Написать в редакцию

Написать в редакцию

Заполните все поля формы и нажмите «Отправить»

  • +7 (3952) 79-88-99
  • konf38rpa@yandex.ru

Уголовно-исполнительное законодательство в условиях стихийного бедствия, введения чрезвычайного или военного положения (о результатах работы авторского коллектива)

Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2019. – № 3.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2019.3.7.
Дата поступления: 05.09.2019.

В статье обосновывается необходимость разработки уголовно-исполнительного законодательства в условиях стихийного бедствия, введения чрезвычайного или военного положения (экстремальных условий). Приводятся основные результаты исследования, изложенные в соответствующей монографии.
Предлагается (в том числе с учетом положений международных актов и зарубежного опыта) закрепить институт приостановления отбывания наказаний, не связанных с изоляцией осужденного от общества, в период экстремальных условий в случае невозможности их исполнения; расширить основания введения режима особых условий в исправительных учреждениях; распространить действие режима особых условий на исправительные центры, пересмотреть перечень видов освобождения от отбывания наказания; применять дополнительные правоограничения к осужденным для осуществления контроля и реализации исправительно-профилактического воздействия в их отношении; а также скорректировать многие другие уголовно-правовые и пенологические институты. Представляется, что отдельный том УИК РФ – Специальная часть (название условное) – может содержать уголовно-исполнительное законодательство в случаях стихийного бедствия, введения чрезвычайного или военного положения.

Уголовно-исполнительное законодательство в условиях стихийного бедствия; введения чрезвычайного или военного положения; исправительно-профилактическое воздействие; режим особых условий.

Скиба А. П. Уголовно-исполнительное законодательство в условиях стихийного бедствия, введения чрезвычайного или военного положения (о результатах работы авторского коллектива) // Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2019. – № 3.

Информация о статье

Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2019. – № 3.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2019.3.7.
Дата поступления: 05.09.2019.

Аннотация

В статье обосновывается необходимость разработки уголовно-исполнительного законодательства в условиях стихийного бедствия, введения чрезвычайного или военного положения (экстремальных условий). Приводятся основные результаты исследования, изложенные в соответствующей монографии.
Предлагается (в том числе с учетом положений международных актов и зарубежного опыта) закрепить институт приостановления отбывания наказаний, не связанных с изоляцией осужденного от общества, в период экстремальных условий в случае невозможности их исполнения; расширить основания введения режима особых условий в исправительных учреждениях; распространить действие режима особых условий на исправительные центры, пересмотреть перечень видов освобождения от отбывания наказания; применять дополнительные правоограничения к осужденным для осуществления контроля и реализации исправительно-профилактического воздействия в их отношении; а также скорректировать многие другие уголовно-правовые и пенологические институты. Представляется, что отдельный том УИК РФ – Специальная часть (название условное) – может содержать уголовно-исполнительное законодательство в случаях стихийного бедствия, введения чрезвычайного или военного положения.

Ключевые слова

Уголовно-исполнительное законодательство в условиях стихийного бедствия; введения чрезвычайного или военного положения; исправительно-профилактическое воздействие; режим особых условий.

Библиографическое описание

Скиба А. П. Уголовно-исполнительное законодательство в условиях стихийного бедствия, введения чрезвычайного или военного положения (о результатах работы авторского коллектива) // Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2019. – № 3.

About article in English

Publication data

Prologue: Law Journal. – 2019. – № 3.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2019.3.7.
Submission date: 05.09.2019.

Abstaract

The article substantiates the need for the development of criminal and executive legislation in the conditions of natural disaster, state of emergency or martial law (extreme conditions), and provides the main results of the study presented in the corresponding monograph. The author offers (taking into account the provisions of international acts and foreign experience) to consolidate the institution of sentence suspension, not connected with isolation of a convict from society, during extreme conditions in case of impossibility of their performance, to expand the base of introduction of the special conditions mode in correctional institutions, to extend the special conditions mode in correctional centres, to revise the list of types of release from punishment, to apply additional legal restrictions to convicts in order to monitor and implement corrective and preventive measures against them, as well as to adjust many other criminal law and penological institutions. The author considers that a separate volume of the Code, its Special part (a conditional name) can contain criminal and executive laws in cases of natural disaster, state of emergency or martial law.

Keywords

Criminal and executive legislation in the conditions of natural disaster; state of emergency; martial law; correctional and preventive impact; special conditions mode.

Bibliographic description

Skiba A. P. Criminal executive legislation in the conditions of natural disaster, state of emergincy or martial law (on the results ofthe collective author's work) // Prologue: Law Journal. – 2019. – № 3.

В настоящее время уголовно-исполнительное право находится на новом этапе своего развития, что отражается в юридической литературе и обусловлено изменяющейся социально-экономической, общественно-политической и иной обстановкой в России [1; 2, с. 41-46; 3, с. 153-157; 4, с. 41-46; 5, с. 216-234; 6, с. 39-43]. Это проявляется, помимо прочего, в том, что постепенно подходит к завершению действие Концепции развития уголовно-исполнительной системы РФ до 2020 г., утвержденной Распоряжением Правительства РФ от 14 октября 2010 г. № 1772-р[1].

Одним из направлений развития уголовно-исполнительного права видится формирование уголовно-исполнительного законодательства в условиях стихийного бедствия, введения чрезвычайного или военного положения (для удобства в ряде случаев вместо «условий стихийного бедствия, введения чрезвычайного или военного положения» будет использоваться термин «экстремальных условий» – прим. авт.) [7, с. 28-30; 8, с. 244-248; 9, с. 74-78; 10]. Его актуальность обусловлена наличием различных факторов: террористических угроз; чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера; региональных конфликтов и осложнением военно-политической обстановки на отдельных территориях, приграничных с нашей страной, и т. п.

Исполнение уголовных наказаний в экстремальных условиях теоретически должно максимально учитывать особенности обстоятельств чрезвычайно-военного характера и, более того, реализация уголовно-правовых мер должна быть ориентирована на устранение оснований их введения. Однако до настоящего времени отечественное законодательство не только не предусматривает четко разработанных соответствующих пенологических положений, но и отсутствует даже научно обоснованная концепция в данной области.

Для решения указанной проблемы в 2018 г. на базе кафедры уголовно-исполнительного права Академии ФСИН России сформировался авторский коллектив для обоснования необходимости разработки и формулирования общих положений уголовно-исполнительного законодательства в условиях стихийного бедствия, введения чрезвычайного или военного положения. Среди участников данного проекта – российские и белорусские исследователи: из Академии ФСИН России (А. А. Крымов, Д. В. Горбань, Ф. В. Грушин, И. А. Давыдова, Ю. А. Кашуба, И. Н. Коробова, А. В. Родионов, А. Н. Сиряков, А. П. Скиба, Е. Д. Харитонович); Академии МВД Республики Беларусь (Н. В. Кийко, А. А. Румянцев, Ю. А. Сурженко); Владимирского юридического института ФСИН России (А. В. Звонов (в настоящее время – из Академии ФСИН России)); Московского государственного юридического университета им. О. Е. Кутафина (В. Н. Орлов (в настоящее время – из Академии управления МВД России)); Нижегородской академии МВД России (А. В. Петрянин); Рязанского государственного университета им. С. А. Есенина (В. Е. Южанин).

В результате работы были, помимо прочего, исследованы:

– ретроспективные и современные вопросы формирования законодательства в области исполнения наказаний в изучаемых условиях;

– ряд вопросов регулирования и практики применения режима особых условий в исправительных учреждениях;

– некоторые ретроспективные аспекты деятельности пенитенциарной системы в условиях военного положения;

– экстремальные условия в качестве фактора совершенствования уголовно-исполнительного законодательства;

– стихийное бедствие, чрезвычайное и военное положения как основания введения режима особых условий в исправительных учреждениях;

– международные правовые акты о правах человека в экстремальных условиях;

– зарубежное пенитенциарное и иное законодательство в анализируемой области (Армения, Азербайджан, Беларусь, Испания, Казахстан, Молдова, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Франция и др.).

Кроме того, авторским коллективом:

– проанализированы особенности исполнения наказаний, не связанных с изоляцией осужденных от общества, в экстремальных условиях;

– обозначены некоторые особенности уголовно-процессуальной деятельности при введении режима особых условий в исправительных учреждениях;

– сформулированы теоретико-методологические основы модели уголовного наказания в экстремальных условиях;

– даны основы криминопенологии и криминопенологическая характеристика явлений, детерминирующих особые условия в исправительных учреждениях;

– определены основные положения Специальной части УИК РФ, посвященной регулированию различных вопросов исполнения наказаний в анализируемых условиях.

В результате работы делается вывод о том, что в настоящее время только отдельные нормы УИК РФ[2] и других нормативных правовых актов касаются различных аспектов исполнения уголовных наказаний в экстремальных условиях, за исключением ст. 85 УИК РФ (но и данная норма не распространяется на исполнение наказаний, не связанных с лишением свободы – прим. авт.).

Вместе с тем, на международном уровне предусмотрено, что все нормы, регулирующие чрезвычайное положение, должны быть закреплены в законодательстве этих стран заранее до объявления чрезвычайного положения, а различные ограничения прав лиц должны быть предусмотрены в законе. При этом в ряде государств (Азербайджане, Армении, Беларуси, Испании, Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане, Узбекистане, Франции и др.) некоторые из исследуемых аспектов регламентированы более подробно, чем в России, что возможно учитывать при совершенствовании отечественного законодательства.

По ч. 5 ст. 7 Федерального конституционного закона «О военном положении» от 30 января 2002 г. № 1-ФКЗ[3] (далее – ФКЗ «О военном положении») соответствующие нормативные правовые акты также могут быть приняты еще до введения военного положения, что позволяет заранее определить особый порядок деятельности учреждений и органов уголовно-исполнительной системы в данный период, а также возможности по установлению дополнительных правоограничений, в том числе в отношении осужденных (в связи с этим, особо следует выделить граждан иностранного государства, воюющего с РФ – прим. авт.). Возможно, разработка и издание подобных нормативных правовых актов позволит более эффективно одновременно достигать цели уголовно-исполнительного законодательства и цели введения военного положения.

Федеральный конституционный закон «О чрезвычайном положении» от 30 мая 2001 г. № 3-ФКЗ[4] (далее – ФКЗ «О чрезвычайном положении») в свою очередь предусматривает продление до трех месяцев срока содержания под стражей лиц, подозреваемых в совершении актов терроризма и других особо тяжких преступлений (п. «ж» ст. 12), а сотрудники уголовно-исполнительной системы могут привлекаться для обеспечения режима чрезвычайного положения (ст. 16, 17 и др.), включая участие в ликвидации чрезвычайных ситуаций, в спасении жизни людей, в пресечении деятельности незаконных вооруженных формирований и т. д.

Представляется, что базисные положения особенностей исполнения уголовных наказаний в чрезвычайное или военное время должны содержаться в федеральных законах (особенно в УИК РФ), так как существенно изменяется правовое положение субъектов уголовно-исполнительных правоотношений (осужденных; сотрудников учреждений; органов, исполняющих наказания, и др.).

С учетом указанного, авторским коллективом определены следующие выводы:

  1. Следует рассмотреть вопрос о расширении в ст. 85 УИК РФ оснований введения режима особых условий в исправительном учреждении (далее – ИУ) за счет: массовых или вооруженных побегов осужденных, захватов заложников, введения в районе дислокации ИУ режима контртеррористической операции, возникновения чрезвычайной ситуации техногенного или природного характера, эпидемии, крупных аварий систем жизнеобеспечения, обширных очагов возгораний и др.
  2. Необходимо распространить действие режима особых условий на исправительные центры и впоследствии на арестные дома (когда они будут созданы – прим. авт.).
  3. В экстремальных условиях логично применение дополнительных правоограничений к осужденным, включая выполнение ими работ для нужд обороны, привлечение к восстановлению поврежденных (разрушенных) объектов экономики, систем жизнеобеспечения и военных объектов, к участию в борьбе с пожарами, эпидемиями, в проведении и обеспечении аварийно-спасательных и других неотложных работ. Эти обязанности осужденных могут быть направлены и на повышение эффективности исправительного воздействия в их отношении.
  4. Нецелесообразно применение в экстремальных условиях ряда наказаний, в частности, ограничения свободы и штрафа. Отдельного изучения требует вопрос о целесообразности (нецелесообразности) применения смертной казни при военном положении; – отмечается несколько проблем реализации досудебных форм уголовно-процессуальной деятельности при введении режима особых условий в ИУ.

Кроме того, исполнение уголовных наказаний без изоляции от общества (штрафа, обязательных работ, исправительных работ, ограничения свободы и др.) будет затруднено ввиду особенностей действия военного и чрезвычайного положений, а также положений ФКЗ «О военном положении» и ФКЗ «О чрезвычайном положении». При этом в настоящее время уголовным и уголовно-исполнительным законодательством не предусмотрены порядок и особенности исполнения наказаний, не связанных с изоляцией осужденных от общества, в случаях стихийного бедствия, введения чрезвычайного положения или военного положения.

Ввиду этого считаем целесообразным закрепить институт приостановления отбывания наказаний, не связанных с изоляцией осужденного от общества, в период стихийного бедствия, введения чрезвычайного или военного положения в случае невозможности их исполнения.

Для стимулирования правопослушного поведения осужденных без изоляции от общества возможно закрепить в законодательстве право на условно-досрочное освобождение, а также их привлекать к различным работам по ликвидации последствий экстремальных ситуаций с зачетом этого периода времени в срок отбывания наказания.

Полагаем, что нормы уголовно-исполнительного законодательства военного времени, которые будут являться составной частью «общего» уголовно-исполнительного законодательства в экстремальных случаях, будут являться приоритетными по отношению к обычному военному законодательству, а при введении военного положения осужденным будут гарантироваться соответствующие права и свободы, предусмотренные законодательством военного времени, с изъятиями и ограничениями, установленными уголовно-исполнительным законодательством военного времени.

Аналогичная ситуация – с разработкой уголовно-исполнительного законодательства при чрезвычайном положении.

Разработка уголовно-исполнительного законодательства военного времени требует корректировки многих пенологических институтов. В частности, при исполнении наказания в виде лишения свободы необходима системная корректировка правового положения осужденных – граждан государства, осуществившего агрессию против РФ (их прав на личную безопасность и др.) и исправительно-профилактического воздействия в их отношении (усиления режимного, включая оперативно-розыскного, обеспечения безопасности осужденных, особенно в ИУ в отношении граждан иностранных государств, и т. п.). Нельзя забыть и о проблеме обеспечения интернирования военнопленных.

В настоящее время актуальным видится и решение проблемы в целом организации исполнения наказания (в первую очередь лишения свободы), а также, в частности, предупреждения совершения новых преступлений и исправления лиц, осужденных за преступления террористического характера, в том числе совершенные вне территории России. Речь, например, может идти о российских гражданах, которые принимали участие в боевых действиях против российских войск на стороне террористических организаций в Сирии и других странах. С учетом того, что такие осужденные имеют навыки ведения боевых действий, прошли соответствующую психологическую и иную подготовку, категорически (и иногда даже фанатично) настроены против нашей страны и ее правоохранительных органов (в том числе уголовно-исполнительной системы) вряд ли можно говорить об эффективном достижении целей уголовно-исполнительного законодательства при применении обычных средств исправления. Возможно, в данном случае следует подумать о необходимости применения дополнительных исправительно-профилактических средств воздействия в отношении таких лиц вплоть до создания специальных ИУ для отбывания ими наказания (это также требует корректировки уголовно-исполнительного законодательства – прим. авт.).

Актуально также пересмотреть применяемый в мирное время перечень видов освобождения от отбывания наказания, чтобы скорректировать их на необходимость исправления осужденных и предупреждения совершения новых преступлений, а также создания условий для отражения или предотвращения агрессии против Российской Федерации (например, логичен отказ от безусловного освобождения от отбывания наказания в связи с тяжелой не психической болезнью осужденных по ч. 2 ст. 81 УК РФ[5]).

Разработка же уголовно-исполнительного законодательства в чрезвычайное время (другой составной части общего уголовно-исполнительного законодательства в экстремальных случаях – прим. авт.) в свою очередь также требует корректировки пенологических институтов, реализуемых в обычное время.

Однако здесь следует всесторонне учитывать особенности различных оснований введения чрезвычайного положения. Так, при массовых беспорядках, межнациональных и межконфессиональных конфликтах и т. п. необходима изоляция наиболее активных участников-осужденных и усиления режима их содержания, безопасный перевод в другие ИУ, проведение оперативно-розыскной деятельности на территории ИУ и за его пределами и т. д. Вместе с тем при наступлении чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, чрезвычайных экологических ситуаций и т. п. логично введение межотраслевого института приостановления исполнения лишения свободы и других наказаний, а также формирование соответствующей правовой основы по стимулированию привлечения осужденных к участию в ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций.

Представляется, что отдельный том УИК РФ – Специальная часть (название условное – прим. авт.) – может содержать уголовно-исполнительное законодательство в случаях стихийного бедствия, введения чрезвычайного или военного положения. Вероятно, он также должен подразделяться на Общую и Особенную части с регулированием:

  1. В Общей части: целей уголовно-исполнительного законодательства в случаях стихийного бедствия, введения чрезвычайного или военного положения, действия в отношении осужденных и военнопленных, особенностей правового положения осужденных, контроля за деятельностью учреждений и органов, исполняющих наказания, и т. п.
  2. В Особенной части: особенностей исполнения и отбывания наказаний, во-первых, при введении чрезвычайного положения, во-вторых, в период действия военного положения и, в-третьих, в иных случаях.

В итоге проделанная авторским коллективом работа выразилась во 2-ом издании монографии «Уголовно-исполнительное законодательство в условиях стихийного бедствия, введения чрезвычайного или военного положения» [11; 12, с. 201-203].

Без сомнения, разработка уголовно-исполнительного законодательства в случаях стихийного бедствия, введения чрезвычайного или военного положения потребует дальнейшего исследования различных нормативных правовых актов, в частности, УИК РФ, ФКЗ «О военном положении» и ФКЗ «О чрезвычайном положении», а также их корректировки.

Сноски

Нажмите на активную сноску снова, чтобы вернуться к чтению текста.

[1] Об утверждении Концепции развития уголовно-исполнительной системы РФ до 2020 г. : распоряжение Правительства РФ от 14 окт. 2010 г. № 1772-р // СЗ РФ. – 2010. – № 43, ст. 5544.

[2] Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 08 янв.1997 г. № 1-ФЗ // СЗ РФ. – 1997. – № 2, ст. 198.

[3] О военном положении : федер. конституционный закон от 30 янв. 2002 г. № 1-ФКЗ // СЗ РФ. – 2002. – № 5, ст. 375.

[4] О чрезвычайном положении : федер. конституционный закон от 30 мая 2001 г. № 3-ФКЗ // СЗ РФ. – 2001. – № 23, ст. 2277.

[5] Уголовный кодекс Российской Федерации : федер. закон от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // СЗ РФ. – 1996. – № 25, ст. 2954.

Список использованной литературы

  1. Коллизии законодательства России и ряда стран (краткий научный комментарий) : монография / под общ. ред. А. А. Крымова; под науч. ред. А. П. Скибы. – 3-е изд., испр. и доп. – М. : ЮНИТИ-ДАНА, 2018. – 407 с.
  2. Крымов А. А., Родионов А. В., Скиба А. П. Правовое регулирование организации труда осужденных в пенитенциарных учреждениях Германии // Юридическая наука и практика : Вестник Нижегородской академии МВД России. – 2017. – № 1. – С. 41-46.
  3. Орлов В. Н. Уголовно-исполнительный процессуальный кодекс : основные идеи // Уголовно-исполнительное право. – 2017.–  № 2. – Т. 12. – С. 153-157.
  4. Селиверстов В. И. Научно-теоретическая модель общей части Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации : новеллы и перспективы // Международный пенитенциарный журнал. – 2017. – № 1. – Т. 3. – С. 41-46.
  5. Скиба А., Родионов А. Правовое положение осужденных к лишению свободы при их принудительном питании // Право. Журнал Высшей школы экономики. – 2018. – № 4. – С. 216-234.
  6. Уткин В.А. Уголовно-исполнительная деятельность и предмет уголовно-исполнительного права // Уголовно-исполнительное право. – 2016. – № 2. – С. 39-43.
  7. Глушков А. И. Зарубежный опыт регламентации деятельности учреждений уголовно-исполнительной системы в условиях чрезвычайных ситуаций // Международное публичное и частное право. – 2013. – № 3. – С. 28-30.
  8. Дергачев А. В., Скиба А. П. Чрезвычайное положение как основание введения режима особых условий в исправительных учреждениях: проблемы регулирования // Уголовно-исполнительное право. – 2017. – № 3. – Т. 12. – С. 244-248.
  9. Скиба А. П., Кийко Н. В. Уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации и Республики Беларусь в случае стихийного бедствия, введения чрезвычайного или военного положения – Специальная часть Уголовно-исполнительного кодекса // Актуальные вопросы уголовно-исполнительного права и исполнения наказаний : тезисы докладов Междунар. науч.-практ. онлайн-семинара (Минск, 10 апреля 2018 г.) / редкол.: Н. В. Кийко (отв. ред.) [и др.]; учреждение образования «Академия Министерства внутренних дел Республики Беларусь». – Минск : Академия МВД, 2018. – С. 74-78.
  10. Сурженко Ю. А. Правовое и организационно-тактическое обеспечение исполнения и отбывания наказания в исправительных учреждениях при возникновении особых условий : дис. … канд. юрид. наук : 12.00.08. – Минск, 2017. – 232 с.
  11. Уголовно-исполнительное законодательство в условиях стихийного бедствия, введения чрезвычайного или военного положения : монография / Д. В. Горбань, Ф. В. Грушин, И. А. Давыдова и др.; под общ. ред. А. А. Крымова ; под науч. ред. А. П. Скибы ; Академия права и управления Федеральной службы исполнения наказаний ; журнал «Российский криминологический взгляд». – 2-е изд., испр. и доп. – М. : Криминологическая библиотека, 2018. – 296 с.
  12. Детков А. П. Рецензия на монографию «Уголовно-исполнительное законодательство в условиях стихийного бедствия, введения чрезвычайного или военного положения» под общей редакцией доктора юридических наук, профессора А. А. Крымова и научной редакцией доктора юридических наук, доцента А. П. Скибы // Уголовно-исполнительное право. – 2019. – № 2. – С. 201-203.

References

  1. Conflict of the legislation of Russia and other countries (a brief scientific review); ed. by A.A. Krylov, A.P. Skiba [Kollizii zakonodatel’stva Rossii i ryada stran (kratkij nauchnyj kommentarij)]. Moscow, 2018. 407 p. (In Russ.)
  2. Krymov A.A., Rodionov A.V., Skiba A.P. Legal regulation of labor organization of convicts in penitentiary institutions of Germany [Pravovoe regulirovanie organizacii truda osuzhdennyh v penitenciarnyh uchrezhdeniyah Germanii]. Yuridicheskaya nauka i praktika: Vestnik Nizhegorodskoj akademii MVD – Legal science and practice: Bulletin of the Nizhny Novgorod Academy of the Ministry of internal Affairs of Russia. 2017. Issue 1. Pp. 41-46. (In Russ.)
  3. Orlov V.N. The Executive penal procedure code: the main ideas [Ugolovno-ispolnitel’nyj processual’nyj kodeks: osnovnye idei]. Ugolovno-ispolnitel’noe pravo – Penal law. 2017. Vol. 12. Issue 2. Pp. 153-157. (In Russ.)
  4. Seliverstov V.I. Scientific and theoretical model of the general part of the criminal executive code of the Russian Federation: novels and prospects [Nauchno-teoreticheskaya model’ obshchej chasti Ugolovno-ispolnitel’nogo kodeksa Rossijskoj Federacii: novelly i perspektivy]. Mezhdunarodnyj penitenciarnyj zhurnal – International penitentiary journal. 2017. Vol. 3. Issue 1. Pp. 41-46. (In Russ.)
  5. Skiba A., Rodionov A. The Legal status of prisoners sentenced to imprisonment in their forced feeding [Pravovoe polozhenie osuzhdennyh k lisheniyu svobody pri ih prinuditel’nom pitanii]. Pravo. Zhurnal Vysshej shkoly ekonomiki – Law. Journal of Higher school of Economics. 2018. Issue 4. Pp. 216-234. (In Russ.)
  6. Utkin V. A. The criminal executive activity and subject to criminal executive law [Ugolovno-ispolnitel’naya deyatel’nost’ i predmet ugolovno-ispolnitel’nogo prava]. Ugolovno-ispolnitel’noe pravo – Penal law. 2016. Issue 2. Pp. 39-43. (In Russ.)
  7. Glushkov A. I. Foreign experience of regulation of activity of institutions of criminal executive system in the conditions of emergency situations [Zarubezhnyj opyt reglamentacii deyatel’nosti uchrezhdenij ugolovno-ispolnitel’noj sistemy v usloviyah chrezvychajnyh situacij]. Mezhdunarodnoe publichnoe i chastnoe pravo – International public and private law. 2013. Issue 3. Pp. 28-30. (In Russ.)
  8. Dergachev A.V., Skiba A.P. State of Emergency as the basis for the introduction of special conditions in penitentiary institutions: problems of regulation [Chrezvychajnoe polozhenie kak osnovanie vvedeniya rezhima osobyh uslovij v ispravitel’nyh uchrezhdeniyah: problemy regulirovaniya]. Ugolovno-ispolnitel’noe pravo – Penal law. 2017. Vol. 12. Issue 3. Pp. 244-248. (In Russ.)
  9. Skiba A. P., Kijko N.V. Criminal-Executive legislation of the Russian Federation and the Republic of Belarus in the event of a disaster, state of emergency or martial state – Special part of the Penal code [Ugolovno-ispolnitel’noe zakonodatel’stvo Rossijskoj Federacii i Respubliki Belarus’ v sluchae stihijnogo bedstviya, vvedeniya chrezvychajnogo ili voennogo polozheniya — Special’naya chast’ Ugolovno-ispolnitel’nogo kodeksa]. Aktual’nye voprosy ugolovno-ispolnitel’nogo prava i ispolneniya nakazanij: tezisy dokladov Mezhdunarodnogo nauchno-prakticheskogo onlajn-seminara (Actual issues of penal law and the enforcement of sentences: abstracts of the International scientific-practical online seminar). Minsk, 2018. Pp. 74-78. (In Russ.)
  10. Surzhenko Ju.A. Legal and organizational-tactical support of enforcement and serving of punishment in correctional institutions for specific conditions: Candidate of juridical science dissertation [Pravovoe i organizacionno-takticheskoe obespechenie ispolneniya i otbyvaniya nakazaniya v ispravitel’nyh uchrezhdeniyah pri vozniknovenii osobyh uslovij: dissertatsiya kandidata yuridicheskikh nauk]. Minsk, 2017. 232 p. (In Russ.)
  11. Gorban D.V,, Grushin F.V., Davydov I.A. Krymov A.A. Skiba A.P. Criminal Executive legislation in a natural disaster, the introduction of emergency or martial state: ed. by A.A. Krymov, A.P. Skiba [Ugolovno-ispolnitel’noe zakonodatel’stvo v usloviyah stihijnogo bedstviya, vvedeniya chrezvychajnogo ili voennogo polozheniya]. Moscow, 2018. 296 p. (In Russ.)
  12. Detkov A. Р. Review of the monograph «Criminal Executive legislation in a natural disaster, the introduction of a state of emergency or martial state » under the General editorship of doctor of law, Professor A.A. Krymov and scientific editorship of doctor of law, associate Professor A.P. Skiba [Recenziya na monografiyu «Ugolovno-ispolnitel’noe zakonodatel’stvo v usloviyah stihijnogo bedstviya, vvedeniya chrezvychajnogo ili voennogo polozheniya» pod obshchej redakciej doktora yuridicheskih nauk, professora A.A. Krymova i nauchnoj redakciej doktora yuridicheskih nauk, docenta A.P. Skiby]. Ugolovno-ispolnitel’noe pravo – Penal law. 2019. Issue 2. Pp. 201-203. (In Russ.)