Написать в редакцию

Написать в редакцию

Заполните все поля формы и нажмите «Отправить»

  • +7 (3952) 79-88-99
  • konf38rpa@yandex.ru

Управление социальной сферой через призму системного подхода

Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2019. – № 1.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2019.1.6.
Дата поступления: 07.03.2019.

Сделан акцент на актуализации проблемы управления социальной сферой, указывается на обусловленность этого процесса современными стратегическими целями развития российского государства. При этом подчеркивается необходимость исследования управления социальной сферой с позиции системного подхода. Поднимается проблема отсутствия устойчивой концепции структурной организации социальной сферы как объекта управления и самого управления социальной сферой. Автор рассматривает структуру социальной сферы и управления социальной сферой с различных позиций с применением разных способов системной методологии и предлагает понятие управления социальной сферой. Анализируя определенные положительные и отрицательные результаты нормативно-правового регулирования деятельности негосударственных пенсионных фондов, автор заостряет внимание на существовании отдельных недостатков такового, требующих вмешательства со стороны законодателя.

управление; социальная сфера; системный подход.

Кешикова Н. В. Управление социальной сферой через призму системного подхода // Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2019. – № 1.

Информация о статье

Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2019. – № 1.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2019.1.6.
Дата поступления: 07.03.2019.

Аннотация

Сделан акцент на актуализации проблемы управления социальной сферой, указывается на обусловленность этого процесса современными стратегическими целями развития российского государства. При этом подчеркивается необходимость исследования управления социальной сферой с позиции системного подхода. Поднимается проблема отсутствия устойчивой концепции структурной организации социальной сферы как объекта управления и самого управления социальной сферой. Автор рассматривает структуру социальной сферы и управления социальной сферой с различных позиций с применением разных способов системной методологии и предлагает понятие управления социальной сферой. Анализируя определенные положительные и отрицательные результаты нормативно-правового регулирования деятельности негосударственных пенсионных фондов, автор заостряет внимание на существовании отдельных недостатков такового, требующих вмешательства со стороны законодателя.

Ключевые слова

управление; социальная сфера; системный подход.

Библиографическое описание

Кешикова Н. В. Управление социальной сферой через призму системного подхода // Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2019. – № 1.

About article in English

Publication data

Prologue: Law Journal. – 2019. – № 1.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2019.1.6.
Submission date: 07.03.2019.

Abstaract

The author focuses on the actualization of the problem of social sphere management, pointing to the modern strategic goals of the Russian state development that make conditional upon this process. The idea of the article is to highlight the need for studying social sphere management from the standpoint of the system approach. The author raises the problem of the lack of a sustained concept of the social sphere structural organization as an object of management and the management of the social sphere itself. The author examines the structure of the social sphere and its management from different positions using different methods of system methodology and proposes the concept of the social sphere management. Analyzing certain positive and negative results of the legal regulation of non-state pension funds activities, the author focuses on the existence of certain shortcomings of it, which in turn require the interference by legislators.

Keywords

management; social services; systems approach.

Bibliographic description

Keshikova N. V. Social sphere management through the prism of the system approach // Prologue: Law Journal. – 2019. – № 1.

Ускорение темпов развития социальной сферы в государстве находится в прямой зависимости от коренного пересмотра механизма государственного управления социальными процессами. В этих обстоятельствах административно-правовое регулятивное воздействие на отношения в социальной сфере призвано создать условия для достижения системности и упорядоченности [13, с. 3-4] во всех областях управления социальной сферой. Это, в свою очередь, требует постоянного мониторинга условий и результатов административно-правового регулирования управления в социальной сфере. Следует заметить, что отдельные теоретические и практические вопросы управления социальной сферой сформулированы в работах: Н. С. Волковой, З. П. Замараевой, Е. А. Коротаевой, А. А. Ходусова и др. [2; 14]. В науке, в частности, поднимаются вопросы административно-правовой обеспеченности противодействия коррупции в социальной сфере (А. В. Полукаров), определения состава минимального размера заработной платы (Э. Х. Мягкова), дискриминации в сфере труда и занятости инвалидов (Н. Н. Курова; В. П. Шестаков), финансирования социальных услуг (Н. В. Киселева) и др. [5; 8; 9; 10; 15]. Однако чрезвычайно мало работ, отображающих социальную сферу в контексте системы административно-правового управления ею. Хотя подобные проблемы в социальной сфере существуют и сейчас. Вследствие чего исследование теоретических и административно-правовых аспектов управления социальной сферой приобретают особую остроту.

Не случайно Послание Президента РФ В. В. Путина в 2019 г. сосредоточено, прежде всего, на вопросах внутреннего социального развития. В этом Послании еще раз определено содержание и намечены ориентиры управления социальной сферой, которые отражают соответствующие запросы и ожидания граждан страны. Национальные проекты построены вокруг человека, ради достижения нового качества жизни для всех поколений[1]. Именно поэтому разработка и реализация направлений деятельности в системе управления социальной сферой учитывает цели и задачи Национального плана противодействия коррупции[2], других программных документов, отдельные нормы Указа Президента России «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» от 7 мая 2018 г. № 204[3]. В связи с чем планы мониторинга правоприменения законодательства РФ формируются Минюстом РФ также с учетом национальных целей и стратегических задач развития России. В 2019 г. объектом мониторинга будет сфера охраны здоровья детей, пенсионного обеспечения и др.[4] Так, в 2017–2018 гг.[5] уже проводился мониторинг правоприменения в сферах лекарственного обеспечения населения; оплаты труда; а также негосударственных пенсионных фондов[6]. Что касается сферы негосударственных пенсионных фондов, то следует заметить, что по информации Банка России по состоянию на 15 июля 2018 г. лицензию на осуществление деятельности по пенсионному обеспечению и пенсионному страхованию имеют 65 негосударственных пенсионных фондов, из них 38 являются участниками системы гарантирования прав застрахованных лиц. По итогам 2017 г. объем средств пенсионных накоплений составил 2 635,3 млрд руб.; объем пенсионных резервов – 1 217,5 млрд руб.; число застрахованных лиц – 37 млн чел.; число участников – 6,1 млн чел.; число застрахованных лиц, получающих накопительную пенсию, единовременную выплату средств пенсионных накоплений и срочную пенсионную выплату, составляет 0,4 млн чел.; число участников, получающих негосударственную пенсию, – 1,5 млн чел.; объем выплаты накопительной пенсии, единовременной выплаты средств пенсионных накоплений и срочной пенсионной выплаты – 8,1 млрд руб.; объем выплаты негосударственных пенсий – 59,6 млрд руб.[7] Весомость приведенных цифр, характеризующих только одну из организационно-правовых форм отрасли управления социальной сферой – пенсионного обеспечения – свидетельствует в пользу того, что социальные системы управления относятся к наиболее сложным. Поэтому столь важно определиться с выбором методологии исследования [11]. Выраженный системный характер управления в социальной сфере, а также направлений его реформирования определяет необходимость изучения, как самой социальной сферы, так и управления социальной сферой на базе системных исследований с использованием системного подхода, в основе которого лежит изучение объектов как систем. Тем более что системный подход востребован и применяется в современной юридической науке [4]. Такой подход себя оправдывает, так как само общество в целом с системно-структурной точки зрения в статике предстает в качестве целостной, исторически устойчивой формы (мегасистемы) совместной жизнедеятельности людей. Ее целостность и историческая устойчивость (воспроизводимость и возобновляемость) обеспечивается именно наличием и функционированием ее внутреннего устройства – структуры, которая представляет собой расчлененное и качественно воспроизводимое единство взаимодействующих частей общества. Структура общества возобновляет и организованность общества как целостной системы и определяет порядок действия частей в обществе, не разрушающий его жизнеспособность [12, с. 14]. Одновременно общество со структурно-функциональной точки зрения в динамике – есть сложная динамическая мегасистема с иерархией подсистем различной сложности и организации – экономической, политической социальной, культурной, правовой. Каждая из этих частей – элементов, являясь компонентом, частью системы более высокого уровня – общества в целом, в свою очередь заключает в себе собственные подсистемы, которые тоже подвержены членению. В структуре общества на макроуровне его строения выделяется социальная сфера. В свою очередь в социальную сферу на мезоуровне входят достаточно сложные подсистемы – отрасли, имеющие иерархическую структуру управления, многоуровневую систему финансирования и работающие в трех экономических секторах: государственном, частном и общественном. Структурную организацию социальной сферы на мезоуровне рассматривают в самом общем виде с различных позиций: либо с учетом выполняемых функций – как совокупность мезосистем, каждая из которых несет определенную функцию (образования и здравоохранения, сферы бытовых и культурных услуг, транспортного обслуживания, социального страхования, пенсионного обеспечения и т. п.); либо с учетом содержания в виде совокупности условий, обязанностей и возможностей общества и его членов по удовлетворению и обогащению их потребителей [3, с. 50]. Или, наконец, в частном ракурсе, социальную сферу образуют на мезоуровне лишь социально-экономические объекты и социально-экономические процессы, связанные с потребностями людей, с потреблением людьми материальных и духовных благ [6, с. 104]. В этом смысле основными компонентами социальной сферы являются государство (в роли бюджета всех уровней и внебюджетных фондов), частные институты и кредитно-финансовые учреждения. В любом случае в основе функционирования общества как мегасистемы, социальной сферы общества, как макросистемы, а также всех составляющих ее подсистем на мезоуровне – образования, здравоохранения, культуры, социального обеспечения и страхования, пенсионного обеспечения, лежит управление общностями людей. Системный характер объекта управления – социальной сферы, обусловливает необходимость организации управления такого рода объектом на системной основе. Поэтому речь идет не просто об управлении социальной сферой, а о системе управления. Будучи таковой система управления социальной сферой является одной из подсистем управления обществом, имеющей определенную внутреннюю организацию и функции, связь с другими системами и перспективы дальнейшего развития. Нет однозначного подхода и к построению системы управления социальной сферой. С позиции структурно-функционального подхода система управления социальной сферой представляет собой комплекс подсистем более низкого уровня (класса) – элементов управления и их отношений, закономерно связанных в единое целое. В этом случае структура системы управления социальной сферой включает целые блоки подсистем, среди которых: цели, субъекты, объекты и их связи, принципы, функции, методы, информационные потоки, процессы, технологии, результаты управления. С позиции системно-управленческого подхода система управления социальной сферой имеет уровневую организацию, которая включает [12]: 1) уровень – управляющую подсистему (исполнительные органы государственной власти РФ, государственные органы социальной защиты в центре и на местах, органы местного самоуправления, благотворительные организации, граждане занимающиеся благотворительной деятельностью); 2) уровень – управляемую подсистему (учреждения социальной сферы, а также лица, которые подлежат социальной защите в соответствии с социальным законодательством РФ); 3) уровень – меры по социальной защите и их содержание; 4) уровень – социальный контроль исполнения нормативных актов о социальной защите и ответственность за их нарушение. Здесь управляющая подсистема устроена с учетом особенностей формы государственного устройства в России и принципами федерализма и разделения публичной власти. Поэтому на федеральном уровне социальная сфера управляется всеми властными структурами социального характера: министерствами, департаментами, службами, управлениями. На региональном уровне – соответствующего уровня министерствами, управлениями и департаментами социального предназначения. На муниципальном уровне – органами местного самоуправления, специализированными отделами.

С формально-юридических позиций управление социальной сферой реализуется по нескольким направлениям: нормативно-правовое регулирование, реализация нормативно-правовых установлений и контроль деятельности органов и организаций в социальной сфере [1, с. 6]. Причем правовые документы, регламентирующие вопросы социальной политики и социального обеспечения, принимаются на всех уровнях управления – федеральном, региональном и муниципальном [6, с. 104]. А развитие нормативно-правового инструментария в социальной сфере предопределено стратегическими установками, изложенными в Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 г. (далее Концепция)[8], концепциях развития тех или иных секторов социальной сферы, а также в ряде программных документов отраслевого характера. Здесь главной стратегической целью является достижение уровня экономического и социального развития, соответствующего статусу России как ведущей мировой державы XXI в., занимающей передовые позиции в глобальной экономической конкуренции и надежно обеспечивающей национальную безопасность и реализацию конституционных прав граждан (п. 3 Концепции). Тактические цели предопределяют основополагающие направления деятельности компетентных субъектов в каждой из организационно-правовых форм управления социальной сферой – пенсионным обеспечением и социальным обеспечением, предполагающим выплату различных пенсий, а также пособий компенсирующего и стимулирующего характера установленным категориям граждан. Следует обратить внимание, что нормативно-правовой блок, регулирующий основы пенсионного обеспечения, весьма обширен. Это доказывают результаты мониторинга только за 2017 г., согласно которым лишь в сфере деятельности негосударственных пенсионных фондов в целях совершенствования социального законодательства РФ приняты 5 федеральных законов, а также 19 подзаконных нормативно-правовых актов. Так, в ходе проведения анализа правоприменительной практики по показателю неполноты в правовом регулировании общественных отношений выявлена необходимость законодательного урегулирования вопросов обеспечения застрахованных лиц актуальной информацией о сумме средств пенсионных накоплений, учтенных негосударственным пенсионным фондом на пенсионном счете накопительной пенсии застрахованного лица, и о возможных финансовых потерях при досрочной смене гражданами страховщика. В данный момент вопросы защиты прав застрахованных лиц урегулированы Федеральным законом от 29 июля 2018 г. № 269-ФЗ[9], предусматривающим информирование застрахованных лиц о возможных финансовых потерях при досрочной смене страховщика по обязательному пенсионному страхованию, а также предоставляющим право застрахованным лицам на отказ от смены страховщика по обязательному пенсионному страхованию путем подачи соответствующего уведомления в Пенсионный фонд РФ. Однако эффективность управления системой пенсионного обеспечения до настоящего времени признается крайне низкой. Так, в частности, в соответствии с ч. 1 ст. 4.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях[10] срок давности привлечения к административной ответственности за нарушение законодательства РФ о негосударственных пенсионных фондах составляет один год со дня совершения административного правонарушения. Вместе с тем на практике привлечь недобросовестные фонды к ответственности не представляется возможным в подавляющем большинстве случаев в связи с истечением срока давности по правонарушению, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 15.29 Кодекса об административных правонарушениях РФ.

Следовательно, социальная сфера как объект управления является сложной большой открытой макросистемой, включающей в себя на мезоуровне подсистемы – отрасли. В свою очередь социальная сфера является частью (подсистемой) общества в целом, которое предстает по отношению к ней системой более высокого порядка – мегасистемой. Поэтому и управление социальной сферой как сложной системой требует системного подхода; финансирования учреждений и организаций социальной сферы из бюджетов разного уровня (федерального, субъекта РФ, муниципального), а также наличия различных организационно-правовых форм собственности, что, в конечном итоге, предъявляет к управлению социальной сферой особые требования [3, с. 51]. Одновременно управление деятельностью в социальной сфере представляет собой стратегическую функцию государства. В этом смысле опыт многих социально ориентированных стран апробировал существование взвешенной системы социальной защиты, которая приводит не только к общему благополучию, но и содействует динамическому развитию экономики, а также стабилизации социальной и политической ситуации в стране. Именно социальная составляющая любого государства должна стать локомотивом в преодолении существующих экономических и политических трудностей [7 с. 23].

С позиций системного подхода само управление социальной сферой видится нам системным образованием – системой, относимой к разряду органических и обладающей всеми основными системообразующими их признаками – системностью, целостностью, организованностью и интегративностью. Необходимость системного анализа управления социальной сферой объективно предопределяется системным характером последней. Обрисованная выше схема структурной организации общества, социальной сферы общества и системы управления ею позволит нам сформулировать имеющее значение для науки административного права определение управления социальной сферой, как целенаправленного системного регулирующего воздействия на реализацию социальной политики в обществе и государстве, осуществляемой в правовой форме через планомерную, непрерывную, организующую по содержанию своего воздействия на управляемые объекты деятельность уполномоченных субъектов управления, которая проявляется в исполнительно-распорядительной форме и преследует цель обеспечения удовлетворения социальных потребностей населения России в сфере социального обеспечения. В этом ракурсе административно-правовое регулятивное воздействие на управление в социальной сфере является базисным, фундаментальным фактором обеспечения не только собственно развития национальной экономики, но и обеспечения национальной безопасности государства. В связи с чем по результатам исследования напрашивается вывод о целесообразности в целях противодействия фальсификациям при переходе граждан РФ из одного пенсионного фонда в другой внести изменения в ст. 4.5 Кодекса об административных правонарушениях РФ в части увеличения срока исковой давности за нарушение требований законодательства России, касающихся деятельности негосударственных пенсионных фондов, до двух лет со дня совершения административного правонарушения.

Сноски

Нажмите на активную сноску снова, чтобы вернуться к чтению текста.

[1] Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 20 февр. 2019 г. – URL : http://kremlin.ru/events/president/news/59863.

[2] О Национальном плане противодействия коррупции на 2018-2020 годы : указ Президента РФ от 29 июня 2018 г. № 378 // СЗ РФ. – 2018.– № 27, ст. 4038.

[3] О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года : указ Президента России от 7 мая 2018 г. №2 04 // СЗ РФ. – 2018. – № 20, ст. 2817.

[4] Об утверждении плана мониторинга правоприменения на 2019 год : распоряжение Правительства РФ от 29 авг. 2018 г. № 1805-р. – URL : http://government.ru/docs/33791/.

[5] Об утверждении плана мониторинга правоприменения в Российской Федерации на 2018 год : распоряжение Правительства РФ от 16 авг. 2017 г. № 1742-р. – URL : https://minjust.ru/sites/default/files/plan_monitoringa_2018_god.pdf.

[6] Доклад о результатах мониторинга правоприменения в Российской Федерации за 2017 год. – URL : https://minjust.ru/pravovaya-informaciya/doklad-o-rezultatah-monitoringa-pravoprimeneniya-v-rossiyskoy-federacii-za.

[7] Обзор ключевых показателей негосударственных пенсионных фондов за II квартал 2018 года : информационно-аналитические материалы ЦБ России. – URL : https://www.cbr.ru/Content/Document/File/59777/rewiew_npf_18Q2.pdf.

[8] О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года : распоряжение Правительства РФ от 17 нояб. 2008 г. № 1662-р // СЗ РФ. – 2008. – № 47, ст. 5489.

[9] О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях обеспечения права граждан на получение информации о последствиях прекращения договоров об обязательном пенсионном страховании : федер. закон от 29 июля 2018 г. № 269-ФЗ // СЗ РФ. – 2018. – № 31, ст. 4858.

[10] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях : федер. закон от 30 дек. 2001 г. № 195-ФЗ // СЗ РФ. – 2002. – № 1 (ч. 1), ст. 1.

Список использованной литературы

  1. Волкова Н. С. Государственное управление социальной сферой : состояние и модернизация // Журнал российского права. – 2013. – № 7. – С. 5-15.
  2. Замараева З. П. К вопросу об определении понятий «социальная защита» и «социальное обеспечение» (правовой аспект) // Вестник Пермского университета. – 2017. – № 2. – С. 203-209.
  3. Зеленская Т. М. Использование системного подхода в управлении социальной сферой// Вестник Саратовского гос. социально-экономического университета. – 2009. – № 1(25). – С. 50-52.
  4. Кешикова Н. В. Принципы порядка формирования государственных органов: методологические, системные, ценностно-гуманистические и институциональные аспекты. – Иркутск : Иркутский институт (филиал) ВГУЮ (РПА Минюста России), 2017. – 137 с.
  5. Киселева Н. В. Финансирование социальных услуг в условиях Российской Федерации // Финансовое право. – 2018. – № 12. – С. 36-39.
  6. Коротаева Е. А. Правовая основа регионального управления в социальной сфере // Вестник Удмуртского университета. – 2017. – № 4. – Т. 27. – С. 104-109.
  7. Крамаренко Л. В. Электронные технологии в государственном управлении социальной сферой Украины (на примере г. Ялта) // Государственное управление. Электронный вестник. – 2013. – Вып. № 40. – С. 23-31.
  8. Мягкова Э. Х. Проблемы определения состава минимального размера заработной платы : анализ законодательства и позиции судов// Право и экономика. – 2017. – № 5. – С. 64-70.
  9. Курова Н. Н. Обзор российского законодательства по вопросам дискриминации в сфере труда и занятости инвалидов // Адвокат. – 2017. – № 2. – С. 52 – 71.
  10. Полукаров А. В. Административно-правовая обеспеченность противодействия коррупции в социальной сфере // Российская юстиция. – 2017. – № 12. – С. 45-48.
  11. Пьянов Н. А. О понятии методологии юридической науки// Пролог : журнал о праве. – 2014. – № 4. – С 17-24.
  12. Системы и механизмы управления в социальной сфере / под общ. ред. Е. В. Нуриевой, Е. Н. Тамаровской. – Красноярск : СФУ, 2008. – 74 с.
  13. Уткин В. В. Государственное управление в сфере стандартизации: административно-правовой аспект : автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 2015. – 27 с.
  14. Ходусов А. А. О сущности, функциях и признаках социальной политики // Безопасность бизнеса. – 2018. – № 3. – С. 12-17.
  15. Шестаков В. П., Свинцов А. А., Чернякина Т. С., Радуто В. И. Оценка реализации положений Конвенции ООН о правах инвалидов в Российской Федерации в части социального обслуживания // Социальное и пенсионное право. – 2018. – № 4. – С. 40-45.

References

  1. Volkova N. S. State management of the social sphere: state and modernization [Gosudarstvennoe upravlenie social’noj sferoj: sostoyanie i modernizaciya]. ZHurnal rossijskogo prava – Journal of Russian law. 2013. Issue 7. Pp. 5-15. (In Russ.).
  2. Zamarayeva Z. P. to the question of the definition of the concepts of «social protection» and «social security» (legal aspect) [K voprosu ob opredelenii ponyatij «social’naya zashchita» i «social’noe obespechenie» (pravovoj aspekt)]. Vestnik Permskogo universiteta. YUridicheskie nauki – Bulletin of Perm University. Legal science. 2017. Issue 2. Pp. 203-209. (In Russ.).
  3. Zelenskaya T. M. the use of a systematic approach in the management of the social sphere [Ispol’zovanie sistemnogo podhoda v upravlenii social’noj sferoj]. Vestnik Saratovskogo gosudarstvennogo social’no-ehkonomicheskogo universiteta – Bulletin of Saratov state socio-economic University. 2009. Issue 1. Pp. 50-52. (In Russ.).
  4. Keshikova N.V. Principles of the order of formation of state bodies: methodological, systemic, value-humanistic and institutional aspects [Principy poryadka formirovaniya gosudarstvennyh organov: metodologicheskie, sistemnye, cennostno-gumanisticheskie i institucional’nye aspekty]. Irkutsk, 2017. 137 p. (In Russ.).
  5. Kiseleva N. V. Financing of social services in the conditions of the Russian Federation [Finansirovanie social’nyh uslug v usloviyah Rossijskoj Federacii]. Finansovoe pravo – Financial law. 2018. Issue 12. Pp. 36-39. (In Russ.).
  6. Korotaeva E. A. Legal basis of regional management in the social sphere [Pravovaya osnova regional’nogo upravleniya v social’noj sfere]. Vestnik Udmurtskogo universiteta – Bulletin of Udmurt University. 2017. Issue 4. Pp. 104-109. (In Russ.).
  7. Kramarenko L. V. Electronic technologies in the state management of the social sphere of Ukraine (on the example of Yalta) [EHlektronnye tekhnologii v gosudarstvennom upravlenii social’noj sferoj Ukrainy (na primere g. YAlta)]. Gosudarstvennoe upravlenie. EHlektronnyj vestnik – Public administration. E-Bulletin. 2013. Issue 40. Pp. 23-31. (In Russ.).
  8. Problems of determining the composition of the minimum wage: analysis of legislation and the position of the courts [Problemy opredeleniya sostava minimal’nogo razmera zarabotnoj platy: analiz zakonodatel’stva i pozicii sudov]. Pravo i ehkonomika – Law and Economics. 2017. Issue 5. Pp. 64-70. (In Russ.).
  9. Kurova N. N. Review of Russian legislation on discrimination in employment and employment of persons with disabilities [Obzor rossijskogo zakonodatel’stva po voprosam diskriminacii v sfere truda i zanyatosti invalidov]. Advokat – Lawyer. 2017. Issue 2. Pp. 52-71. (In Russ.).
  10. Polukarov A.V. Administrative and legal security of anti-corruption in the social sphere [Administrativno-pravovaya obespechennost’ protivodejstviya korrupcii v social’noj sfere]. Rossijskaya yusticiya – Russian justice. 2017. Issue 12. Pp. 45-48. (In Russ.).
  11. Pyanov N. Ah. On the concept of methodology of legal science [O ponyatii metodologii yuridicheskoj nauki]. Prolog: zhurnal o prave – Prologue: journal of law. 2014. Issue 4. Pp. 17-24. (In Russ.).
  12. Nurieva E. N., Tamarovskaya E. N. Systems and mechanisms of governance in the social sphere [Sistemy i mekhanizmy upravleniya v social’noj sfere]. Krasnoyarsk, 2008. 74 p. (In Russ.).
  13. Utkin V. V. state administration in the sphere of standardization: administrative and legal aspect: Synopsis of candidate of juridical science dissertation [Gosudarstvennoe upravlenie v sfere standartizacii: administrativno-pravovoj aspekt: avtoreferat dissertacii kandidata yuridicheskih nauk]. Moscow, 2015. 27 p. (In Russ.)
  14. Khodusov A. A. on the essence, functions and features of social policy [O sushchnosti, funkciyah i priznakah social’noj politiki]. Bezopasnost’ biznesa – Business security. 2018. Issue 3. Pp. 12-17. (In Russ.).
  15. Shestakov V. P., A. A. Svintsov, Chernyakina T. S., Reduto V. I. Assessment of the implementation of the provisions of the UN Convention on the rights of persons with disabilities in the Russian Federation in terms of social service [Ocenka realizacii polozhenij Konvencii OON o pravah invalidov v Rossijskoj Federacii v chasti social’nogo obsluzhivaniya]. Social’noe i pensionnoe pravo – Social and pension right. 2018. Issue 4. Pp. 40-45. (In Russ.).