Написать в редакцию

Написать в редакцию

Заполните все поля формы и нажмите «Отправить»

  • +7 (3952) 79-88-99
  • konf38rpa@yandex.ru

Уступка права взыскания судебных расходов на оплату услуг представителя в судебном процессе

Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2019. – № 1.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2019.1.3.
Дата поступления: 23.01.2019.

Статья направлена на решение существующей в судебной практике проблемы наличия у лица, в пользу которого был принят судебный акт, возможности уступить свое право требовать с проигравшей стороны судебных расходов на оплату услуг представителя после состоявшегося факта оказания данных услуг, но без представления доказательств их фактической оплаты в пользу представителя в денежной форме. По мнению автора, подобный механизм имеет право на существование и его применение не приведет к злоупотреблению правами, а напротив сделает квалифицированную юридическую помощь доступнее для сторон судебного процесса вне зависимости от их экономического положения. В обоснование данного тезиса в статье приведены следующие суждения. Во-первых, при рассмотрении судом требования представителя (исполнителя), получившего от своего заказчика (клиента) в порядке уступки право требования компенсации им же оказанных представительских услуг, суд будет оценивать их по критерию разумности. Определяющим должен являться не тот факт, совершена или нет расходная денежная операция от заказчика к исполнителю, а то, насколько заявленная сумма судебных расходов является разумной применительно к сложности конкретного судебного дела. Во-вторых, отказ проигравшей стороны от возмещения разумных судебных расходов только на том основании, что в дело не представлен документ об их денежной оплате, может свидетельствовать о формализаторском подходе и желании получить необоснованную выгоду из недобросовестного поведения.

уступка права; цессия; судебные расходы; представительство.

Коротков Д. Б. Уступка права взыскания судебных расходов на оплату услуг представителя в судебном процессе // Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2019. – № 1.

Информация о статье

Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2019. – № 1.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2019.1.3.
Дата поступления: 23.01.2019.

Аннотация

Статья направлена на решение существующей в судебной практике проблемы наличия у лица, в пользу которого был принят судебный акт, возможности уступить свое право требовать с проигравшей стороны судебных расходов на оплату услуг представителя после состоявшегося факта оказания данных услуг, но без представления доказательств их фактической оплаты в пользу представителя в денежной форме. По мнению автора, подобный механизм имеет право на существование и его применение не приведет к злоупотреблению правами, а напротив сделает квалифицированную юридическую помощь доступнее для сторон судебного процесса вне зависимости от их экономического положения. В обоснование данного тезиса в статье приведены следующие суждения. Во-первых, при рассмотрении судом требования представителя (исполнителя), получившего от своего заказчика (клиента) в порядке уступки право требования компенсации им же оказанных представительских услуг, суд будет оценивать их по критерию разумности. Определяющим должен являться не тот факт, совершена или нет расходная денежная операция от заказчика к исполнителю, а то, насколько заявленная сумма судебных расходов является разумной применительно к сложности конкретного судебного дела. Во-вторых, отказ проигравшей стороны от возмещения разумных судебных расходов только на том основании, что в дело не представлен документ об их денежной оплате, может свидетельствовать о формализаторском подходе и желании получить необоснованную выгоду из недобросовестного поведения.

Ключевые слова

уступка права; цессия; судебные расходы; представительство.

Библиографическое описание

Коротков Д. Б. Уступка права взыскания судебных расходов на оплату услуг представителя в судебном процессе // Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2019. – № 1.

About article in English

Publication data

Prologue: Law Journal. – 2019. – № 1.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2019.1.3.
Submission date: 23.01.2019.

Abstaract

The aim of the article is to solve the existing juridical problem concerning the right of the person, in whose favor the judgement was delivered, to possibility to cede the right to demand recovering court costs of representatives` service payment from the losing party without providing evidence of their actual payment in cash in favor of the representative. According to the author`s opinion, such mechanism has the right to exist and its application will not lead to abuse of rights, but rather will make qualified legal assistance more accessible to the parties of the judicial process, regardless of their economic situation. In support of this point of view the author gives the following assessments. Firstly, when the court is considering the claims of the representative (executor), which receives the right to claim for compensation from its customer (client) in the order of assignment, the court will evaluate them according to the criterion of reasonableness. The determining factor should not be the fact whether or not any monetary payment from the customer to the contractor has been made, but the reasonableness of the claimed court costs amount in relation to the complexity of a particular court case. Secondly, the refusal of the losing party to reimburse reasonable court costs only on the grounds that a document on their monetary payment has not been submitted to the case may indicate a formalistic approach and a desire to obtain an unjustified benefit from unfair conduct.

Keywords

assignment of a right; cession; court costs; representation.

Bibliographic description

Korotkov D. B. The assignment of the right to recovering court costs of representatives’ service payment in the judicial process // Prologue: Law Journal. – 2019. – № 1.

Согласно ст. 106 Арбитражного процессуального кодекса РФ[1] (далее – АПК РФ) к судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде, относятся расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), и другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде.

Согласно п. 2 ст. 110 АПК РФ расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах. Аналогичное положение содержится в п. 12 Постановления Пленума Верховного суда РФ «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» от 21 января 2016 г. № 1[2] (далее – Постановление), согласно которому расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

При неполном (частичном) удовлетворении требований расходы на оплату услуг представителя присуждаются каждой из сторон в разумных пределах и распределяются в соответствии с правилом о пропорциональном распределении судебных расходов (ст. 98, 100 Гражданского процессуального кодекса РФ[3] (далее – ГПК РФ), ст. 111, 112 Кодекса административного судопроизводства РФ[4] (далее – КАС РФ), ст. 110 АПК РФ).

Согласно п. 13 Постановления разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства.

Кроме того, согласно позиции Президиума Высшего арбитражного суда РФ, для снижения суммы судебных расходов ссылки ответчика на несложный характер дела недостаточно[5]. Суд может снизить размер взыскиваемых судебных расходов только исходя из конкретных обстоятельств дела. Суд обязан выносить при этом мотивированное решение и не вправе уменьшать размер расходов произвольно. Сумма имущественного интереса также не является фактором, который сам по себе указывает на разумность или чрезмерность понесенных расходов по его защите[6].

Стоит отметить, что на заре формирования института возмещения судебных расходов в пользу выигравшей дело стороны мнения ученых относительно него разнились.

Одни авторы соглашались с законодателем и допускали необходимость присуждения судом с проигравшей дело стороны в пользу выигравшей расходов на оплату услуг представителя в разумных пределах по усмотрению суда в зависимости от сложности рассматриваемого дела [2]. При этом ученые отмечали, что уже в 2002 г. Конституционный суд РФ высказал позицию[7] о том, что прямое закрепление в ст. 91 Гражданского процессуального кодекса РСФСР положения о присуждении судом стороне, в пользу которой состоялось решение, расходов по оплате помощи представителя с другой стороны, не означает, что из-за отсутствия аналогичной нормы в АПК РФ такие же расходы не могут быть взысканы при защите сторонами своих прав в порядке арбитражного судопроизводства. Иное противоречило бы закрепленному в ч. 1 ст. 19 Конституции РФ[8] принципу равенства каждого перед законом и судом. В другом определении Конституционного суда РФ[9] было указано, что правило ч. 2 ст. 110 АПК РФ, предоставляющее арбитражному суду право уменьшить сумму, взыскиваемую в возмещение соответствующих расходов по оплате услуг представителя, призвано создавать условия, при которых соблюдался бы необходимый баланс процессуальных прав и обязанностей сторон. Обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя и тем самым – на реализацию требования ч. 3 ст. 17 Конституции РФ.

Другие авторы полагали, что расходы на оплату услуг представителя распределяться вообще не должны, поскольку решение вопроса об обращении к судебному представителю за юридической помощью и несение соответствующих расходов – это сугубо добровольное дело каждой стороны [1, с. 39-43]. Возмещение таких расходов проигравшей дело стороной нарушит принцип равенства всех перед законом и судом. В качестве примера приводились ситуации, когда одна из сторон в выигрышном для нее деле прибегла к помощи представителя исключительно для «подстраховки» и, разумеется, выиграла дело. Противоположная сторона к помощи представителя не прибегала и, соответственно, расходов на него не понесла, но в результате вынуждена была оплатить своему оппоненту расходы по оплате услуг представителя.

Современной правоприменительной практикой воспринят первый подход, и она уверенно идет по пути необходимости присуждения расходов на оплату услуг представителя, понесенных лицом, в пользу которого принят судебный акт. Исключением являются, например, дела, рассматриваемые в порядке приказного производства. Так Конституционный суд РФ[10] указал, что в приказном производстве судебный приказ выносится по бесспорным требованиям, подтвержденным письменными доказательствами, без судебного разбирательства и вызова сторон для заслушивания их объяснений; возражение должника относительно исполнения судебного приказа влечет его отмену без выяснения вопроса о правомерности заявленного требования с разъяснением взыскателю его права предъявить заявленное требование в порядке искового производства, а потому распределение судебных расходов между взыскателем и должником судьей при вынесении судебного приказа не осуществляется — за исключением государственной пошлины. Несмотря на то, что в данном случае Конституционным судом РФ оценивались положения ГПК РФ, очевидно, эта правовая позиция может быть использована и при толковании соответствующих норм АПК РФ. С учетом этого, мы будем исходить из того, что в рамках приказного производства (как в гражданском, так и в арбитражном процессах) сторона, в пользу которой состоялся судебный акт (судебный приказ) имеет право на взыскание с проигравшей стороны судебных расходов, но после вступления судебного приказа в законную силу. При этом отметим дискуссионность обозначенной нами позиции, поскольку в судебной практике продолжает бытовать мнение о том, что судебные издержки между взыскателем и должником не подлежат распределению даже после вынесения судебного приказа и суд отказывает в принятии к производству заявления о распределении судебных издержек, понесенных в связи с рассмотрением заявления о выдаче судебного приказа, поданного после вынесения судебного приказа (определения об отмене судебного приказа)[11].

Рассматривая вопрос о возможности уступки права на взыскание судебных расходов на оплату услуг представителя, будем исходить из бесспорных ситуаций, в которых однозначно допустимо распределение судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом.

Признавая по общему правилу необходимость присуждения расходов на оплату услуг представителя лицу, в пользу которого был принят судебный акт, ни действующее законодательство, ни судебная практика не дают однозначного понимания о возможности лица, в пользу которого был принят судебный акт, уступить свое право требовать с проигравшей стороны судебных расходов на оплату услуг представителя после состоявшегося факта оказания данных услуг, но без представления доказательств их фактической оплаты в пользу представителя в денежной форме.

В качестве иллюстративного примера приведем следующую ситуацию. Заказчик (клиент) и исполнитель (представитель) заключают договор возмездного оказания юридических услуг (или иной договор, в рамках которого одна сторона совершает по поручению другой стороны действия по представительству ее интересов в суде), фиксируют в нем стоимость услуг (разумеется, с учетом ограничений в части «гонорара успеха», изложенных в Постановлении Конституционного суда РФ от 23 января 2007 г. № 1-П[12]) и прописывают условие об их оплате после вступления решения суда в законную силу. После того как решение, вынесенное в пользу заказчика, вступает в законную силу заказчик заключает с исполнителем договор цессии в части уступки своего права на взыскание судебных расходов с проигравшей дело стороны. Исполнитель обращается в суд с заявлением к проигравшей стороне о взыскании в свою пользу судебных расходов за участие в деле по представительству интересов заказчика.

Практическая сложность в реализации описанного мероприятия состоит в том, что сложившаяся судебная практика исходит из необходимости доказывания лицом реальности несения судебных расходов на оплату услуг представителя[13]. В данной ситуации заказчик фактически денежные средства представителю не оплатил, но вместо оплаты оказанных юридических услуг уступил ему свое право требовать с проигравшей дело стороны данных расходов. Представитель в свою очередь согласился с таким видом встречного предоставления со стороны заказчика.

Разрешение поставленного нами вопроса можно попытаться найти в п. 9 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 21 января 2016 г. № 1[14] (далее – Постановление № 1), согласно которому уступка права на возмещение судебных издержек как такового допускается не только после их присуждения лицу, участвующему в деле, но и в период рассмотрения дела судом (ст. 382, 383, 388.1 ГК РФ). Заключение указанного соглашения до присуждения судебных издержек не влечет процессуальную замену лица, участвующего в деле и уступившего право на возмещение судебных издержек, его правопреемником, поскольку такое право возникает и переходит к правопреемнику лишь в момент присуждения судебных издержек в пользу правопредшественника (п. 2 ст. 388.1 ГК РФ).

Комментаторы п. 9 Постановления № 1 указывают, что процессуальное соглашение об уступке права на возмещение судебных издержек может быть заключено до момента трансформации объективной возможности возмещения издержек в конкретное субъективное право участника процесса, которая происходит при вынесении соответствующего судебного акта [3, с. 141-192]. Таким образом, Постановление № 1 разъясняет момент возникновения и перехода к правопреемнику права на возмещение судебных расходов (в момент присуждения судебных издержек в пользу правопредшественника), но не дает однозначного ответа на вопрос о самой возможности уступки права взыскания фактически неоплаченных представителю судебных расходов.

По нашему мнению, подобный механизм имеет право на существование и его практическое применение не приведет к злоупотреблению правами, а напротив сделает квалифицированную юридическую помощь доступнее для сторон арбитражного (равно как и гражданского) процесса вне зависимости от их экономического положения.

В обоснование данного тезиса обращаем внимание на следующее:

  1. В опровержение обозначенного нами подхода может быть указано то, что действующее процессуальное законодательство, регламентируя институт судебных расходов (к которым относятся и расходы на оплату услуг представителя) исходит из необходимости компенсации сторонам и другим лицам, участвующим в деле, только затрат, фактически понесенных ими в результате рассмотрения дела (действующий на практике механизм взыскания реально понесенных участником процесса судебных расходов служит целью борьбы со взысканием чрезмерных и неоправданных сумм). При этом могут быть приведены ссылки как на судебную практику, так и на положения Концепции единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации[15]. Действительно, согласно п. 7.4.1 Концепции единого ГПК РФ, к числу судебных расходов предлагается относить любые связанные с рассмотрением дела расходы, фактически понесенные лицами, участвующими в деле, в ходе рассмотрения дела на всех стадиях судебного процесса, включая исполнение судебного акта. При этом в состав расходов включаются в числе прочих суммы, фактически уплаченные адвокату или иному представителю лица, участвующего в деле, в возмещение понесенных им издержек и в виде вознаграждения за оказанные услуги. В соответствии с п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 г. № 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах»[16] для возмещения судебных расходов стороне, в пользу которой принят судебный акт, значение имеет единственное обстоятельство: понесены ли соответствующие расходы. Тем не менее, на наш взгляд, доказывание факта несения участником судебного процесса соответствующих судебных расходов не должно приравниваться к буквальному доказыванию фактического перечисления заказчиком исполнителю определенной денежной суммы в счет оказанных юридических услуг. Несложно сформулировать пример, когда заказчик (клиент) реально перечисляет исполнителю (представителю) заведомо чрезмерную денежную сумму в качестве оплаты юридических услуг. Очевидно, что в данном случае доказательства реальной денежной оплаты судебных расходов (например, выписки из банковских счетов заказчика и исполнителя о списании/зачислении денежных средств) не будут иметь для суда решающего значения. Суд в любом случае будет оценивать судебные расходы с позиции их разумности и соответствия сложности дела. Именно судебная оценка разумности понесенных судебных расходов, связанных с рассмотрением дела, является действенной гарантией не злоупотребления стороной своими правами и страхует проигравшую дело сторону от взыскания с неё чрезмерных и неоправданных судебных расходов. Таким образом, определяющим будет являться не тот факт, совершена или нет расходная денежная операция от заказчика (клиента) к исполнителю (представителю), а то, оказана ли фактически представителем юридическая услуга и насколько заявленная сумма судебных расходов является разумной применительно к сложности конкретного дела. Следовательно, при рассмотрении судом требования исполнителя (представителя), получившего от своего заказчика (клиента) в порядке уступки право требования компенсации им же оказанных представительских услуг, суд будет оценивать их именно по критерию разумности.
  2. Рассматривая поставленный вопрос с позиции стороны, проигравшей дело, необходимо понимать, что для неё, по сути, важны два аспекта: чтобы судебные расходы были взысканы в разумных пределах, и чтобы они были взысканы однократно. По нашему мнению, для проигравшей дело стороны не являются определяющими такие обстоятельства как: в чью фактически пользу взыскиваются судебные расходы (в пользу заказчика или напрямую в пользу его представителя, оказавшего заказчику юридические услуги), а также были ли эти судебные расходы оплачены денежными средствами заказчика или заказчик договорился с исполнителем (представителем) об их оплате посредством уступки права на взыскание судебных расходов. Более того, отказ проигравшей дело стороны от возмещения разумных судебных расходов только на том основании, что в дело не представлен документ об их денежной оплате может свидетельствовать о формальном подходе и желании получить необоснованную выгоду из недобросовестного поведения. Этот недобросовестный подход можно сформулировать следующим образом: если сторона судебного процесса является платежеспособной и имеет возможность оплатить в денежной форме судебные расходы, то она имеет право на компенсацию таких понесенных расходов; если же сторона реально не оплатила судебные расходы на оплату услуг представителя, а представитель пусть и оказал юридические услуги с учетом договоренности получить в последующем право на возмещение своих расходов с проигравшей стороны, то такая сторона лишается права на компенсацию. Полагаем, что в такой ситуации страдает добросовестный представитель выигравшей дело стороны (он фактически оказал юридические услуги, причем оказал их качественно, но не может предъявить требования к своему заказчику, поскольку по условиям договора в качестве оплаты своих услуг получил от него право требовать компенсацию с проигравшей дело стороны, но и лишается при этом права на взыскание судебных расходов с проигравшей стороны, поскольку не доказал реальность их денежной оплаты со стороны своего заказчика). Зато проигравшая дело сторона оказывается в преимущественном положении, поскольку фактически вообще освобождается от обязанности возместить разумно понесенные судебные расходы, возникшие по причине неправомерности её правовой позиции в судебном споре.
  3. Наконец, рассматривая поставленный вопрос сквозь призму норм гл. 24 ГК РФ об уступке требования (цессии), приходим к выводу, что соглашение между заказчиком (клиентом) и исполнителем (представителем) об уступке последнему права требовать с проигравшей стороны возмещения расходов на оплату услуг представителя не противоречит принципам договорного права и, в частности, принципу свободы договора. В силу ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора и вправе определять условия такого договора по своему усмотрению, а потому заказчик и его представитель свободны в установлении условий и формы выплаты вознаграждения за оказанные юридические услуги. ГК РФ не только не предусматривает здесь каких-либо препятствий, но прямо устанавливает, что физические и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе, они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора (п. 2 ст. 1 ГК РФ). Таким образом, заключение заказчиком (клиентом) и исполнителем (представителем) договора уступки требования взыскания расходов на оплату услуг представителя можно считать в силу принципа свободы договора одним из допустимых способов оплаты услуг судебного представителя, поскольку не обязательно, что способом оплаты оказанных юридических услуг будет являться исключительно перечисление денежных средств. Кроме того, ст. 388.1 ГК РФ допускает уступку будущего требования и, если иное не установлено законом, будущее требование переходит к цессионарию с момента его возникновения. В нашем случае, заказчик (клиент) уступает исполнителю (представителю) свое будущее требование взыскания с проигравшей стороны судебных расходов. Данное требование, с учетом ранее обозначенных нами доводов, возникнет после фактического оказания представителем юридических услуг, и с этого момента представитель сможет обратиться в суд с заявлением о взыскании судебных расходов в свою пользу с проигравшей дело стороны, обосновывая свое требование заключенным с заказчиком соглашением об уступке будущего требования. В противном случае мы придем к выводу о том, что право на возмещение судебных расходов возникает только в том случае, если они были оплачены в денежной форме (без учета применения иных форм и способов оплаты, не запрещенных законом). По нашему мнению, такой вывод был бы не справедливым.

Таким образом, мы полагаем, что допустимость уступки права взыскания судебных расходов на оплату услуг представителя в гражданском, арбитражном и административном судопроизводстве будет способствовать развитию института профессионального судебного представительства и обеспечит к нему широкий общественный доступ[17]

Сноски

Нажмите на активную сноску снова, чтобы вернуться к чтению текста.

[1] Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации : федер. закон от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ // Парламентская газета. – 2002 г. – 27 июля.

[2] О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела : постановление Пленума Верховного суда РФ от 21 янв. 2016 г. № 1 // Российская газета. – 2016. – 1 марта.

[3] Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации : федер. закон от 14 нояб. 2002 г. № 138-ФЗ // СЗ РФ. – 2002. – 46, ст. 4532.

[4] Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации : федер. закон от 8 марта 2015 г. № 21-ФЗ // СЗ РФ. – 2015.– № 10, ст. 1391.

[5] Постановление Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 15 окт. 2013 г. № 16416/11 // СПС «КонсультантПлюс».

[6] Постановление Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 24 июля 2012 г. № 2598/12 // СПС «КонсультантПлюс».

[7] Определение Конституционного суда РФ от 20 февр. 2002 г. № 22-О // СПС «КонсультантПлюс».

[8] Конституция Российской Федерации : принята всенародным голосованием 12 дек. 1993 г. // СЗ РФ. – 2014. – № 31, ст. 4398.

[9] Определение Конституционного суда РФ от 21 дек. 2004 г. № 454-О // СПС «КонсультантПлюс».

[10] Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шабанова Ивана Александровича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации : определение Конституционного суда РФ от 28 февр. 2017 г. № 378-О // СПС «КонсультантПлюс».

[11] Поскольку исследование данного вопроса не входит в предмет рассмотрения нашей статьи, то дальнейшую дискуссию мы оставим за ее пределами.

[12] По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В. В. Макеева : постановление Конституционного суда РФ от 23 янв. 2007 г. № 1-П // СПС «КонсультантПлюс».

[13] Напр., Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06 февр. 2017 г. № 17АП-7423/2016-ГК по делу № А60-59691/2015 // СПС «КонсультантПлюс».

[14] О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела : постановление Пленума Верховного суда РФ от 21 янв. 2016 г. № 1 // СПС «КонсультантПлюс».

[15] Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (одобрена решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД ФС РФ от 08 дек. 2014 г. № 124(1)) // СПС «Консультант Плюс».

[16] Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 05 дек. 2007 г. № 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах» // СПС «Консультант Плюс».

[17] При этом автор обращает внимание, что существуют и иные способы обеспечения доступности профессиональной юридической помощи. В частности, можно вести речь о набирающем популярность институте «судебного инвестирования», который заслуживает отдельного детального изучения в последующих статьях.

Список использованной литературы

  1. Диордиева О. Н. Судебные расходы как превентивные меры // Российский судья. – 2004. – № 3. – С. 39-43.
  2. Радченко С. Возмещение расходов // ЭЖ-ЮРИСТ. – 2004. – № 36.
  3. Раздьяконов Е. С., Тарасов И. Н., Халатов С. А. Актуальные вопросы возмещения судебных издержек : комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. – 2016. – № 4. – С. 141-192.

References

  1. Diordieva O. N. Court costs as preventive measures [Sudebnye raskhody kak preventivnye mery]. Rossijskij sud’ya – Russian judge. 2004. Issue 3. Pp. 39-43. (In Russ.).
  2. Radchenko S. reimbursement of expenses [Vozmeshchenie raskhodov]. EHZH-YURIST. 2004. Issue 36. Pp. (In Russ.).
  3. Razdyakonov E. S., Tarasov I. N., Coats, S. A. Current issues in reimbursement of legal costs: commentary to decree of the Plenum of the Supreme Court [Aktual’nye voprosy vozmeshcheniya sudebnyh izderzhek: kommentarij k Postanovleniyu Plenuma Verhovnogo Suda RF]. Vestnik ehkonomicheskogo pravosudiya Rossijskoj Federacii – Bulletin of economic justice of the Russian Federation. Issue 4. Pp. 141-192. (In Russ.).