Turgenev Publ., 2016, pp. 393–398. (In Russian).
  6. Snetkov V.A., Ivashkov V.A. et. al. (eds). Deyatel’nost’ ekspertno-kriminalisticheskikh podrazdelenii organov vnutrennikh del po primeneniyu ekspertno-kriminalisticheskikh metodov i sredstv v raskrytii i rassledovanii prestuplenii [Activities of forensic units of internal affairs bodies on the use of forensic methods and tools in the disclosure and investigation of crimes]. Moscow, Forensic center of the ministry of internal affairs of Russia Publ., 1996. 101 p.
  7. Egorov N.N., Ishchenko E.P. Kriminalistik [Criminalistics]. 2nd Moscow, Yurait Publ., 2017. Pr.1. 362 p.
  8. Il’in N.N. Possibilities of the research of the evidence that contain video information. In Egorov N.N. (ed.). Veshchestvennye dokazatel’stva: sobiranie i vozmozhnosti issledovaniya [Evidence: gathering and possibilities of research]. Moscow, Yurlitinform Publ., 2017, pp. 124–136. (In Russian).
  9. Ishchenko E.P., Egorov N.N., Meretskii N.E. Kriminalistik [Criminalistics]. Vladivostok State University of Economics and service Publ., 2010. 254 p.
  10. Krivoshchekov S.A. Ways of determining the size of objects and distances between them by the image captured with photo and video camera with unknown parameters photogrammetric software. Teoriya i praktika sudebnoi ekspertizy = Theory and Practice of Forensic Investigation, 2013, no. 3 (31), pp. 46–52. (In Russian).
  11. Obraztsov V.A. (ed.). Kriminalistik [Criminalistics]. 2nd Moscow, Yurist Publ., 1999. 369 p.
  12. Filippov A.G. (ed.). Kriminalistik [Criminalistics]. Moscow, Novyi Yurist Publ., 1998. 222 p.
  13. Pronin V.N., Zvezdin M.V., Shavykina S.B. Calculation of the speed of the objects by video records made with the means of video fixing. Teoriya i praktika sudebnoi ekspertizy = Theory and Practice of Forensic Investigation, 2013, no. 3 (31), pp. 84–88. (In Russian).
  14. Silkin P.F. Sudebno-issledovatel’skaya fotografiya [Forensic and research photography]. Volgograd, Higher investigative school of the ministry of internal affairs of the USSR, 1979. 335 p.
  15. Naryzhnyi E.V., Shaevich A.A. (eds). Sudebnaya fotografiya i videozapis [Forensic photography and video recording]. Irkutsk, East Siberia Institute of the Russian Internal Affairs Ministry Publ., 2014. 96 p.
  16. Sheifer S.A. Dokazatel’stva i dokazyvanie po ugolovnym delam: problemy teorii i pravovogo regulirovaniya [Evidence and proving in criminal cases: problems of theory and legal regulation]. Moscow, Norma Publ., 2008. 238 p.
  17. Shcherba S.P., Vlasova N.A., Stesnova T.I. If the rules of getting and fixating the evidence are violated (from the analysis of the jury trial practice). Vestnik MVD RF=Bulletin of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation, 1995, no. 3, pp. 40–47. (In Russian).