Написать в редакцию

Написать в редакцию

Заполните все поля формы и нажмите «Отправить»

  • +7 (3952) 79-88-99
  • konf38rpa@yandex.ru

Заведенный порядок как ненормативный регулятор гражданских отношений

Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2019. – № 2.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2019.2.3.
Дата поступления: 14.05.2019.

Установлено, что в действующем российском гражданском законодательстве термин «заведенный порядок» не употребляется. Для обозначения данного явления в законодательстве применяются такие описательные выражения, как «практика, установившаяся во взаимных отношениях сторон», «прежние деловые отношения сторон». В российской правоприменительной практике используется как сам термин «заведенный порядок», так и заменяющие его описательные выражения. На основе анализа международных актов, актов частноправовой унификации, гражданского законодательства, а также цивилистической литературы исследован вопрос о правовой природе заведенного порядка как ненормативного регулятора гражданских отношений. Выделено два основных подхода к определению заведенного порядка – в узком и в широком смысле. Первый подход представлен концепцией «подразумеваемого условия договора», второй – концепцией «делового обыкновения» и концепцией «систематической практики». Обоснован вывод о предпочтительности трактовки заведенного порядка как подразумеваемого условия договора. Под заведенным порядком следует понимать правило, которое может быть определено только из предшествующей практики взаимоотношений сторон конкретного договора, которая сложилась между ними в предшествующий период. Аргументирована необходимость дальнейшей систематизации неоднородных по своей правовой природе явлений, но имеющих одинаковое внешнее проявление – систематическую практику взаимоотношений участников гражданского оборота.

Гражданское право; заведенный порядок; правовой обычай; деловое обыкновение; условия договора.

Пахаруков А. А. Заведенный порядок как ненормативный регулятор гражданских отношений // Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2019. – № 2.

Информация о статье

Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2019. – № 2.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2019.2.3.
Дата поступления: 14.05.2019.

Аннотация

Установлено, что в действующем российском гражданском законодательстве термин «заведенный порядок» не употребляется. Для обозначения данного явления в законодательстве применяются такие описательные выражения, как «практика, установившаяся во взаимных отношениях сторон», «прежние деловые отношения сторон». В российской правоприменительной практике используется как сам термин «заведенный порядок», так и заменяющие его описательные выражения. На основе анализа международных актов, актов частноправовой унификации, гражданского законодательства, а также цивилистической литературы исследован вопрос о правовой природе заведенного порядка как ненормативного регулятора гражданских отношений. Выделено два основных подхода к определению заведенного порядка – в узком и в широком смысле. Первый подход представлен концепцией «подразумеваемого условия договора», второй – концепцией «делового обыкновения» и концепцией «систематической практики». Обоснован вывод о предпочтительности трактовки заведенного порядка как подразумеваемого условия договора. Под заведенным порядком следует понимать правило, которое может быть определено только из предшествующей практики взаимоотношений сторон конкретного договора, которая сложилась между ними в предшествующий период. Аргументирована необходимость дальнейшей систематизации неоднородных по своей правовой природе явлений, но имеющих одинаковое внешнее проявление – систематическую практику взаимоотношений участников гражданского оборота.

Ключевые слова

Гражданское право; заведенный порядок; правовой обычай; деловое обыкновение; условия договора.

Библиографическое описание

Пахаруков А. А. Заведенный порядок как ненормативный регулятор гражданских отношений // Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2019. – № 2.

About article in English

Publication data

Prologue: Law Journal. – 2019. – № 2.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2019.2.3.
Submission date: 14.05.2019.

Abstaract

The article concluded that in the current Russian civil legislation the term “course of dealing” is not used. To describe this phenomenon, the law uses such descriptive expressions as “practice established in mutual relations of the parties”, “former business relations of the parties”. In Russian law enforcement practice, the term “course of dealing” itself is used, as well as descriptive expressions replacing it. In the article, on the basis of the analysis of international acts, acts of private law unification, civil legislation, and civil law literature, the author examines the issue of the legal nature of the course of dealing as a non-normative regulator of civil relations. The author of the article highlighted two main approaches to the definition of course of dealing – in a narrow and in a broad sense. The first approach is represented by the concept of “implied terms of the contract”, the second by the concept of “business usage” and the concept of “systematic practice”. The author has substantiated the conclusion about the preference of interpreting the course of dealing as an implied terms of the contract. The course of dealing is a rule that can only be determined from the previous practice of relations between the parties to a particular contract that has developed between them in the previous period. The author argued for the need to further systematize phenomena that are not homogeneous in their legal nature, but that have the same external manifestation – the systematic practice of relations among the participants in civil turnover.

Keywords

Civil law; course of dealing; legal custom; business habit; terms of an agreement.

Bibliographic description

Pakharukov A. A. Course of dealing as a non-normative regulator of civil relations // Prologue: Law Journal. – 2019. – № 2.

1.«Заведенный порядок» как лексическая единица, используемая в правовых актах.

В действующем российском гражданском законодательстве не используется термин «заведенный порядок», тем более нет в нем легального определения соответствующего понятия. Между тем нельзя представить дело так, будто само явление, обозначающее заведенный порядок, неизвестно российскому правопорядку, однако используемая при этом в гражданском законе терминология не является единообразной. Так, в частности, ГК РФ[1] известны следующие описательные выражения, которые служат заменой термина «заведенный порядок»:

– «практика, установившаяся во взаимных отношениях сторон» (ч. 2 ст. 431) (при определенных условиях такая практика должна учитываться судом в ходе толкования договора);

– «прежние деловые отношения сторон» (п. 2 ст. 438) (рассматриваются в качестве одного из регуляторов, который может содержать исключение из правила о том, что молчание не является акцептом).

Российская правоприменительная практика в этом вопросе выглядит куда более прогрессивнее: наряду с используемыми в ГК РФ собирательными понятиями (описательными выражениями), суды применяют также и непоименованный в нем термин – «заведенный порядок»[2]. Примером использования описательных выражений служит Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 октября 1997 г. № 18, в котором высшая судебная инстанция, разъясняя порядок распределения транспортных расходов по доставке товара в поставочных отношениях, указывала, что если соответствующий порядок договором не установлен, то суд должен выяснить действительную волю сторон путем толкования условий такого договора с учетом практики взаимоотношений сторон[3]. Нижестоящие суды используют сам термин «заведенный порядок», а не только его аналоги. Так, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в 2018 г. в мотивировочной части своего постановления не просто употребляет термин «заведенный порядок», но формулирует его дефиницию: «под практикой, которую стороны установили в своих взаимных отношениях, следует понимать заведенный порядок, т. е. правила поведения, которые сложились между сторонами конкретного договора в предшествующих взаимоотношениях», а также отмечает правовое значение рассматриваемого регулятора: «заведенный порядок, установившийся во взаимоотношениях сторон договора, может служить доказательством того, какова была воля сторон в отношении содержания спорного договора, исходя из презумпции того, что в большинстве случаев стороны при формулировании условий договора могут ожидать друг от друга того понимания, которое соответствует уже сложившимся между ними отношениям»[4].

Следует заметить, что сходный с российским законодательством подход по вопросу используемой терминологии для обозначения рассматриваемого понятия имеет место в различного рода международных актах, актах частноправовой унификации и в гражданском законодательстве зарубежных стран. Общая тенденция состоит в следующем: преимущественно употребляется словосочетание «практика, которую стороны установили в своих взаимных отношениях» («practices which the parties have established between themselves»), куда реже используется собственно сам термин «заведенный порядок» («course of dealing»).

Так, согласно Конвенции Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров, заключенной в г. Вене 11 апреля 1980 г. (United Nations Convention on Contracts for the International Sale of Goods, Венская конвенция 1980 г.) [6, с. 221-246], «стороны связаны любым обычаем, относительно которого они договорились, и практикой, которую они установили в своих взаимных отношениях» (п. 1 ст. 9), «при определении намерения стороны или понимания, которое имело бы разумное лицо, необходимо учитывать все соответствующие обстоятельства, включая переговоры, любую практику, которую стороны установили в своих взаимных отношениях, обычаи и любое последующее поведение сторон» (п. 3 ст. 8).

В Гаагских конвенциях 1964 г., являющимися предтечей Венской конвенции 1980 г., также использован термин «установившаяся между сторонами практика». Указанное словосочетание содержится в обеих конвенциях, традиционно относимых к Гаагским – и в Конвенции о Единообразном законе о международной купле-продаже товаров (ULIS) 1964 г.[5] (п. 1 ст. 9 Приложения), и в Конвенции о Единообразном законе о заключении договоров о международной купле-продаже товаров (ULFIS)[6] (п. 1 ст. 2, п. 2 ст. 4, п. 3 ст. 5, п. 2 ст. 6 Приложения 1).

Однако не все международные договоры в сфере внешней торговли используют в своих текстах термин «заведенный порядок» или какое-либо иное синонимичное ему словосочетание. Так, в общих условиях поставок товаров (далее – ОУП) – межправительственных соглашениях, которые широко применялись в советский период времени и регулировали отношения между хозяйственными организациями разных государств, связанных с осуществлением внешнеторговых поставок, – нет ссылок на «практику, сложившуюся между сторонами». Это вывод касается всех ОУП – как тех, которые в настоящее время имеют нормативный характер (ОУП СНГ[7], ОУП СССР – КНР[8], ОУП СССР – КНДР[9]), так и тех, применение которых носит факультативный характер (ОУП СЭВ 1968/1988 гг.[10], ОУП СССР – СФРЮ[11]). Единственным исключением является ОУП СЭВ – Финляндия[12], в которых все же употребляется словосочетание «сложившаяся между сторонами торговая практика» (п. 4.3.1, 9.5.1). Так, например, сказано, что «поскольку из положений контракта или настоящих общих условий поставок не вытекает иное, при толковании положений о базисе поставки применяется сложившаяся между сторонами практика или при отсутствии такой практики существующие торговые обычаи» (п. 9.5.1). Как известно, в настоящее время применение ОУП СЭВ – Финляндия носит факультативный характер: являясь по своей правовой природе деловыми (торговыми) обыкновениями, они подлежат применению лишь в тех случаях, когда на них сделана ссылка в контракте.

Термин «заведенный порядок» и его описательные выражения не используются в общих условиях и типовых контрактах[13], разработанных при участии СССР в рамках Европейской экономической комиссии ООН (ЕЭК ООН). Данные акты имеют конкретную сферу применения – определенный вид товара (например, машинное оборудование, пиломатериалы хвойных пород, твердое минеральное топливо et cetera) и закрепляют существующие в международной торговле обычаи. Как сказано в Большой советской энциклопедии, изначально они не носили нормативного характера, а рассматривались скорее как типовые договоры, облегчающие ведение переговоров, а значит имеющие факультативный характер применения [4, с. 250].

Что касается актов частноправовой унификации договорного права (относящиеся к актам нового lex mercatoria (NLM), мягкого права (soft law), актов субправа), то все они оперируют термином «практика, которую стороны установили в своих взаимных отношениях» или производными от него словосочетаниями. В частности, данное суждение подтверждается анализом содержания следующих актов:

1) Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА (UNIDROIT Principles of international commercial contracts 2010, UNIDROIT Principles 2010, PICC)[14] исключительно используют словосочетание «практика, которую стороны установили в своих взаимоотношениях» (п. 1 ст. 1.9, п. 3 ст. 2.1.6, ст. 5.1.2 (b), ст. 4.3 (b));

2) Принципы европейского договорного права (The Principles of European Contract Law, PECL)[15] применяют практически совпадающие между собой текстуально словосочетания: «практика, установившаяся между сторонами» («practice they have established between themselves») (п. (1) ст. 1:105), (подп. (d) ст. 5:102), «практика, которой стороны придерживаются во взаимных отношениях» («practices which the parties have established between themselves») (п. (3) ст. 2:205), «деловая практика» («course of business») (подп. (b) ст. 6:101), (ст. 7:107);

3) Свод принципов, правил и требований lex mercatoria СЕНТРАЛ (CENTRAL List of Lex Mercatoria Principles, Rules and Standarts, The TransLex Principles, Свод принципов СЕНТРАЛ)[16] содержит описательное выражение, которое буквально можно перевести как «практика, которая сложилась между сторонами», но в профессиональном переводе на русский язык получает определенные акценты: «практика, которую стороны установили в своих отношениях» («practice which they have established between themselves») (ст. I.3), «сложившаяся между сторонами деловая практика» («practice which the parties have established between themselves») (п. (b) ст. IV.2.2), «практики, установившиеся между сторонами» («practices established between the parties») (подп. (ii) п. (b) ст. IV.5.1).

4) Принципы, определения и модельные нормы европейского частного права: проект Общей справочной системы 2009 г. (Principles, Definitions and Model Rules of European Private Law: Draft Common Frame of Reference, DCFR)[17] включают описательное выражение рассматриваемого явления – «практика, установившаяся в отношениях между сторонами» («any practice they have established between themselves») (п. (1) ст. II.-1:104), («practices which the parties have established between themselves») (п. (3) ст. II.-4:205), («practices they have established between themselves») (подп. (с) п. (1) ст. II.-8:102), («practices established between the parties») (п. (1) ст. II.-9:101); в двух последних случаях русский перевод несколько иной – «практика, установившаяся во взаимных отношениях сторон»; кроме того, в DCFR также можно встретить термин «практика» («practices»), иногда переводимый как «сложившаяся практика» (ст. I.-1:104, II.-9:104, II.-9:108, II.-9:109, п. 5 ст. III.-1:102, п. (2) ст. IV.B.-5:101), а также словосочетание «обычная деловая практика» («ordinary course of business») (п. (1) ст. III.-2:108);

5) Кодекс европейского договорного права (European Contract Code, ECC)[18] также оперирует разными словосочетаниями, которые служат заменой исследуемого понятия: «отношения, установленные между сторонами» («relations which have been established between the parties») (подп. «а» п. 3 ст. 16); «предыдущие отношения между сторонами» («previous relations between the parties») (п. 1 ст. 17); «предыдущие отношения» («previous relations») (ст. 24); «предыдущие сделки» («previous business dealings»[19]) (подп. «с» п. 1 ст. 32); «обычная практика» («usage») (п. 4 ст. 162).

Непосредственно сам термин «заведенный порядок» («course of dealing») используется в Единообразном торговом кодексе США (Uniform Commercial Code, UCC, ЕТК США)[20] (ст. 1-205, подп. (а) ст. 2-202, п. 2 ст. 2-208, п. 3 ст. 2-314, подп. (с) п. 3 ст. 2-316), в котором впервые была закреплена легальная его дефиниция. Заведенный порядок – суть «единообразие предшествующего поведения сторон данной сделки, которое по справедливости может рассматриваться как устанавливающее общую основу взаимопонимания при толковании употребляемых ими выражений и иных их действий» (п. 1 ст. 1-205 ЕТК США)[21]. По мнению В. П. Мозолина, ЕТК США, во-первых, является «первоисточником» современного права в вопросе об определении заведенного порядка, во-вторых, «наиболее полно и правильно» решает соответствующий вопрос [11, с. 39]. В английском правопорядке имеет место аналогичная трактовка заведенного порядка, заключающаяся в том, что «предыдущие деловые отношения между сторонами создают предположение в отношении условий, которые следует подразумевать в новом контракте при отсутствии в нем прямо выраженного положения по данному вопросу» (Pocahontas Fuel Company (Inc.) v. Ambatielos (1922) 10 Ll.L. Rep. 188).

Анализ употребления различных лексических единиц в правовых актах позволяет выделить следующий синонимический ряд слов английского языка, которые используются для обозначения рассматриваемого понятия – course of dealing, practices, course of business, previous relations, previous business dealings, usage. С точки зрения семантики русского языка, первый термин традиционно переводят как «заведенный порядок»[22], все другие члены ряда в чем-то уточняют, расширяют его семантическую структуру, дополняют ее оценочными значениями: «практика» («сложившая практика», «установившаяся во взаимоотношениях сторон практика»), «деловая практика», «предыдущие отношения», «предыдущие сделки», «обычная практика». Данный синонимический ряд, как представляется, имеет доминанту – основное слово («заведенный порядок») с самым точным и нейтральным значением: точным – поскольку считается самым распространенным обозначением рассматриваемого явления в отечественной цивилистической доктрине, нейтральным – потому что является простым наименованием, без каких-либо эмоциональных коннотаций или описательных уточнений.

2. Определение заведенного порядка в юридической доктрине.

Как это часто бывает, вопрос, не решенный однозначно правопорядком, составляет предмет научных дискуссий и служит основой построения различных научных концепций, что в полной мере относится к рассматриваемому явлению.

В отечественной цивилистической доктрине понятие «заведенный порядок» трактуется по-разному. Обобщение специальной литературы позволяет выделить несколько подходов – в узком смысле (концепция «подразумеваемого условия договора») и в широком смысле слова (концепция «делового обыкновения» и концепция «систематической практики»). Первый подход считается в отечественной юридической науке традиционным и общепринятым как для советского, так и для современного этапа ее развития.

Критерием, по которому разграничены указанные подходы, служит определение правовой природы рассматриваемого феномена: в рамках первой концепции заведенный порядок, признаваясь подразумеваемым условием договора, имеет единую правовую природу, в рамках второй – заведенный порядок служит обозначением нескольких неоднородных по своей правовой природе феноменов, но имеющих одинаковое внешнее проявление – систематическую практику взаимоотношений определенных лиц.

Концепция «подразумеваемого условия договора» базируется на легальной дефиниции заведенного порядка, содержавшегося в ЕТК США (п. 1 ст. 1-205). В советской юридической науке наиболее последовательно данная теория отстаивалась И. С. Зыкиным [17, с. 38, 40-41], а в современной доктрине – Е. А. Васильевым [10, с. 85-86], В. А. Канашевским [18, с. 173-175], В. В. Ровным [13, с. 77-78], Е. А. Сухановым [14, с. 94-95]. Ее суть может быть сведена к выделению следующих концептуальных признаков заведенного порядка: 1) заведенный порядок – суть правило, которое может быть определено только из предшествующей практики взаимоотношений сторон конкретного договора, которая сложилась между ними в предшествующий период; 2) данное правило не имеет прямого закрепления в договоре; 3) указанное правило может быть применено, только если договор позволяет предположить намерение сторон им руководствоваться (заведенный порядок подразумевается уже в силу отсутствия каких-либо возражений по этому поводу, когда одно и то же действие постоянно повторяется с молчаливого согласия сторон); 4) по своей правовой природе является «подразумеваемым условием договора», а потому не может считаться источником права; 5) заведенный порядок следует отграничивать от деловых (торговых) обыкновений. Условным примером заведенного порядка может служить предшествующая практика, в соответствии с которой отгрузка товара производилась на третьи сутки с момента заключения договора, хотя срок отгрузки сторонами соглашения не оговаривался.

В научной литературе предложено интерпретацию данной концепции в известной степени модифицировать, а точнее – расширить объем понятия таким образом, что понимать под заведенным порядком практику взаимоотношений сторон в рамках любых гражданских правоотношений, а не только договорных [12, с. 44]. Примером существования заведенного порядка «вне договора», по мнению Н. В. Иванова, может служить «фактически сложившийся порядок пользования имуществом», находящегося в долевой собственности. Как известно, такой порядок является одним из критериев разрешения конфликтной ситуации между сособственниками вещи, спорящими об условиях и порядке ее использования (п. 37 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ № 6/8[23]). Представляется, что и в этом случае правовая природа заведенного порядка остается неизменной и может быть сведена к соглашению сторон. Этот вывод следует из положения п. 1 ст. 247 ГК РФ, согласно которому «владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников». Таким образом «фактически сложившийся порядок пользования имуществом» может возникнуть только в рамках подразумеваемого сторонами соглашения.

На несколько иных позициях основан второй (расширенный) подход к трактовке заведенного порядка. В его рамках можно выделить две теории – «делового обыкновения» и «систематической практики».

Концепция «делового обыкновения» восходит к воззрениям Г. Ф. Шершеневича [29, с. 42, 44-45, 409], Л. С. Таля [28, с. 417-420], И. Б. Новицкого [20, с. 49-56][24]. В советский период развития цивилистической науки наиболее развернутое выражение она получила в работах С. И. Вильнянского [8, с. 13-15]. Основной отличительной особенностью, по которой данная концепция отграничивается от ранее рассмотренной, является круг лиц, на которых распространяется действие правила, составляющего содержание заведенного порядка. Если в рамках концепции «подразумеваемого условия договора» круг субъектов всегда ограничен конкретным договором, то в концепции «делового обыкновения» речь идет о неопределенном круге лиц. Таким образом, заведенный порядок представляет собой «тот порядок, который принят в деловых отношениях» вообще, а не только в рамках конкретного договорного отношения, и поэтому может считаться «общепринятым предположением» [8, с. 13]. Кроме того, если в рамках второй концепции заведенный порядок и деловые обыкновения отождествляются, то в рамках первой – между ними существует генетическая связь: первый регулятор является одним из возможных источников образования второго или, по образному выражению И. С. Зыкина, «обыкновение… может мыслиться как возведенный в степень заведенный порядок» [17, с. 50].

В качестве примеров заведенного порядка С. И. Вильнянский, в частности, называл следующие случаи: обычно принятые в практике данного порта правила; практика, складывающаяся относительно упаковки, тары (обычно принятая для данного товара или обычно принятая на данном заводе тара); «принятые в практике деловых отношений порядки», являющиеся в значительной степени «продуктом сознательного нормативного творчества торговых палат и других капиталистических организаций» [8, с. 13-15]. Даже из указанных примеров нетрудно заметить различную правовую природу указанных феноменов – локальный обычай, обычно предъявляемые требования, деловое обыкновение как санкционируемое условие договора.

В современный период на основе концепции «делового обыкновения» была разработана еще более широкая концепция – «систематической практики», которая в наиболее завершенном виде представлена в работах В. А. Белова [1, с. 185-186]. Сущность подхода можно раскрыть через характеристику следующих особенностей заведенного порядка как разновидности «индивидуального обыкновения»: 1) заведенный порядок – это прежде всего систематическая практика взаимоотношений лиц; 2) данная практика складывается между определенными лицами; 3) заведенный порядок не обязательно основывается на договоре и не обязательно касается только деловой сферы. Все это дало основание сделать вывод о том, что «всякое, на протяжении более или менее длительного срока регулярно повторяющееся (стабильное и типическое), но при этом содержательно единообразное поведение определенного лица вполне может стать основанием для обеспеченного правом расчета других лиц именно на это самое поведение» [1, с. 185].

Следует заметить, что еще задолго до формирования данной концепции выражение «торговая практика» признавалась «юридически неясным», поскольку под это понятие возможно подвести как обыкновение, так и заведенный порядок [5, с. 74]. Данное замечание, хотя и высказанное в начале прошлого века, в полной мере соотносимо и к современной концепции «систематической практики». Так, В. А. Белов к заведенному порядку относит такие понятия, используемые в российском законодательстве, как «обычный круг семьи» (подп. 3, 6 п. 2 ст. 1270, подп. 5 п. 1 ст. 1273, подп. 8 п. 2 ст. 1317, подп. 1 п. 2 ст. 1324 ГК РФ), «обычная хозяйственная деятельность» (п. 1 ст. 78, п. 1 ст. 84.6 Федерального закона «Об акционерных обществах»[25] и др.), «обычная деятельность работодателя» (ч. 1 ст. 59 Трудового кодекса РФ[26]), «обычные занятия гражданина» (ч. 1 ст. 107 АПК РФ[27]), «порядок, заведенный в определенном порту» (п. 1 ст. 127, п. 1, 2 ст. 129, п. 1 ст. 130 и др. Кодекса торгового мореплавания РФ[28]). Следуя рассуждениям автора рассматриваемой концепции, данный перечень может быть, на наш взгляд, продолжен – «обязательство, обусловленное практикой» (п. 10, 17, 20, 21, 72-77, 79 Международного стандарта финансовой отчетности (IAS) 37[29]), «расходы по обычным видам деятельности» (п. 5-10 Положения по бухгалтерскому учету «Расходы организации» ПБУ 10/99[30]), «правила торговой практики» (п. 1.4, 3, 4.1 Рекомендаций ФАС России[31]), а также отчасти «обычный ход торговли» (п. 1, 2 ст. 12 Федерального закона «О специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мерах при импорте товаров»[32]) и др. Нетрудно заметить, что правовая природа регуляторов, указанных в приведенном перечне, различна, а потому остается справедливой сделанная в прошлом оценка данного подхода как «юридически неясного».

3. Заведенный порядок в системе обычных правил.

Аксиоматичным считается суждение, которое приписывают Вольтеру, о том, что о терминах не спорят, о них принято договариваться. Сходное мнение отстаивал Р. Декарт: «Определив точно значения слов, вы избавите человечество от половины заблуждений». Представляется оправданным признать за данными высказываниями методологический характер.

Из двух конкурирующих между собой научных позиций предпочтительнее выглядит, на наш взгляд, первая по причинам сугубо догматического характера: класс предметов, мыслимых в понятии «заведенный порядок», является однородным с точки зрения их правовой природы (подразумеваемое условие договора), что задает четкие границы, позволяющие однозначным образом отграничить соответствующий феномен от всех сходных явлений. Последнее способствует правильному толкованию и эффективному применению соответствующих правовых норм. Как представляется, отнесение к понятию «заведенный порядок» разноплановых явлений (источников права и ненормативных регуляторов), делает объем соответствующего понятия трудно обозримым и потому малозначительным.

Однако нельзя недооценивать методологический характер второго из рассмотренных подходов, ибо он ориентирует исследователей на необходимость обобщения явлений довольно близких по своему социально-экономическому содержанию, но различных по своей правовой природе. Так, помимо наиболее часто анализируемых понятий – обычай делового оборота, деловое (торговое) обыкновение, заведенный порядок – следует указать и на такие понятия, которые используются в актах частноправовой унификации, но мало исследованы в отечественной доктрине – «честная деловая практика» («fair dealing» – п. 1 ст. 1:102, п. 1 ст. 1:106, п. 1 ст. 1:201, подп. (b) ст. 1:305, п. 2, 3 ст. 2:301, подп. (а) п. 1 ст. 4:103, п. 1, 3 ст. 4:107, п. 2 ст. 4:109 и др. PECL; ст. I.1, подп. (b) ст. IV.5.1, подп. (а) ст. IV.6.3 СЕНТРАЛ), «разумные стандарты честной деловой практики» («reasonable commercial standards of fair dealing» – п. 1 (а) ст. 3.2.2, ст. 3.2.5, п. 2 ст. 3.2.7 PICC), «практика в соответствующей области торговли или профессиональной деятельности» («practices of the trades or professions involved» – ст. 1:302 PECL), «основы деловой практики» («general business matters» – ст. XIII.5 СЕНТРАЛ), «хорошая коммерческая практика» («good commercial practice» – п. (3) ст. III.-3:711 DCFR), «общепринятая и надежная профессиональная практика» («accepted and sound professional practice» – п. (1) ст. IV.C.-8:103 DCFR), «коммерческая практика» («commercial practice» – п. 4 (b) ст. X.-10:401 DCFR). Кроме того ранее были упомянуты и такие термины, как «обычная деловая практика» («the ordinary course of business» – п. (1) ст. III.-2:108 DCFR, п. 1 ст. 7:107 PECL), «сложившаяся практика» («practices» – ст. I.-1:104, II.-9:104 DCFR).

Думается, что для целей систематизации соответствующих явлений можно выделить общее (родовое) понятие – «обычное правило» (по терминологии ГК РФ – «обычно предъявляемое требование»). При этом правовая природа «обычного правила» является неоднородной, в частности, в отношении какого-либо «обычного правила» может быть установлен режим (правовая форма) правового обычая, локального обычая, делового обыкновения, заведенного порядка и др. При этом справедливым следует признать замечание И. С. Зыкина о том, что «различие в теоретическом понимании обычных правил… не всегда влекут за собой практические последствия… Практический результат бывает одинаков, если бы одно и тоже обычное правило применяли бы как диспозитивную норму права или со ссылкой на подразумеваемую волю сторон» [16, с. 59]. Тем не менее данное обстоятельство не в коей мере не отменяет необходимость теоретической систематизации соответствующих явлений.

Сноски

Нажмите на активную сноску снова, чтобы вернуться к чтению текста.

[1] Гражданский кодекс Российской Федерации : федер. закон от 30 нояб. 1994 г. № 51-ФЗ // СЗ РФ. – 1994. –  № 32 (ч.1), ст. 3301.

[2] Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 14 февр. 2019 г. № 03АП-7693/2018 по делу № А33-19969/2018. – URL : http://kad.arbitr.ru; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15 дек. 2017 г. № 09АП-60670/2017 по делу № А40-46318/2017. – URL : http://kad.arbitr.ru; Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 25 авг. 2017 г. № 03АП-3961/2017 по делу № А33-516/2017. – URL : http://kad.arbitr.ru; Решение Арбитражного суда Красноярского края от 7 нояб. 2018 г. № А33-17674/2018. – URL : http://kad.arbitr.ru; Решение Арбитражного суда Вологодской области от 26 сент. 2018 г. № А13-1977/2018. – URL : http://kad.arbitr.ru; Решение Арбитражного суда города Москвы от 15 июня 2018 г. № А40-55907/2018. – URL : http://kad.arbitr.ru; Решение Арбитражного суда Архангельской области от 24 янв. 2018 г. № А05-13839/2017. – URL : http://kad.arbitr.ru.

[3] См.: п. 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 октября 1997 г. № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки» // Вестник ВАС РФ. – 1998. – № 3.

[4] Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 31 июля 2018 г. № Ф02-3315/18 по делу № А33-12873/2017. – URL : http://kad.arbitr.ru.

[5] Конвенция о Единообразном законе о международной купле-продаже товаров (ULIS) : заключена в г. Гааге 1 июля 1964 г. // Регистр текстов международных конвенций и других документов, касающихся права международной торговли. – Нью-Йорк : Организация Объединенных Наций, 1971. – Т. 1. – С. 46-74. Документ вступил в силу 18 авг. 1972 г. Россия в данной конвенции не участвует.

[6] Конвенция о Единообразном законе о заключении договоров о международной купле-продаже товаров (ULFIS) : заключена в г. Гааге 1 июля 1964 г. // Регистр текстов международных конвенций и других документов, касающихся права международной торговли. Нью-Йорк : Организация Объединенных Наций, 1971. – Т. 1. – С. 75-84. Документ вступил в силу 23 авг. 1972 г. Россия в данной конвенции не участвует.

[7] Об общих условиях поставок товаров между организациями государств – участников Содружества Независимых Государств : соглашение от 20 марта 1992 г. // Бюллетень международных договоров. – 1993. – № 4. Начало действия документа – 1 июля 1992 г. Следует акцентировать внимание, что ОУП СНГ, как представляется, носят нормативный характер в отношении договоров поставки, заключаемых на основании только межгосударственных экономических соглашений. Такой вывод косвенно следует из Решения Экономического суда СНГ «О толковании Соглашения об общих условиях поставок товаров между организациями государств – участников Содружества Независимых Государств от 20 марта 1992 года» от 10 нояб. 2004 г. № 01-1/3-04. С одной стороны, суд сделал вывод о том, что ОУП СНГ распространяются «на отношения между субъектами хозяйствования разных государств независимо от того, какие правовые формы опосредуют эти связи – свободно заключаемый субъектами хозяйствования договор поставки или договор поставки, заключаемый на основе межгосударственных экономических соглашений (договор, заключаемый для обеспечения государственных нужд)». Иное толкование сферы действия ОУП СНГ приводит Н. Г. Вилкова [7, с. 202-203]. С другой стороны, суд признал, что документ исходит из автономии воли сторон, что прямо предусмотрено ОУП СНГ в ч. 2 п. 3 раздела I «Общие положения»: «Предприятия свободны в выборе предмета договора, определении обязательств, любых других условий хозяйственных взаимоотношений, за исключением случаев поставки товаров по межгосударственным соглашениям». Кроме того, следует согласиться с рекомендацией суда о том, что государствам-участникам ОУП СНГ следует рассмотреть вопрос о целесообразности либо внесения в Соглашение изменений с учетом новых рыночных реалий, либо прекращения его действия. В научной доктрине также отмечается, что ОУП СНГ не соответствуют «по своему содержанию современным требованиям», ряд положений противоречит Венской конвенции 1980 г., ГК РФ, а также гражданскому законодательству стран СНГ [7, с. 201, 203-204].

[8] Общие условия поставок товаров из СССР в Китайскую Народную Республику и из Китайской Народной Республики в СССР : протокол подписан в г. Пекине 13 марта 1990 г. [24, с. 221-251]. Протокол вступил в силу с 1 июля 1990 г.

[9] Общие условия поставок товаров между внешнеторговыми организациями СССР и внешнеторговыми организациями Корейской Народно-Демократической Республики : протокол подписан в г. Пхеньяне 27 июля 1981 г. [24, с. 252-290]. Протокол подлежит применению к соответствующим контрактам, заключенным с 1 января 1982 г. Вопрос о том, сохранили ли ОУП СССР–КНР и ОУП СССР–КНДР нормативный характер в настоящее время, является спорным. На данное обстоятельство обращал внимание М. Г. Розенберг, отмечая неустоявшуюся правовую позицию Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ по данному вопросу [25, с. 20, 377-379, 382-383].

[10] Общие условия поставок товаров между организациями стран – членов Совета Экономической Взаимопомощи 1968/1988 гг. // Сборник международных договоров СССР. М., 1991. Вып. XLV. До 1 янв.1991 г. ОУП СЭВ 1968/1988 гг. для всех государств – членов СЭВ носили нормативный характер. И. Сас отмечал, что ОУП представляют собой правовую норму, а не условия, действующие в пределах диспозитивного регулирования национального права, поскольку сами представляют собой правовое регулирование [26, с. 83-84, 86]. В специальной литературе отмечается, что с 1991 г. они сохранили нормативный характер в отношениях российских организаций с контрагентами из Вьетнама и Монголии, тогда как в отношениях с участниками иных государств – бывших членов СЭВ (Болгария, Венгрия, Куба, Польша, Румыния, Чехия, Словакия), а также в отношении контрактов, заключенных с партнерами из бывшей ГДР – исключительно факультативный характер [25, с. 21-23], [7, с. 199-200].

[11] Соглашение относительно Общих условий поставок товаров между организациями СССР и СФРЮ : заключено в г. Москве 16 июня 1977 г. [24, с. 390-430].

[12] Общие условия поставок товаров из стран – членов Совета Экономической Взаимопомощи в Финляндскую Республику и из Финляндской Республики в страны – члены Совета Экономической Взаимопомощи (ОУП СЭВ – Финляндия) : приняты в нояб. 1978 г. [24, с. 355-389].

[13] Напр.: Общие условия контракта на поставку оборудования и машин для экспорта, выработанные под руководством Европейской экономической комиссии Организации Объединенных Наций № 188 : приняты в г. Женеве в марте 1953 г. [24, с. 464-480]; Общие условия экспортных поставок машинного оборудования, выработанные под руководством Европейской экономической комиссии Организации Объединенных Наций № 574 : приняты в г. Женеве в декабре 1955 г. [24, с. 481-497]; Общие условия экспортных поставок и монтажа машинного оборудования, выработанные под руководством Европейской экономической комиссии Организации Объединенных Наций (№ 574 A) : приняты в г. Женеве в марте 1957 г. [24, с. 498-523].

[14] PICC подготовлены Международным институтом унификации частного права (УНИДРУА) в 1994 г. и в последующем были дополнены в 2004 и 2010 гг. [21, с. 450-504].

[15] PECL состоят из трех частей – первая часть принята в 1995 г. и отредактирована в 1998 г., вторая и третья части приняты в 1998 и 2002 гг. соответственно. PECL были разработаны Комиссией по европейскому контрактному праву Европейского союза (далее – ЕС), возглавляемой с 1982 г. датским профессором О. Ландо, по фамилии которого неофициальное название получили и комиссия («Комиссия Ландо»), и PECL («Принципы Ландо») [23].

[16] Свод принципов составлен Центром транснационального права (СЕНТРАЛ) [27, с. 181–215]. В научной литературе отмечается неопределенность по вопросу первой публикации Свода принципов СЕНТРАЛ: считается, что он впервые был опубликован в 2003 г., но, как отмечает В. А. Белов, на самом деле первая публикация относится к более раннему времени. Кроме того, текст Свода принципов СЕНТРАЛ постоянно обновляется и дополняется в связи с запросами торговли, что представляет собой технику «прогрессирующей (динамической, ползучей) кодификации» [3, с. 17-19]. Актуальной редакцией Свода принципов СЕНТРАЛ является версия 2013 г.

[17] DCFR выполнены Рабочей группой по созданию Европейского гражданского кодекса (Study Group) и Группой по исследованию действующего частного права (Acquis Group) ЕС. DCFR представляют собой научный текст, явившимся результатом европейской исследовательской программы и включающий в себя комментарии и очерки сравнительно-правового характера, дополненные предметным указателем и библиографическим списком [19, с. 55-863].

[18] ECC впервые был опубликован в 2001 г. на французском языке и дополненный в 2002 г. и представляет собой незавершенный проект кодифицированного акта, разработанный Академией юристов по европейскому частному праву (Academy of European Private Lawyers) под редакцией профессора Д. Гандольфи, фамилия которого используется в качестве неофициального названия документа – «Кодекс Гандольфи» [2, с. 154-231].

[19] Представляется, что русский перевод «previous business dealings» как «предыдущие сделки» неудачен. Более точным является «прежние деловые отношения».

[20] UCC представляет собой модельный акт, на основе которого отдельным штатам предоставлено право принимать собственный торговый закон [15]. Первоначальный текст UCC был одобрен в 1952 г. Национальной конференцией уполномоченных по разработке единообразных законов штатов, Американским институтом права и Американской ассоциацией адвокатов. Однако эта редакция вызвала возражения со стороны многих штатов, поэтому Постоянный редакционный совет («The Permanent Editorial Board») подготовил и опубликовал в 1957 г. новый вариант, который подвергся незначительным изменениям в 1958 и 1962 гг. К 1968 г. кодекс был воспринят всеми штатами США (Луизиана только в 1974 г. приняла отельные части UCC). В последующем текст UCC также неоднократно изменялся и дополнялся [30, с. 9; 22, с. 134-144].

[21] В последней редакции UCC 2012 г. легальная дефиниция заведенного порядка в кодексе отсутствует, хотя сам термин по-прежнему в нем используется.

[22] Следует признать, что отдельные специализированные англо-русские словари предлагают буквальный вариант перевода «course of dealing»: «course» – курс, направление, отсюда «course of dealing» – обычная практика ведения деловых операций; «course of business» – осуществление торговой и предпринимательской деятельности; «course of performance» – ход выполнения (контракта) [9].

[23] О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации : постановление Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 8 от 1 июля 1996 г. // Рос. газ. – 1996. – 13 авг.

[24] И. Б. Новицкий в цитируемой работе – «Обычаи гражданского оборота в проекте обязательственного права» – рассматривал обычаи гражданского оборота не в значении источник права (как это делается в современной российской науке и гражданском законодательстве применительно к обычаям делового оборота), а признавал их разновидностью «нравов»  или по современной терминологии – ненормативным регулятором (обычно предъявляемым требованием) [20, с. 55-56].

[25] Об акционерных обществах : федер. закон от 26 дек. 1995 г. № 208-ФЗ  // СЗ РФ. – 1996. – № 1, ст. 1.

[26] Трудовой кодекс Российской Федерации : федер. закон от 30 дек. 2001 г. № 197-ФЗ // СЗ РФ. – 2002. – № 1 (ч. 1), ст. 3.

[27] Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации : федер. закон от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ // СЗ РФ. – 2002. – № 30, ст. 3012.

[28] Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации : федер. закон от 30 апреля 1999 г. № 81-ФЗ // СЗ РФ. – 1999. – № 18, ст. 2207.

[29] Международный стандарт финансовой отчетности (IAS) 37 «Оценочные обязательства, условные обязательства и условные активы». – URL : http://www.minfin.ru.

[30] Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету «Расходы организации» ПБУ 10/99 : приказ Минфина России от 6 мая 1999 г. № 33н  // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 1999. – № 26.

[31] Рекомендации по обеспечению недискриминационного доступа к приобретению апатитового концентрата : утв. Федеральной антимонопольной службой 11 дек. 2012 г.  // СПС «КонсультантПлюс» (документ опубликован не был).

[32] О специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мерах при импорте товаров : федер. закон от 8 дек. 2003 г. № 165-ФЗ // СЗ РФ. – 2003. – № 50, ст. 4851.

Список использованной литературы

  1. Белов В. А. Гражданское право : учеб : в 4 т. – М. : Юрайт, 2011. – Т. 1 : Общая часть. Введение в гражданское право. – 521 с. – (Магистр).
  2. Белов В. А. Кодекс европейского договорного права. – European Contract Code: общий и сравнительно-правовой комментарий : в 2 кн. – М. : Юрайт, 2018. – Кн. 2. – 312 с. – (Профессиональные комментарии).
  3. Белов В. А. Международное торговое право и право ВТО : учеб. для бакалавриата и магистратуры : в 3 кн. – М. : Юрайт, 2017. – Кн. 2 : Частноунифицированное международное торговое право. – 426 с. – (Бакалавр и магистр. Академический курс).
  4. Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М.  Прохоров.  –  3- е изд. – М. : Сов. энциклопедия, 1974. – Т. 18 : Никко – Отолиты. – 632 с.
  5. Вавин Н. Г. Формы права, нормирующие гражданские взаимоотношения // Право и жизнь. – М., 1927. – Кн. 3. – С. 67-74.
  6. Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров : комментарий / авт. кол.: М. М. Богуславский, Н. Г. Вилкова, А. М. Городисский [и др.]. – М. : Юрид. лит., 1994. – 315 с.
  7. Вилкова Н. Г. Договорное право в международном обороте. – М. : Статут, 2004. – 511 с.
  8. Вильнянский С. И. Обычаи и правила социалистического общежития // Ученые записки / Харьковский юрид. ин-т им. Л. М. Кагановича. Кафедра гражданского права и процесса. – Харьков : Изд-во Харьков. гос. ун-та им. А. М. Горького, 1954. – Вып. 5. – С. 3-24.
  9. Владимиров В. В., Заруцкая Е. А., Ренквист Т. Англо-русский юридический словарь по гражданскому и международному частному праву = Legal Dictionary of Civil and International Private Law : свыше 20 000 юрид. терминов и словосочетаний. – М. : Мир, право, информ., 2001. – 472 с. – (World of Law).
  10. Гражданское и торговое право зарубежных государств : учеб. : в 2 т. / отв. ред. Е. А. Васильев, А. С. Комаров. – 4-е изд., перераб. и доп. – М. : Междунар. отношения, 2004. – Т. 1. – 560 с.
  11. Гражданское право : учеб. : в 3 т. / отв. ред. В. П. Мозолин. – 2-е изд., перераб. и доп. – М. : Проспект, 2015. – Т. 1. – 816 с.
  12. Гражданское право : учеб. : в 3 т. / под ред. А. П. Сергеева. – 2-е изд., перераб. и доп. – М. : Проспект, 2019. – Т. 1. – 1040 с.
  13. Гражданское право : учеб. : в 3 т. / под ред. А. П. Сергеева. – М. : ТК Велби, 2008. – Т. 1. – 1008 с.
  14. Гражданское право : учеб. : в 4 т. / отв. ред. Е. А. Суханов. – 3-е изд., перераб. и доп. – М. : Волтерс Клувер, 2004. – Т. 1 : Общая часть. – 720 с. – (Классический университетский учебник).
  15. Единообразный торговый кодекс США / Исслед. центр частного права ; пер. с англ. С. Н. Лебедева [и др.]. – М. : Междунар. центр фин.-экон. развития, 1996. – 427 с. – (Современное зарубежное и междунар. частное право).
  16. Зыкин И. С. Обычаи и обыкновения в международной торговле // Юридические аспекты осуществления внешнеэкономических связей : труды кафедры международного частного и гражданского права / Моск. гос. ин-т междунар. отношений. – М., 1979. – С. 55-63.
  17. Зыкин И. С. Обычаи и обыкновения в международной торговле : дис. … канд. юрид. наук : 12.00.03 / науч. рук. С. Н. Лебедев ; Моск. гос. ин-т междунар. отношений МИД СССР. – М., 1980. – 193 с.
  18. Канашевский В. А. Международные сделки: правовое регулирование. –  М. : Междунар. отношения, 2016. – 664 с.
  19. Модельные правила европейского частного права : пер. с англ. / Санкт-Петербургский гос. ун-т ; науч. ред. Н. Ю. Рассказова. – М. : Статут, 2013. – 989 с.
  20. Новицкий И. Б. Обычаи гражданского оборота в проекте обязательственного права // Вестник гражданского права, издаваемый М. М. Винавером. – Петроград, 1915. – № 1 (янв.). – С. 49-77.
  21. Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА : приняты в 2010 г. // Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2010 / Междунар. ин-т унификации частного права (УНИДРУА) ; пер. и вступ. ст. А. С. Комарова. – М. : Статут, 2013. – 758 с.
  22. Пугинский Б. И., Амиров А. Т. Важный шаг в развитии торгового законодательства США // Коммерческое право. – 2008. – № 1. – С. 134-144.
  23. Рамберг Я. Международные коммерческие транзакции = International commercial transactions/ пер. с англ. Н. Г. Вилковой. – 4 изд. – М. : Инфотропик Медиа, 2011. – 896 с.
  24. Розенберг М. Г. Контракт международной купли-продажи. Современная практика заключения. Разрешение споров. – М. : Междунар. центр фин.-экон. развития, 1996. – 656 с. – (Б-ка журн. «Консультант»).
  25. Розенберг М. Г. Международная купля-продажа товаров: комментарий к правовому регулированию и практике разрешения споров. – 4-е изд., испр. и доп. – М. : Статут, 2010. – 448 с.
  26. Сас И. Общие условия поставок СЭВ = A kgst atlalanos szallitasi feltetelek / отв. ред. и вступ. ст. О. Н. Садикова ; пер. с венгер. П. Бодона. – М. : Юрид. лит., 1978. – 312 с.
  27. Свод принципов, правил и норм lex mercatoria СЕНТРАЛ / пер. с англ. под ред. Б. И. Пугинского, А. Т. Амирова // Коммерческое право. – 2008. – № 2. – С. 181-215.
  28. Таль Л. С. Трудовой договор: Цивилистическое исследование. – М. : Статут, 2006. – 539 с. – (Классика рос. цивилистики).
  29. Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. – 9-е изд. – М. : Издание Бр. Башмаковых, 1911. – 851 с.
  30. Яичков К. К. Вступительная статья // Единообразный торговый кодекс США / пер. с англ. С. Н. Лебедева, Р. Л. Нарышкиной ; вступ. ст. К.К. Яичкова.– М. : Прогресс, 1969. – С. 5-24.

References

  1. Belov V. А. Civil law : textbook : in 4 volumes [Grazhdanskoe parvo : uchebnik : v 4 tomah]. Moscow, 2011. Vol. 1 : General part. Introduction to civil law. 521 p. (In Russ.).
  2. Belov V. А. European Contract Code: general and comparative legal commentary: in 2 books [Kodeks evropejskogo dogovornogo prava – European Contract Code: obshchij i sravnitel’no-pravovoj kommentarij : v 2 knigah]. Moscow, 2018. Book 2. 312 p. (In Russ.).
  3. Belov V. A. International Trade Law and the Law of the WTO: a textbook for undergraduate and graduate programs : in 3 books [Mezhdunarodnoe torgovoe pravo i pravo VTO : uchebnik dlya bakalavriata i magistratury : v 3 knigah]. Moscow, 2017. Book 2 : Private Unified International Trade Law. 426 p. (In Russ.).
  4. The Great Soviet Encyclopedia: [in 30 volumes] / editor-in-chief A. M. Prokhorov. 3rd edition [Bol’shaya sovetskaya enciklopediya : [v 30 tomah] / glavnyj redaktor A. M. Prohorov. 3-e izdanie]. Moscow, 1974. Vol. 18. 632 p. (In Russ.).
  5. Vavin N. G. Forms of law, normalizing civil relations [Formy prava, normiruyushchie grazhdanskie vzaimootnosheniya] // Right and life. Moscow, 1927. Book 3. P. 67–74. (In Russ.).
  6. Vienna Convention on Contracts for the International Sale of Goods: Comment / authors: M. M. Boguslavsky, N. G. Vilkova, A. M. Gorodissky and others [Venskaya konvenciya o dogovorah mezhdunarodnoj kupli-prodazhi tovarov : kommentarij / avtorskij kollektiv: M. M. Boguslavskij, N. G. Vilkova, A. M. Gorodisskij]. Moscow, 1994. 315 p. (In Russ.).
  7. Vilkova N. G. Contract law in international circulation [Dogovornoe pravo v mezhdunarodnom oborote]. Moscow, 2004. 511 p. (In Russ.).
  8. Vilnyansky S. I. The customs and rules of socialist dormitory [Obychai i pravila socialisticheskogo obshchezhitiya] // Scientific notes / Kharkiv Law Institute named after L.M. Kaganovich. Department of Civil Law and Process. Kharkov, 1954. Issue 5. Pp. 3–24. (In Russ.).
  9. Vladimirov V.V., Zarutskaya E.A., Renqvist T.Anglish-Russian Law Dictionary on Civil and International Private Law = Legal Dictionary of Civil Law and International Law: more than 20,000 legal terms and phrases [Anglo-russkij yuridicheskij slovar’ po grazhdanskomu i mezhdunarodnomu chastnomu pravu = Legal Dictionary of Civil and International Private Law : svyshe 20 000 yuridicheskih terminov i slovosochetanij]. Moscow, 2001. 472 p. (In Russ.).
  10. Civil and commercial law of foreign countries: a textbook: in 2 volumes / editor-in-chief E. A. Vasilyev, A. S. Komarov. 4th edition, revised and enlarged [Grazhdanskoye i torgovoye pravo zarubezhnykh gosudarstv : uchebnik : v 2 tomakh / otvetstvennyy redaktor Ye. A. Vasil’yev, A. S. Komarov. 4-ye izdaniye, pererabotannoye i dopolnennoye]. Moscow, 2004. Vol. 1. 560 p. (In Russ.).
  11. Civil law: a textbook: in 3 volumes / responsible editor V.P. Mozolin. 2nd edition, revised and enlarged [Grazhdanskoye pravo : uchebnik : v 3 tomakh / otvetstvennyy redaktor V. P. Mozolin. 2-ye izdaniye, pererabotannoye i dopolnennoye]. Moscow, 2015. Vol. 1. 816 p. (In Russ.).
  12. Civil law: a textbook: in 3 volumes / edited by A. P. Sergeev. 2nd edition, revised and enlarged [Grazhdanskoye pravo : uchebnik : v 3 tomakh / pod redaktsiyey A. P. Sergeyeva. 2-ye izdaniye, pererabotannoye i dopolnennoye]. Moscow, 2019. Vol. 1. 1040 p. (In Russ.).
  13. Civil law: textbook: in 3 volumes / edited by A. P. Sergeev [Grazhdanskoye pravo : uchebnik : v 3 tomakh / pod redaktsiyey A. P. Sergeyeva]. Moscow, 2008. Vol. 1. 1008 p. (In Russ.).
  14. Civil law: textbook: in 4 volumes / editor-in-chief E. A. Sukhanov. 3rd edition, revised and enlarged [Grazhdanskoye pravo : uchebnik : v 4 tomakh / otvetstvennyy redaktor Ye. A. Sukhanov. 3-ye izdaniye, pererabotannoye i dopolnennoye]. Moscow, 2004. Vol. 1 : General part. 720 p. (In Russ.).
  15. US Uniform Trade Code / Private Law Research Center; translation from English by S. N. Lebedeva and others [Yedinoobraznyy torgovyy kodeks SSHA / Issledovatel’skiy tsentr chastnogo prava ; perevod s angliyskogo S. N. Lebedeva i drugiye]. Moscow, 1996. 427 p. (In Russ.).
  16. Zykin I. S. Customs and customs in international trade [Obychai i obyknoveniya v mezhdunarodnoy torgovle] // Legal aspects of the implementation of foreign economic relations: works of the Department of Private International and Civil Law / Moscow State Institute of International Relations. Moscow, 1979. Pp. 55–63. (In Russ.).
  17. Zykin I. S. Customs and Usages in International Trade: dissertation … Ph.D. in Law: 12.00.03 / scientific adviser S.N. Lebedev; Moscow State Institute of International Relations of the USSR Ministry of Foreign Affairs [Obychai i obyknoveniya v mezhdunarodnoy torgovle : dissertatsiya … kandidat yuridicheskikh nauk : 12.00.03 / nauchnyy rukovoditel’ S. N. Lebedev ; Moskovskiy gosudarstvennyy institut mezhdunarodnykh otnosheniy MID SSSR]. Moscow, 1980. 193 p. (In Russ.).
  18. Kanashevsky V. A. International transactions: legal regulation [Mezhdunarodnyye sdelki: pravovoye regulirovaniye]. Moscow, 2016. 664 p. (In Russ.).
  19. Model rules for European private law: translation from English / St. Petersburg State University; scientific editor N. Yu. Rasskazova [Model’nyye pravila yevropeyskogo chastnogo prava : perevod s angliyskogo / Sankt-Peterburgskiy gosudarstvennyy universitet ; nauchnyy redaktor N. YU. Rasskazova]. Moscow, 2013. 989 p. (In Russ.).
  20. Novitsky I. B. Customs of civil turnover in the draft law of obligations [Obychai grazhdanskogo oborota v proyekte obyazatel’stvennogo prava] // Bulletin of civil law, published by M. M. Vinaver. Petrograd, 1915. No. 1 (January). Pp. 49–77. (In Russ.).
  21. Principles of UNIDROIT international commercial contracts: adopted in 2010 [Printsipy mezhdunarodnykh kommercheskikh dogovorov UNIDRUA : prinyaty v 2010 g.] // UNIDROIT Principles of International Commercial Contracts 2010 / International Institute for the Unification of Private Law (UNIDROIT); translation and introductory article by A. S. Komarov. Moscow: Statute, 2013. 758 p. (In Russ.).
  22. Puginsky B.I., Amirov A.T. An Important Step in the Development of US Trade Legislation [Vazhnyy shag v razvitii torgovogo zakonodatel’stva SSHA] // Commercial law. 2008. No. 1. Pp. 134–144. (In Russ.).
  23. Ramberg J. International commercial transactions / translation from English N. G. Vilkova. 4th edition [Mezhdunarodnyye kommercheskiye tranzaktsii = International commercial transactions / perevod s angliyskogo N. G. Vilkovoy. 4 izdaniye]. Moscow, 2011. 896 p. (In Russ.).
  24. Rosenberg M.G. International Sale and Purchase Contract. Modern practice of conclusion. Dispute Resolution [Kontrakt mezhdunarodnoy kupli-prodazhi. Sovremennaya praktika zaklyucheniya. Razresheniye sporov]. M., 1996. 656 p. (In Russ.).
  25. Rosenberg M. G. International Sale of Goods: A Commentary on Legal Regulation and Dispute Resolution Practice. 4th edition, revised and enlarged [Mezhdunarodnaya kuplya-prodazha tovarov: kommentariy k pravovomu regulirovaniyu i praktike razresheniya sporov. 4-ye izdaniye, ispravlennoye i dopolnennoye]. Moscow, 2010. 448 p. (In Russ.).
  26. Sas I. General conditions of deliveries SEV = A kgst atlalanos szallitasi feltetelek / responsible editor and introductory article O. N. Sadikova; translation from the Hungarian P. Bodon [Obshchiye usloviya postavok SEV = A kgst atlalanos szallitasi feltetelek / otvetstvennyy redaktor i vstupitel’naya stat’ya O. N. Sadikova ; perevod s vengerskogo P. Bodona]. Moscow, 1978. 312 p. (In Russ.).
  27. Code of principles, rules and norms lex mercatoria CENTRAL / translation from English edited by B.I. Puginsky, A.T. Amirov [Svod printsipov, pravil i norm lex mercatoria SENTRAL / perevod s angliyskogo pod redaktsiyey B. I. Puginskogo, A. T. Amirova] // Commercial law. 2008. No. 2. Pp. 181– 215. (In Russ.).
  28. Tal L. S. Employment Contract: Civil Study [Trudovoy dogovor: Tsivilisticheskoye issledovaniye]. Moscow, 2006. 539 p. (In Russ.).
  29. Shershenevich G. F. Textbook of Russian civil law. 9th edition [Uchebnik russkogo grazhdanskogo prava. 9-ye izdaniye]. Moscow, 1911. 851 p. (In Russ.).
  30. Yachkov K.K. Introductory article [Vstupitel’naya stat’ya] // Uniform US Trade Code / Translation from English by S. N. Lebedeva, R. L. Naryshkina; introductory article K. K. Yaichkova. Moscow, 1969. Pp. 5–24. (In Russ.).