• +7 (3952) 79-88-99
  • prolaw38@mail.ru

ИНСТИТУТЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА: ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Пролог: журнал о праве. – 2022. – № 2. – С. 24–31.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2022.2.3.
Дата поступления 12.01.2022, дата принятия к печати 15.06.2022, дата онлайн-размещения 30.06.2022.

Для правильного определения сущности и назначения гражданского общества авторы обращаются к истокам становления и развития этой идеи, проводят исследование взглядов на проблему взаимосвязи гражданского общества и государства. В статье отмечаются особенности процесса формирования гражданского общества в России. Авторы приводят определение понятия «гражданское общество» и называют его признаки. Несмотря на отсутствие нормативного определения «институты гражданского общества», подчеркивается широта использования данного термина в действующем федеральном и региональном законодательстве. На основе анализа мнений ученых относительно юридической природы и структуры гражданского общества дается определение дефиниции «институт гражданского общества». Проводится систематизация институтов гражданского общества по различным критериям: по статусным различиям, функциональной направленности, степени участия в правоохранительной деятельности и профилактике правонарушений и др. Указывается, что институциональный подход к классификации институтов гражданского общества является наиболее распространенным, поскольку позволяет выделить и описать отдельных субъектов гражданского общества, реализующих определенные интересы. В заключение авторы дают пояснения по поводу отнесения некоммерческих организаций к институтам гражданского общества. Отмечается, что государственная корпорация, саморегулируемая организация, выступая некоммерческими организациями, не могут быть отнесены к институтам гражданского общества, поскольку ими реализуются публичные функции государства. Поэтому к институтам гражданского общества можно отнести лишь часть некоммерческих организаций, характеризующихся признаками добровольности, самоорганизации, самоуправляемости, самодеятельности и самоответственности.

Гражданское общество; государство; институты гражданского общества; законодательство; объединения граждан; частные интересы.

Баринов П.С., Катомина В.А. Институты гражданского общества: общетеоретический аспект // Пролог: журнал о праве. – 2022. – № 2. – С. 24–31. – DOI: 10.21639/2313-6715.2022.2.3.

Информация о статье

Пролог: журнал о праве. – 2022. – № 2. – С. 24–31.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2022.2.3.
Дата поступления 12.01.2022, дата принятия к печати 15.06.2022, дата онлайн-размещения 30.06.2022.

Аннотация

Для правильного определения сущности и назначения гражданского общества авторы обращаются к истокам становления и развития этой идеи, проводят исследование взглядов на проблему взаимосвязи гражданского общества и государства. В статье отмечаются особенности процесса формирования гражданского общества в России. Авторы приводят определение понятия «гражданское общество» и называют его признаки. Несмотря на отсутствие нормативного определения «институты гражданского общества», подчеркивается широта использования данного термина в действующем федеральном и региональном законодательстве. На основе анализа мнений ученых относительно юридической природы и структуры гражданского общества дается определение дефиниции «институт гражданского общества». Проводится систематизация институтов гражданского общества по различным критериям: по статусным различиям, функциональной направленности, степени участия в правоохранительной деятельности и профилактике правонарушений и др. Указывается, что институциональный подход к классификации институтов гражданского общества является наиболее распространенным, поскольку позволяет выделить и описать отдельных субъектов гражданского общества, реализующих определенные интересы. В заключение авторы дают пояснения по поводу отнесения некоммерческих организаций к институтам гражданского общества. Отмечается, что государственная корпорация, саморегулируемая организация, выступая некоммерческими организациями, не могут быть отнесены к институтам гражданского общества, поскольку ими реализуются публичные функции государства. Поэтому к институтам гражданского общества можно отнести лишь часть некоммерческих организаций, характеризующихся признаками добровольности, самоорганизации, самоуправляемости, самодеятельности и самоответственности.

Ключевые слова

Гражданское общество; государство; институты гражданского общества; законодательство; объединения граждан; частные интересы.

Библиографическое описание

Баринов П.С., Катомина В.А. Институты гражданского общества: общетеоретический аспект // Пролог: журнал о праве. – 2022. – № 2. – С. 24–31. – DOI: 10.21639/2313-6715.2022.2.3.

About article in English

Publication data

Prologue: Law Journal, 2022, no. 2, pp. 24–31.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2022.2.3.
Received 12.01.2022, accepted 15.06.2022, available online 30.06.2022.

Abstaract

The authors of the article address the origins of appearing and developing of the main idea of the article in order to correctly identify the notion and the purpose of the idea of the civil society. The authors research various points of view on the issue of the connection of the State and the civil society. The authors of the article point out the peculiarities of the process of forming of the civil society in Russia. The authors give the definition of the notion of “civil society” and point out its features. Despite the fact that the legal definition for the “institutes of the civil society” does not exist, the authors underline that the term is used broadly in the existing federal and regional legislation. Basing their research on the opinion of scientists about the legal nature and structure of the civil society, the authors give the definition for the “institute of the civil society”. They present the classification of the institute of the civil society using different criteria. According to this classification, the institutes are divided because of their status differences, functional orientation, level of participation in law enforcement activities, prevention of offences etc. The authors point out that the institutional approach to classification of the institutes of the civil society is widely spread because it allows distinguishing and describing some separate subjects of the civil society that exercise certain interests. The authors conclude with the explanation of why non-profit organizations are viewed as the institutes of the civil society. They point out that any state corporation, self-regulating organization that is represented as a non-profit organization cannot be viewed as an institute of the civil society because they perform public functions of the State. That is why only some part of non-profit organizations can be viewed as institutes of the civil society; they should have such features as voluntary nature, self-regulation, self-organizing, self-activity and self-responsibility.

Keywords

Civil society; the State; institutes of civil society; legislation, citizens’ associations; private interests.

Bibliographic description

Barinov P.S., Katomina V.A. Institutes of Civil Society: General Theoretical Aspect. Prologue: Law Journal, 2022, no. 2, pp. 24–31. (In Russian). DOI: 10.21639/2313-6715.2022.2.3.

Идея гражданского общества в современном мире приобрела чрезвычайно широкое распространение и является предметом исследования в различных областях научного знания: юриспруденции, философии, экономике, социологии и политологии. Между тем, проблема определения понятия гражданского общества и оснований классификации его институтов по-прежнему остается весьма актуальной.

Впервые представление о гражданском обществе как о некоем феномене стало складываться еще в античные времена. В юридической литературе можно встретить различные точки зрения на периодизацию исследуемой категории [10, c. 6–14]. Не вдаваясь в дискуссию по этому поводу, укажем лишь, что термином «гражданское общество» в разное время обозначались неодинаковые явления. Так, еще Аристотель подчеркивал: прежде чем выяснить, что представляет собой государство, требуется определить понятие гражданства, поскольку государство – это совокупность граждан, гражданское общество [1, c. 5]. Действительно, по своей природе античное общество является сообществом не частных, а публичных субъектов – ибо только полноправные члены полиса (государства) могли быть полноправными членами общества; принимать участие в народном собрании, где выносились решения по общественным вопросам).

На протяжении длительного периода времени, вплоть до начала буржуазных революций, гражданское общество практически отождествлялось с государством. В этой связи не стоит заниматься исследованием понятия гражданского общества далее XVIII в.

Именно на данном временном отрезке качественно изменилось понимание сущности идеи гражданского общества. На это повлияли новые экономические отношения, определившие изменение социальной структуры, а также концепции естественного права и общественного договора, основанные на принципах свободы и автономии личности, неотъемлемости ее прав и свобод, действенности закона и т.д. В условиях, когда общество постепенно высвобождало сферу частных интересов от воздействия политической власти, а члены общества стали свободными собственниками, сложилось представление о гражданском обществе в истинном смысле этого слова. Гражданское общество рассматривалось как возникшая на определенном этапе развития общественных отношений сфера частной собственности и частных интересов, где социальная структура преимущественно представлена средним классом, преобладающим как по объему, так и по степени активности, и функционирующая в условиях правового государства [2, c. 1182]. По справедливому замечанию Ж.Ж. Руссо, основателем гражданского общества был тот, кто, огородив участок земли, самый первый сказал: «Это мое!» [9, c. 68].

Яркими представителями концепции гражданского общества были Дж. Локк, Г. Гегель, А. Смит, Т. Пейн, А. Токвиль, К. Маркс, А. Грамши и др. Проведенный анализ разработанных названными учеными-мыслителями теорий гражданского общества позволяет прийти к выводу о том, что гражданское общество понималось ими как сфера внегосударственных отношений, неполитическое явление.

В дальнейшем развитие идеи гражданского общества подвергается трансформации, она уже перестает быть исключительно теорией. С возникновением новых социальных движений, гражданских инициатив, гражданское общество превращается в некое связующее звено между государством и личностью, между публичными и частными интересами.

Несмотря на то, что теория гражданского общества выступает по своему происхождению западноевропейским творением, данная концепция получила свое развитие и в России. Вместе с тем, стоит подчеркнуть, что в отличие от Запада, где сложились устоявшиеся отношения между государством и гражданским обществом и в случае «расшатывания» государства на помощь приходит гражданское общество, на Востоке последнее было неким аморфным явлением, а государству отводилась доминирующая роль в жизни общества в силу природно-географических, ментально-правовых, геополитических условий. И это не могло не сказаться на особой трактовке исследуемой категории в России. Так, в своей интерпретации гражданского общества русские дореволюционные ученые делали акцент в первую очередь на обязанностях личности, а не на ее правах, как это делалось на Западе.

Что же касается процесса формирования гражданского общества в России, то в этом вопросе нет однозначного мнения в научной среде. Согласно устоявшейся в юридической литературе точке зрения, процесс зарождения негосударственных отношений связан с функционированием народного собрания (веча), где общественное мнение играло решающую роль при принятии решений [6, c. 175–176]. По мнению других исследователей, истинные элементы гражданского общества появились лишь в 60–70-е гг. XIX в. с начала проведения Александром II земской реформы [5, c. 494]. Наконец, третья группа ученых считает, что о зарождении гражданского общества в России можно говорить лишь с момента распада СССР.

Придерживаясь второй точки зрения, необходимо подчеркнуть, что, несмотря на незавершенность земской реформы и последующее  ее искажение, земство дало возможность говорить о гражданском обществе как о теоретической конструкции и стало первым учреждением, выступившим в роли либеральной оппозиции самодержавию. Основными представителями идеи гражданского общества стали И.М. Коркунов, П.И. Новгородцев, В.С. Соловьев, Н.Я. Данилевский, А.С. Хомяков, Б.Н. Чичерин и др. Благодаря их научным исследованиям к концу XIX – началу ХХ в. были сконструированы основные модели гражданского общества, его взаимодействие с государством, где подчеркивалась значимость принципов соборности и толерантности, нравственной ценности прав и свобод личности, уделялось внимание понятию и сущности самоуправления и т.д.

Что же касается советского периода, то данный этап ознаменован в начале ХХ в. довольно широким многообразием деятельности общественных объединений, кооперативов, культурных обществ, сыгравших значительную роль в социально-политической активности граждан. В то же время деформированность их деятельности ввиду зависимости от политики, проводимой КПСС, в конечном счете свело авторитет общественных объединений на нет. Борьба с «классовыми врагами» практически искоренила идею гражданского общества, а фактическое отсутствие каких-либо гарантий личных прав и свобод человека и гражданина не позволяло зарождаться и развиваться элементам гражданского общества. Исключение составляли только адвокатура и церковь, и то с определенными оговорками. Острый дефицит демократии привел к возникновению различных неформальных объединений – диссидентских движений, благодаря которым возродился интерес к идее гражданского общества, которое рассматривалось как противовес тоталитарному государству.

С падением коммунистического режима гражданское общество стало восприниматься как саморегулирующаяся система негосударственных институтов. Причем именно в этот период в России начал происходить перевод теоретической конструкции в практическую плоскость. Однако и здесь наша страна имела некую особенность: если на Западе гражданское общество формировалось постепенно и складывалось в течение длительного периода, начиная с XII – XIII вв. и приспосабливаясь под вновь возникшие потребности социального развития, то в России гражданское общество формировалось фрагментарно, с определенными перерывами и возникло фактически одномоментно по инициативе «сверху» со стороны государства.

В рамках проблематики данной статьи стоит отметить, что сегодня при ответе на вопрос: «Есть ли в России гражданское общество?» сложились две позиции. Согласно пессимистическому взгляду, в нашей стране нет ни гражданского общества, ни условий для его формирования. Оптимисты, напротив, считают, что процесс становления гражданского общества в России идет и дает определенные положительные результаты [8, c. 1216–1217].

Разделяя оптимистический взгляд, следует отметить, что до 2000-х годов действительно можно было с большим сомнением говорить о функционировании гражданского общества в России. Но активизация населения после декабрьских выборов 2011 г. на Чистых прудах, Болотной площади и проспекте академика Сахарова свидетельствует о процессе формирования гражданского общества. Граждане, отстаивающие свои права, не боролись за государственную власть, а предпринимали попытки воздействовать на государство, повлиять на избирательный процесс. Но оказалась ли государственная власть готова внимать законным требованиям членов гражданского общества? Ответ напрашивается сам собой: нет. Общественное мнение – мнение гражданского общества – не всегда принимается во внимание государством. Поэтому, говоря о проблемах формирования гражданского общества в России, необходимо отметить, что данный феномен воспринимается в правосознании как некий идеал, который позволит оптимизировать отношения общества и власти.

Но что же такое «гражданское общество»? Гражданское общество, будучи многогранной категорией, рассматривается в юридической литературе в нескольких аспектах. Под гражданским обществом следует понимать такую форму человеческого общества, которая ориентирована на личность, обеспечивает реализацию разнообразных интересов и потребностей человека, его основные права и свободы преимущественно вне сферы государственной деятельности, вырабатывает механизмы контроля за деятельностью государства. Несмотря на некую односторонность трактовки гражданского общества, данная формулировка подчеркивает его сущность, в основе которой заложен индивид, главной целью которого является самосовершенствование и созидание.

Юридической наукой достаточно подробно исследованы признаки гражданского общества, к числу которых относятся:

  • свобода членов гражданского общества, реализующих как индивидуальные, так и групповые, а порой и общие (государственные) интересы;
  • самоорганизованность и самоуправляемость;
  • гласность проводимых мероприятий в разнообразных сферах жизнедеятельности общества и возможность ознакомления с ними через различные источники информации, свобода мысли, слова и критики;
  • демократичность;
  • правовой характер организации и деятельности институтов гражданского общества.

Гражданское общество – это целостная система, включающая в себя разнообразные институты гражданского общества, находящиеся между собой в тесной взаимосвязи.

Термин «институт гражданского общества» достаточно часто встречается в действующем законодательстве. Он употребляется в Стратегиях[1], Доктринах[2], федеральных законах, Указах и Распоряжениях Президента РФ, Постановлениях и Распоряжениях Правительства РФ, актах федеральных министерств и ведомств, в том числе Приказах Генерального Прокурора РФ[3], Соглашениях о сотрудничестве и взаимодействии[4], Приказах Федерального фонда обязательного медицинского страхования[5] и даже приказах государственных корпораций[6].

В региональном законодательстве понятие «институт гражданского общества» также широко используется.  Причем в отличие от Конституции РФ данный термин содержится в Конституциях ряда республик (Республике Тыва, Карачаево-Черкесская Республика и др.). Небезынтересно и то, что в некоторых регионах России, понимая всю важность и значимость институтов гражданского общества в решении ряда вопросов, образуются отдельные ведомства, направленные на развитие и функционирование гражданского общества. Примером может служить Республика Саха (Якутия), где с марта 2016 г. успешно функционирует Министерство по развитию институтов гражданского общества[7].

Однако, несмотря на частоту использования и употребления термина «институт гражданского общества», в действующем законодательстве не содержится его легального определения. На наш взгляд, это вызвано отсутствием единства мнения относительно юридической природы и структуры гражданского общества в юридической литературе.

Так, одни ученые рассматривают институт гражданского общества в качестве направления деятельности граждан, объединенных в разнообразные организационные формы для решения социально значимых целей и задач [3, c. 27]. Другие понимают институт гражданского общества как основанную на определенной институционной матрице форму организации совместной деятельности граждан, направленную на удовлетворение общественных потребностей [12, c. 21–24].

Третьи считают, что институт гражданского общества должен обладать качествами добровольности участия и автономности от органов публичной власти, самоорганизации и самоуправляемости, самодеятельности и самоответственности [11, c. 39], иметь правовое закрепление в действующем законодательстве, а также обладать способностью осуществлять  гражданский контроль за действиями и решениями органов публичной власти (либо участвовать в осуществлении такого контроля). Е.Е. Никитина этот перечень критериев дополняет такими признаками, как наличие общей цели, внегосударственного порядка создания и функционирования, равноправия в отношениях между членами, отсутствие иерархии в системе управления [7, c. 42–46].

Предложенные интерпретации института гражданского общества позволяют определить институт гражданского общества как построенную на горизонтальных связях и договорных отношениях систему функционирующих независимо от государства или при его поддержке структур, деятельность которых отвечает критериям добровольности, самоорганизации, самоуправляемости, самодеятельности и самоответственности, имеющую правовое закрепление в законодательстве.

Как отмечает А.Ю. Кирсанов, субъектами гражданского общества могут быть как индивиды, так и их объединения. В зависимости от того, в каком качестве они выступают, можно выделить индивида, семью, школу, церковь, социальные группы, общественные объединения, оппозиционные политические партии и движения, свободные средства массовой информации и др. [4, c. 60].

Вообще в научной литературе выделяются различные подходы к систематизации институтов гражданского общества. Наиболее распространенным является институциональный взгляд на систему гражданского общества. Согласно данному подходу выделяется гуманитарный блок (свободные индивиды); социальный (социальные классы, группы, слои и т.д.); экономический (собственность, рынок); духовный (социально-культурная сфера жизнедеятельности общества: образование, культура и т.д.); информационный (СМИ); территориально-управленческий (местное самоуправление) и организационный (общественные объединения).

Другим основанием классификации субъектов институтов гражданского общества является критерий статусного различия. Статусный критерий классификации субъектов достаточно часто применяется в отраслевых юридических науках в целях раскрытия особенностей отраслевого регулирования, специфики применения методов правового воздействия к участникам правоотношений. С точки зрения статусного различия можно выделить граждан РФ, иностранных граждан, лиц без гражданства, должностных лиц, организации, общественные объединения и т.д.

Взаимодополняющей выступает классификация субъектов институтов гражданского общества по функциональной направленности. Данная классификация основана на том, что каждой социально-правовой функции должен корреспондировать свой субъект, под которым понимается родитель, ребенок, индивидуальный предприниматель, учащийся, налогоплательщик, журналист, правозащитник и т.д. В данном смысле не субъект института гражданского общества формирует, определяет для себя правовую функцию и ее исполняет, а функция формирует субъекта гражданского общества, делает его таковым. Уязвимость данной классификации заключается в «расщеплении» целостных субъектов институтов гражданского общества на части, примером чему могут служить предпринимательские структуры.

Наконец, классификацию субъектов гражданского общества можно провести и по степени участия в правоохранительной деятельности и в профилактике правонарушений. Сегодня в России действуют различные государственные органы власти, обеспечивающие охрану и защиту прав, свобод и законных интересов различных членов гражданского общества. Однако помимо них в данном направлении работают и институты гражданского общества. В настоящее время достаточно часто к правоохранительной деятельности привлекаются адвокаты, нотариусы, казачьи общественные организации, народные дружины, частные детективы, охранные агентства. Другую группу субъектов образуют институты гражданского общества, которые либо не обладают соответствующими правами по охране и защите прав и свобод человека, либо занимают в этом пассивную позицию. К ним относятся граждане, которые согласно Федеральному закону от 23 июня 2016 г. № 182-ФЗ «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации»[8] не могут быть субъектами профилактики правонарушений; общественные объединения, которые согласно Федеральному закону от 21 июля 2014 г. № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля»[9] не являются субъектами общественного контроля; правозащитные организации, которые не имеют полномочий по предоставлению квалифицированной юридической помощи своим подзащитным по уголовным делам и т.д.

Таким образом, к институтам гражданского общества относятся общественные объединения различной направленности, адвокатура и нотариат, религиозные образования, средства массовой информации, семья, личность и др.

Вместе с тем, следует дать пояснения по поводу некоторых институтов гражданского общества. В частности, для гражданского общества свойственно функционирование многочисленных объединений: промышленных, торговых политических, правозащитных, экологических, женских, молодежных, культурных и др., где в дальнейшем происходит самореализация личности, ее духовное развитие. Все общественные объедения являются некоммерческими структурами. Однако не все некоммерческие организации относятся к институтам гражданского общества. Из анализа положений Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»[10] вытекает вывод, что посредством определенных форм некоммерческих структур могут быть реализованы публичные функции государства. Так, государственная корпорация, выступая некоммерческой организацией, учреждается Российской Федерацией на основе имущественного взноса и создается для осуществления социальных, управленческих или иных общественно полезных функций.

Но даже если речь идет об общественной организации, то не всегда она может быть отнесена к институтам гражданского общества. К примеру, саморегулируемые организации согласно постановлению Конституционного Суда РФ от 19 декабря 2005 г. № 12-П[11], являясь некоммерческой организацией, в то же время имеют особый публично-правовой статус, выражающийся в наличии специальной цели деятельности и отсутствии добровольности формирования. Поэтому к институтам гражданского общества можно отнести лишь часть некоммерческих организаций, характеризующиеся признаками добровольности, самоорганизации, самоуправляемости, самодеятельности и самоответственности.

Структура гражданского общества многогранна, а, значит, в нее могут включаться иные элементы. Процесс институализации гражданского общества не завершен и не завершится никогда, поскольку рано или поздно возникают новые интересы, порождающие новые социальные идентичности.

Сноски

Нажмите на активную сноску снова, чтобы вернуться к чтению текста.

[1] О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года : Указ Президента РФ от 13 мая 2017 г. №208 // Собрание законодательства РФ. 2017 № 20. Ст. 2902; О Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации : Указ Президента РФ от 1 дек. 2016 г. № 642 // Там же. 2016. № 49. Ст. 6887; и др.

[2] О Климатической доктрине Российской Федерации : Распоряжение Президента РФ от 17 дек. 2009 г. № 861-рп // Собрание законодательства РФ. 2009. № 51. Ст. 6305; Об утверждении Доктрины информационной безопасности Российской Федерации : Указ Президента РФ от 5 дек. 2016 г. № 646 // Там же. 2016. № 50. Ст.7074.

[3] О взаимодействии органов прокуратуры со средствами массовой информации и общественностью : Приказ Генерального прокурора РФ от 17 мая 2018 г. № 296 // СПС «КонсультантПлюс»; Об организации в органах прокуратуры Российской Федерации работы по правовому просвещению и правовому информированию : Приказ Генерального прокурора РФ от 2 авг. 2018 г. № 471 // Там же; и др.

[4] Соглашение о взаимодействии между Российским союзом промышленников и предпринимателей и Генеральной прокуратурой Российской Федерации (Москва, 12 дек. 2011 г.) // СПС «КонсультантПлюс»; Соглашение о сотрудничестве между Общественной палатой Российской Федерации и Торгово-промышленной палатой Российской Федерации (Москва, 6 апр. 2011 г.) // Там же; и др.

[5] Об утверждении плана противодействия коррупции Федерального фонда обязательного медицинского страхования на 2021–2024 годы : Приказ Федер. фонда обязательного мед. страхования от 30 сент. 2021 г. № 95 // СПС «КонсультантПлюс»; и др.

[6] Об утверждении Методических рекомендаций по разработке и принятию организациями Государственной корпорации по космической деятельности «Роскосмос» мер по предупреждению коррупции : Приказ Гос. корпорации по космической деятельности «Роскосмос» от 20 дек. 2021 г. № 389 // СПС «КонсультантПлюс»; и др.

[7] Министерство по развитию институтов гражданского общества Республики Саха (Якутия) : офиц. сайт. URL: https://minobchestvo.sakha.gov.ru/ (дата обращения: 12.06.2022).

[8] Об основах профилактики правонарушений в Российской Федерации : Федер. закон от 23 июня 2016 г. № 182-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2016. № 26, ч. 1. Ст. 3851.

[9] Об основах общественного контроля в Российской Федерации : Федер. закон от 21 июля 2014 г. № 212-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2014. № 30, ч. I. Ст. 4213.

[10] О некоммерческих организациях : Федер. закон от 12 янв. 1996 г. № 7-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. № 3. Ст. 145

[11] По делу о проверке конституционности абзаца восьмого пункта 1 статьи 20 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве») в связи с жалобой гражданина А.Г. Меженцева : Постановление Конституционного Суда РФ от 19 дек. 2005 г. № 12-П // Адвокат. 2006. № 7.

Список использованной литературы

  1. Доватур А.И. Политика и политии Аристотеля. – Москва, Ленинград : Наука, 1965. – 390 с.
  2. Здоров Г.А. К проблеме определения понятия «гражданское общество» // Право и политика. – 2010. – № 6. – С. 1181–1184.
  3. Калинина С.В., Кириллова Г.Н. Взаимодействие Федеральной миграционной службы России с институтами гражданского общества // Миграционное право. – 2016. – № 2. – С. 27–30.
  4. Кирсанов А.Ю. Классификация институтов гражданского общества в России // Вестник Московского университета МВД России. – 2013. – № 3. – С. 58–61.
  5. Козлов М.К. Процесс формирования гражданского общества в Республике Беларусь // Генетические закономерности права : сб. науч. тр., посвящ. 90-летию со дня рождения проф. С.Г. Дробязко / гл. ред. С.А. Балашенко. – Минск : Бизнесофсет, 2013. – С. 492–497.
  6. Мартышин О.В. Вольный Новгород. Общественно-политический строй и право феодальной республики. – Москва : Российское право, 1992. – 384 с.
  7. Никитина Е.Е. Система институтов гражданского общества в России: конституционно-правовой аспект // Журнал российского права. – 2017. – № 6. – С. 42–46.
  8. Попов Е.А., Максимова С.Г. Гражданское общество в современной России: региональное измерение // Право и политика. – 2012. – № 7. – С. 1214–1218.
  9. Руссо Ж.Ж. О причинах неравенства= (De l’inegalité parmi les hommes) / пер., ред., предисл. С.Н. Южакова. – Санкт-Петербург : Светоч, 1907. – 166 с.
  10. Струсь К.А. Государство и гражданское общество: проблемы правового взаимодействия в России / под общ. ред. А.В. Малько. – Санкт-Петербург : Изд-во Санкт-Петербургского юридического института, 2005. – 186 c.
  11. Тихомиров Ю.А. Гражданское общество в фокусе права // Журнал российского права. – 2013. – № 10. – С. 35–45.
  12. Шелудякова Т.В., Шелудяков Е.С. Историческая трансформация понятия гражданского общества // Гражданское общество в России и за рубежом. – 2015. – № 3. – С. 21–24.

References

  1. Dovatur A.I. Politika i politii Aristotelya [Politics and polity of Aristotle]. Moscow, Leningrad, Nauka Publ.,1965. 390 p.
  2. Zdorov G.A. To the issue of definition of the “civil society” concept. Pravo i politika = Law and Politics, 2010, no. 6, pp. 1181–1184. (In Russian).
  3. Kalinina S.V., Kirillova G.N. Interaction of the Federal Migration Service of Russia with civil society institutes. Migratsionnoe pravo= Migration Law, 2016, no. 2, pp. 27–30. (In Russian).
  4. Kirsanov A.Yu. The classification of institution of civil society in Russia. Vestnik Moskovskogo universiteta MVD Rossii = Vestnik of Moscow University of the Ministry of Internal Affairs of Russia, 2013, no. 3, pp.  58–61. (In Russian).
  5. Kozlov M.K. The process of forming of the civil society in the Republic of Belarus. In Balashenko S.A. (ed.). Geneticheskie zakonomernosti prava. Sbornik nauchnykh trudov, posvyashchennykh 90-letiyu so dnya rozhdeniya professora S.G. Drobyazko [Genetic regularities of law. Collection of scientific papers dedicated to the 90th anniversary of S. G. Drobyazko]. Minsk, Biznesofset Publ., 2013, pp. 492–497. (In Russian).
  6. Martyshin O.V. Vol’nyi Novgorod. Obshchestvenno-politicheskii stroi i pravo feodal’noi respubliki [Volny Novgorod. Socio-political system and the law of the feudal republic]. Moscow, Rossiiskoe pravo Publ., 1992. 384 p.
  7. Nikitina E.E. System of civil societ’s institutions in Russia: The constitutional and legal aspect. Zhurnal rossiyskogo prava = Journal of Russian Law, 2017, no. 6, pp. 42–46. (In Russian).
  8. Popov E.A., Maksimova S.G. Civil society in the modern Russia: regional dimension. Pravo i politika = Law and Politics, 2012, no. 7, pp. 1214–1218. (In Russian).
  9. Rousseau Jean-Jacques. De l’inegalité parmi les hommes. Discours sur l’origine et les fondemens de l’inégalité parmi les hommes. Amsterdam, Rey, 1755. 262 p. (Russ. ed.: Rousseau J.J., Yuzhakov S.N. (ed.). De l’inegalité parmi les hommes. Saint Petersburg, Svetoch, 1907. 166 p.).
  10. Strus’ K.A., Mal’ko A.V. (ed.). Gosudarstvo i grazhdanskoe obshchestvo: problemy pravovogo vzaimodeistviya v Rossii [The State and the civil society: problems of the legal interaction in Russia]. Saint Petersburg, Law Institute Publ., 2005. 186 p.
  11. Tikhomirov Yu.A. Civil society in the focus of law. Zhurnal rossiyskogo prava = Journal of Russian Law, 2013, no. 10, pp. 35–45. (In Russian).
  12. Sheludyakova T.V., Sheludyakov E.S. Historical transformation of the civil society concept. Grazhdanskoe obshchestvo v Rossii i za rubezhom = Civil Society in Russia and Abroad, 2015, no. 3, pp. 21–24. (In Russian).