• +7 (3952) 79-88-99
  • prolaw38@mail.ru

К вопросу о возобновлении уголовного преследования по основаниям, влекущим ухудшение положения лица, имеющего право на реабилитацию

Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2017. – № 4.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639 / 2313-6715.2017.4.5.
Дата поступления: 01.11.2017.

Освещаются некоторые проблемы отмены прокурором постановления о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования в случае, когда такое постановление является основанием для реабилитации лица, незаконно подвергнутого уголовному преследованию. Конституционный Суд РФ в своем Постановлении № 28-П от 14 ноября 2017 г. урегулировал часть имеющихся проблем, однако оставил некоторые пробелы и коллизии. Предлагается законодательно устранить выявленные авторами данного исследования проблемы.

Реабилитация; возобновление уголовного преследования; прокурорский надзор.

Косянчук А.С., Ильясов Р.В. К вопросу о возобновлении уголовного преследования по основаниям, влекущим ухудшение положения лица, имеющего право на реабилитацию // Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2017. – № 4.

Информация о статье

Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2017. – № 4.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639 / 2313-6715.2017.4.5.
Дата поступления: 01.11.2017.

Аннотация

Освещаются некоторые проблемы отмены прокурором постановления о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования в случае, когда такое постановление является основанием для реабилитации лица, незаконно подвергнутого уголовному преследованию. Конституционный Суд РФ в своем Постановлении № 28-П от 14 ноября 2017 г. урегулировал часть имеющихся проблем, однако оставил некоторые пробелы и коллизии. Предлагается законодательно устранить выявленные авторами данного исследования проблемы.

Ключевые слова

Реабилитация; возобновление уголовного преследования; прокурорский надзор.

Библиографическое описание

Косянчук А.С., Ильясов Р.В. К вопросу о возобновлении уголовного преследования по основаниям, влекущим ухудшение положения лица, имеющего право на реабилитацию // Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2017. – № 4.

About article in English

Publication data

Prologue: Law Journal. –2017.–№ 4.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639 / 2313-6715.2017.4.5.
Submission date: 01.11.2017.

Abstaract

The article highlights some problems of the prosecutor's cancellation of the decision to terminate the criminal case or criminal prosecution in the case when such a ruling is the basis for the rehabilitation of a person who has been unlawfully subjected to criminal prosecution. The Constitutional Court of the Russian Federation in its resolution No. 28-P of 14.11.2017 settled some of the existing problems, but left some gaps and collisions. The authors propose the problems, identified by them, to be eliminate legislatively.

Keywords

Rehabilitation; resumption of criminal prosecution; prosecutorial supervision.

Bibliographic description

Kosyanchuk A.S., Ilyasov R.V. To the issue of resumption of
criminal persecution on the grounds which deteriorates the
situation of a person who has the right to rehabilitation // Prologue:
Law Journal. – 2017. – № 4.

Соблюдение прав и свобод человека и гражданина, установленного порядка производства предварительного расследования, проверка законности процессуальных решений, принимаемых органами предварительного следствия и дознания, соблюдение установленного порядка проверки и разрешения заявлений и сообщений о преступлениях – составляют предмет прокурорского надзора за деятельностью органов дознания и предварительного следствия. В ходе осуществления прокурорского надзора особое внимание уделяется таким решениям должностных лиц органов предварительного расследования, как отказ в возбуждении уголовного дела, прекращение уголовного дела и уголовного преследования.

Следователь, вынесший постановление о прекращении уголовного дела, обязан в соответствии с ч. 1 ст. 213 УПК РФ направить копию такого постановления прокурору. Признав прекращение уголовного дела незаконным либо необоснованным, прокурор в течение 14 суток с момента получения материалов уголовного дела отменяет постановление следователя о прекращении уголовного дела, о чем должен вынести мотивированное постановление с указанием всех обстоятельств, подлежащих дополнительному расследованию. Реализуя эти полномочия, прокурор обеспечивает одно из назначений уголовного судопроизводства – защиту прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений. Однако законодатель отмечает, что уголовное преследование и назначение справедливого наказания виновным в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования, освобождение от наказания и реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Таким образом, решение прокурора об отмене постановления следователя о прекращении уголовного дела в частности по реабилитирующим основаниям, затрагивает право лица, незаконно подвергшегося уголовному преследованию, на реабилитацию. Возобновление уголовного преследования путем отмены постановления о прекращении уголовного дела исключает основание для реабилитации лица. Прекращение действий по реабилитации после возобновления уголовного преследования не вызывает сомнений с правовой точки зрения, однако существует вероятность прекращения процесса реабилитации уже в процессе разрешения судом вопроса о компенсации вреда, причиненного уголовным преследованием, что, с нашей точки зрения, не совсем правильно. Также возможно необоснованное возобновление уголовного преследования прокурором, как участником уголовного судопроизводства со стороны обвинения, как лицом, на которое возложена обязанность от имени государства, принести извинение за причиненный преследованием вред реабилитированному. Наличие в распоряжении прокурора правового механизма, позволяющего прервать процесс реабилитации, позволяет ему в любой момент уклониться от обязанностей, возложенных на него ст. 37 и гл. 18 УПК РФ.

Срок в 14 дней, установленный уголовно-процессуальным законодательством для вынесения прокурором постановления об отмене постановления следователя или руководителя следственного органа о прекращении уголовного дела, исчисляется с момента получения прокурором материалов уголовного дела, что дает возможность прокурору в любой момент возобновить уголовное преследование после истребования материалов уголовного дела в рамках его надзорной деятельности. Так, относительно приостановления и прекращения уголовного дела, Е.Г Ларин считает, что «… пропуск указанного срока лишает прокурора права отменять указанные выше незаконные и необоснованные постановления следователя» [2]. С этим мнением нельзя согласиться, поскольку срок этот является формальным, его истечение не повлечет за собой запрета на принятие прокурором решения о возобновлении уголовного преследования. К такому мнению пришел и Конституционный Суд РФ (далее Суд): данный срок не является пресекательным, препятствующим осуществлению прокурором своих полномочий[1]. Отсутствие в УПК РФ конкретного указания на срок для отмены постановления о прекращении уголовного дела, вынесенного в ходе предварительного расследования, посягает на защиту лица от необоснованного возобновления ранее прекращенного уголовного преследования, а также может воспрепятствовать в любой момент процессу реабилитации. Кроме того, В.А. Михайлов указывает, что четкий срок, в течение которого прокурор осуществляет надзорные функции, не был установлен и в УПК РСФСР [1].

Проверка решения прокурора, направленная на защиту лица от повторного уголовного преследования, в порядке ст. 125 УПК РФ не обеспечивает защиту права на реабилитацию в силу того, что даже удовлетворение жалобы, поданной в соответствии со ст. 125 УПК РФ, не влечет продолжения защиты прав реабилитированного.

На такое положение дел обратил внимание Суд, признав в своем постановлении положение ч. 1 ст. 214 УПК РФ в части возможности в течение неопределенного срока отмены прокурором постановления о прекращении уголовного дела не соответствующим Конституции РФ. Суд предложил внести в УПК РФ необходимые изменения, гарантирующие государственную, в том числе судебную, защиту от незаконного и необоснованного возобновления уголовного преследования, а также ограничение права на возмещение вреда лицу, в отношении которого уголовное дело было прекращено в процессе предварительного расследования по реабилитирующим основаниям[2].

С другой стороны, Суд указал, что при реализации необходимых изменений законодатель не должен допустить ситуации, при которой исключалась бы возможность отмены постановления о прекращении уголовного преследования в отношении лица при выявлении новых сведений о его виновности.

До внесения законодателем изменений в УПК РФ Суд установил временный порядок отмены прокурором постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования: отмена в обычном порядке постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, влекущим ухудшение положения лица, имеющего право на реабилитацию, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вынесения такого постановления. По истечении одного года постановление о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования может быть отменено только судом по заявлению прокурора либо потерпевшего. При этом лицу, в отношении которого постановлением было прекращено уголовное преследование, должна предоставляться возможность участия в судебном заседании[3].

В 2007 г. О.В. Мядзелец высказала мнение, что вообще «… целесообразно установление дифференцированного срока обжалования в суд решений о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в целях проверки их на предмет соответствия законности и обоснованности» [3]. По нашему мнению, законодателю необходимо рассмотреть этот вопрос хотя бы в рамках разрешения проблемы со сроком отмены прокурором постановления о прекращении уголовного дела (уголовного преследования).

Временно урегулировав порядок возобновления уголовного преследования по истечении одного года с момента его прекращения, Суд оставил открытым вопрос о порядке прекращения уголовного дела и уголовного преследования в случае возобновления производства при отмене постановления о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования по решению суда, оставив его прежним. Таким образом, следователь своим постановлением может прекратить уголовное дело либо уголовное преследование, несмотря на то, что прокурор ходатайствовал о возобновлении, а суд счел необходимым его возобновить. Такое положение представляется нам не совсем правильным.

При обращении с заявлением об отмене постановления о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования, потерпевший делает это в порядке ст. 125 УПК РФ, которая говорит о том, что в случае удовлетворения жалобы суд признает решение следователя либо руководителя следственного органа о прекращении уголовного дела незаконным либо необоснованным, и возлагает на эти лица обязанность по устранению нарушения закона. Решение суда имеет в таком случае предписывающий характер. В случае же обращения с заявлением прокурора, как постановил Суд, суд будет рассматривать его по правилам ст. 165 УПК РФ, что придает судебному решению разрешающий характер. Таким образом, прокурор просто получает судебное разрешение на отмену постановления о прекращении уголовного дела и уголовного преследования. Однако суд рассматривает мотивацию обращения прокурора с таким заявлением и принимает решение, которое, по нашему мнению, следователь обязан исполнить, а в случае несогласия с принятым решением обжаловать его в судебном порядке, а не просто вынести постановление о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования. Поэтому, определив судебный порядок отмены постановления о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования, с момента вынесения которого прошло более одного года, Суду следовало бы отдельно определить и судебный порядок прекращения возобновленного в таком порядке уголовного преследования.

Применение правил ст. 165 УПК РФ для обращения прокурора с заявлением в суд об отмене постановления следователя либо руководителя следственного органа о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования видится нам не совсем верным, так как положения статьи направлены четко на получение судебного разрешения на производство следственного действия, а не на возобновление уголовного преследования. Статья ограничивает круг участников уголовного судопроизводства, которые могут участвовать в судебном заседании, а главное, дает возможность в исключительных случаях произвести следственное действие без получения судебного решения по постановлению следователя с последующим уведомлением суда о его производстве. Можно ли экстраполировать данное положение и на постановление прокурора об отмене постановления следователя о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования, Суд не указал.

Также целесообразным бы было указать, что в судебном порядке должен рассматриваться вопрос и об отмене всех последующих постановлений следователя о прекращении уголовного дела и уголовного преследования, если вопрос о возобновлении уголовного преследования решался в судебном порядке. На данный момент, в случае вынесения следователем повторного постановления о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования, оно может быть отменено прокурором в обычном порядке, так как срок исчисляется с момента вынесения конкретного постановления.

Своим постановлением Суд попытался устранить несоответствие уголовно-процессуального законодательства Конституции РФ, однако детально не проработал временные положения, регламентирующие порядок отмены постановления уголовного дела либо уголовного преследования по основаниям, влекущим ухудшение реабилитированного лица, оставив коллизии и неясности. Остается надеяться, что законодатель, на которого Суд возложил обязанность по устранению несоответствия УПК РФ Конституции РФ, учтет все возможные нюансы при разрешении этого вопроса.

Сноски

Нажмите на активную сноску снова, чтобы вернуться к чтению текста.

[1] См. постановление Конституционного Суда РФ «По делу о проверке конституционности отдельных положений УПК РФ в связи с жалобой гражданина М.И. Бондаренко» № 28-П от 14 нояб. 2017 г. // СПС «КонсультантПлюс».

[2] См. постановление Конституционного Суда РФ «По делу о проверке конституционности отдельных положений УПК РФ в связи с жалобой гражданина М.И. Бондаренко» № 28-П от 14 нояб. 2017 г. // СПС «КонсультантПлюс».

[3] См. постановление Конституционного Суда РФ «По делу о проверке конституционности отдельных положений УПК РФ в связи с жалобой гражданина М.И. Бондаренко» № 28-П от 14 нояб. 2017 г. // СПС «КонсультантПлюс».

Список использованной литературы

  1. Михайлов В.А. Прокурорский надзор за прекращением уголовных дел на предварительном следствии в советском уголовном процессе: автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Воронеж, 1968. – 18 с.
  2. Ларин Е.Г. «Новые» полномочия прокурора по надзору за решениями следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, приостановлении и прекращении уголовного дела (уголовного преследования) // Законодательство и практика. – 2011. – № 1. – С. 66-70.
  3. Мядзелец О.А. Судебный порядок проверки законности и обоснованности решений о прекращении уголовного дела // Российское правосудие. – 2007. – № 10. – С. 93-103.

References

  1. Mihajlov V.A. Prosecutor’s supervision over the termination of criminal cases at the preliminary investigation in the Soviet criminal process: Synopsis of candidate of juridical science dissertation [Prokurorskij nadzor za prekrashcheniem ugolovnyh del na predvaritel’nom sledstvii v sovetskom ugolovnom processe: avtoreferat dissertacii kandidata yuridicheskih nauk]. Voronezh, 1968. 18 p. (In Russ.)
  2. Larin E.G. The «new» powers of Prosecutor on supervision of decisions of the investigator, the head of the investigative body about refusal in excitation of criminal case, suspension and termination of criminal proceedings (criminal prosecution) [«Novye» polnomochiya prokurora po nadzoru za resheniyami sledovatelya, rukovoditelya sledstvennogo organa ob otkaze v vozbuzhdenii ugolovnogo dela, priostanovlenii i prekrashchenii ugolovnogo dela (ugolovnogo presledovaniya)]. Zakonodatel’stvo i praktika – Law and practice. Issue 1. Pp. 66-70. (In Russ.).
  3. Myadzelec O.A. Judicial verification of the legality and validity of decisions on the termination of the criminal case [Sudebnyj poryadok proverki zakonnosti i obosnovannosti reshenij o prekrashchenii ugolovnogo dela]. Rossijskoe pravosudie – Russian justice. 2007. Issue 10. Pp. 93-103. (In Russ.).