Написать в редакцию

Написать в редакцию

Заполните все поля формы и нажмите «Отправить»

  • +7 (3952) 79-88-99
  • konf38rpa@yandex.ru

ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВВЕДЕНИЯ ТЕРМИНА «СЕНАТОР» В КОНСТИТУЦИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Пролог: журнал о праве. – 2020 – № 3. – С. 63–71.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2020.3.8.
Дата поступления: 4 сентября 2020 г.

Статья посвящена анализу Закона РФ о поправке к Конституции РФ от 14 марта 2020 г. №1-ФКЗ «О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти» в части введения термина «сенатор Российской Федерации». В исследовании проведен теоретико-правовой анализ введения данного термина в конституционную систему Российской Федерации на предмет его целесообразности. Отмечается, что изменения, касающиеся введения термина «сенатор Российской Федерации» вместо «член Совета Федерации», внесенные в четвертую, пятую и седьмую главы Конституции Российской Федерации, создали коллизию при толковании норм девятой главы Конституции Российской Федерации, в которой по-прежнему остается название «член Совета Федерации». Автор заключает, что введение термина «сенатор Российской Федерации» в текст Конституции России не способствует единообразному пониманию и применению конституционных норм и это существенным образом скажется на обеспечении законности и стабильного правопорядка в различных сферах общественной жизни. Указывается, что наряду с введением термина «сенатор Российской Федерации» в текст Конституции России целесообразно было внести наименование «Сенат». Кроме того, во избежание коллизии при толковании ст. 134 и ч.2 ст.135 Конституции Российской Федерации в части первой ст. 95 следовало бы указать: «наименование Сенат и Совет Федерации равнозначны», а часть вторую ст. 95 изложить в следующей редакции: «наименование сенатор Российской Федерации и член Совета Федерации равнозначны».

Конституция Российской Федерации; поправки в Конституцию Российской Федерации; Закон РФ о поправке к Конституции РФ от 14 марта 2020 г. №1-ФКЗ; правовая коллизия; Совет Федерации; член Совета Федерации; Сенат; сенатор Российской Федерации.

Мадаев Е.О. Теоретико-правовые проблемы введения термина «сенатор» в Конституцию Российской Федерации // Пролог: журнал о праве. – 2020. – № 3. – С. 63–71. – DOI: 10.21639/2313-6715.2020.3.8.

Информация о статье

Пролог: журнал о праве. – 2020 – № 3. – С. 63–71.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2020.3.8.
Дата поступления: 4 сентября 2020 г.

Аннотация

Статья посвящена анализу Закона РФ о поправке к Конституции РФ от 14 марта 2020 г. №1-ФКЗ «О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти» в части введения термина «сенатор Российской Федерации». В исследовании проведен теоретико-правовой анализ введения данного термина в конституционную систему Российской Федерации на предмет его целесообразности. Отмечается, что изменения, касающиеся введения термина «сенатор Российской Федерации» вместо «член Совета Федерации», внесенные в четвертую, пятую и седьмую главы Конституции Российской Федерации, создали коллизию при толковании норм девятой главы Конституции Российской Федерации, в которой по-прежнему остается название «член Совета Федерации». Автор заключает, что введение термина «сенатор Российской Федерации» в текст Конституции России не способствует единообразному пониманию и применению конституционных норм и это существенным образом скажется на обеспечении законности и стабильного правопорядка в различных сферах общественной жизни. Указывается, что наряду с введением термина «сенатор Российской Федерации» в текст Конституции России целесообразно было внести наименование «Сенат». Кроме того, во избежание коллизии при толковании ст. 134 и ч.2 ст.135 Конституции Российской Федерации в части первой ст. 95 следовало бы указать: «наименование Сенат и Совет Федерации равнозначны», а часть вторую ст. 95 изложить в следующей редакции: «наименование сенатор Российской Федерации и член Совета Федерации равнозначны».

Ключевые слова

Конституция Российской Федерации; поправки в Конституцию Российской Федерации; Закон РФ о поправке к Конституции РФ от 14 марта 2020 г. №1-ФКЗ; правовая коллизия; Совет Федерации; член Совета Федерации; Сенат; сенатор Российской Федерации.

Библиографическое описание

Мадаев Е.О. Теоретико-правовые проблемы введения термина «сенатор» в Конституцию Российской Федерации // Пролог: журнал о праве. – 2020. – № 3. – С. 63–71. – DOI: 10.21639/2313-6715.2020.3.8.

About article in English

Publication data

Prologue: Law Journal. – 2020. – № 3. – Pp. 63–71.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2020.3.8.
Submission date: September 4, 2020

Abstaract

The article analyzes the Law of the Russian Federation on the amendment to the Constitution of the Russian Federation of March 14, 2020 №1-FCL «On improving the regulation of certain issues of public power organization and functioning» in terms of introducing the term «Senator of the Russian Federation». The study provides a theoretical and legal analysis of this term introduction in the constitutional system of the Russian Federation for its feasibility. The changes relating to the introduction of the term «Senator of the Russian Federation» instead of «Member of the Federation Council», submitted to the fourth, fifth and seventh chapters of the Constitution of the Russian Federation, created a conflict in the interpretation of the norms of the ninth chapter of the Constitution of the Russian Federation, which remains the name of the «Member of the Federation Council». The author concludes that the introduction of the term «Senator of the Russian Federation» in the text of the Russian Constitution does not contribute to a uniform understanding and application of constitutional norms and this will significantly affect the provision of law and order in various spheres of public life. The author also points out that along with the introduction of the term «Senator of the Russian Federation» in the text of the Constitution of Russia, it was advisable to add the term «Senate». In addition, in order to avoid a conflict in the interpretation of article 134 and part 2 of article 135 of the Constitution of the Russian Federation, the first part of article 95 it should be indicated that the terms «Senate» and the «Federation Council» are equivalent, and the second part of article 95 should be presented as follows: «the terms Senator of the Russian Federation and Member of the Federation Council are equivalent».

Keywords

Constitution of the Russian Federation; amendments to the Constitution of the Russian Federation; Law of the Russian Federation on amendments to the Constitution of the Russian Federation of March 14, 2020 No. 1-FCL; legal conflict; Council of Federation; member of the Council of Federation; Senate; Senator of the Russian Federation.

Bibliographic description

Madaev, E.O. Theoretical and Legal Problems of Introducing the Term «Senator» to the Constitution of the Russian Federation [Teoretiko-pravovye problemy vvedeniya termina «senator» v Konstituciyu Rossijskoj Federacii]. Prologue: Law Journal. 2020. Issue 3. Pp. 63–71. (In Russ.). DOI: 10.21639/2313-6715.2020.3.8.

Особенности конституционно-правового статуса членов Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации находятся в сфере пристального внимания теоретиков российской правовой науки [2, 3, 5, 8, 10, 14–16, 18, 22, 23, 25, 27, 30–32]. Специалисты в сфере конституционного права также держат руку на пульсе изменений в правовом регулировании деятельности Совета Федерации, включая поправки, вносимые в Конституцию России [1, 7, 12, 13, 19, 21, 26, 29, 31].

Актуальность исследования правового статуса членов Совета Федерации обусловлена потребностями реформирования и совершенствования конституционной системы Российской Федерации, необходимостью поиска новых подходов к исследованию традиционных юридических категорий и практическому использованию соответствующих им явлений в политико-правовой практике.

Сказанное в полной мере относится и к проблематике введения термина «сенатор Российской Федерации». В зарубежных странах сенатор традиционно ассоциируется с членом Сената. Сенат – название верхней палаты Парламентов многих стран мира (Бельгии, Ирландии, Италии, Франции, США, Канады, Мексики, Бразилии, Ирана, Малайзии, Турции, Лесото, Либерии и др.) [20].

Следует отметить, что и в истории российского государства опыт функционирования органа под названием «Сенат» насчитывает более 200 лет [11, с.80].

В словарях понятие «сенатор» определяется как «сенатор-член сената» [28].

Категория «сенатор» прочно вошла как в научный обиход, так и в политико-правовую официальную терминологию. В частности, в научных текстах, в официальных документах и в средствах массовой информации встречаются такие словосочетания, как «сенатор Совета Федерации», «сенатор Российской Федерации», «сенатор от региона» и т.д.

Подобная поливариантность употребления термина «сенатор» свидетельствует о сложности и большой степени вариативности явления, которое этот термин обозначает. Известно, что искусственные «мертворожденные» термины, синонимические тождества спустя какое-то время после начала эксплуатации отторгаются наукой и практикой, игнорируются законодателем и правоприменителем. Соответственно повторяемость и стабильная востребованность свидетельствуют о том, что термин обозначает действительно самостоятельное явление, отражает важную для практики категорию.

Признание конвенциональности любой терминологии не отрицает того факта, что понятие, будучи мыслительным образом сущности явления, отражает его основные составляющие, а не формулируется произвольно [6, с.122]. Отмечается, что зачастую имеют значение не понятия сами по себе, а то, как они трактуются представителями тех или иных социально-политических сил в каждую данную историческую эпоху [9, с.20].  Что касается юридических понятий, то определяющее значение здесь имеет их понимание авторитетными юристами – учеными и практиками, – поддерживаемое на данный момент большинством корпорации юристов. Если по поводу того или иного понятия мнения авторитетных правоведов, представителей юридических научных школ расходятся, это понятие попадает в разряд дискуссионных, а обозначаемое им явление представляет собой поле для активных научных изысканий, экспериментов и открытий. Следствием таких процессов является многоаспектность, множественность точек зрения, разноплановость подходов к определению понятия сенатор, его назначения, к его сущностным характеристикам и к месту, занимаемому сенатором в системе государства.

Как известно, Конституция Российской Федерации[1] была изменена в результате внесения поправок, одобренных в ходе общероссийского голосования 1 июля 2020 года. Напомним, что до принятия поправок в Конституцию Российской Федерации положения о Совете Федерации в статье 95 Конституции звучали следующим образом:

«2. В Совет Федерации входят: по два представителя от каждого субъекта Российской Федерации – по одному от законодательного (представительного) и исполнительного органов государственной власти; представители Российской Федерации, назначаемые Президентом Российской Федерации, число которых составляет не более десяти процентов от числа членов Совета Федерации – представителей от законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

  1. Член Совета Федерации – представитель от законодательного (представительного) или исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации наделяется полномочиями на срок полномочий соответствующего органа государственной власти субъекта Российской Федерации.
  2. Президент Российской Федерации не может освободить назначенного до его вступления в должность члена Совета Федерации – представителя Российской Федерации в течение первого срока своих полномочий, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом».

Законом РФ о поправке к Конституции РФ от 14 марта 2020 г. №1–ФКЗ «О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти»[2] статья 95 в части определения правового статуса сенаторов существенным образом расширена:

«2. Совет Федерации состоит из сенаторов Российской Федерации.

В Совет Федерации входят:

а) по два представителя от каждого субъекта Российской Федерации: по одному от законодательного (представительного) и исполнительного органов государственной власти – на срок полномочий соответствующего органа;

б) Президент Российской Федерации, прекративший исполнение своих полномочий в связи с истечением срока его пребывания в должности или досрочно в случае его отставки, – пожизненно. Президент Российской Федерации, прекративший исполнение своих полномочий в связи с истечением срока его пребывания в должности или досрочно в случае его отставки, вправе отказаться от полномочий сенатора Российской Федерации;

в) не более 30 представителей Российской Федерации, назначаемых Президентом Российской Федерации, из которых не более семи могут быть назначены пожизненно.

  1. Общее число сенаторов Российской Федерации определяется исходя из числа представителей от субъектов Российской Федерации, перечисленных в статье 65 Конституции Российской Федерации, и числа лиц, осуществляющих полномочия сенаторов Российской Федерации, указанных в пунктах «б» и «в» части 2 настоящей статьи.
  2. Сенатором Российской Федерации может быть гражданин Российской Федерации, достигший 30 лет, постоянно проживающий в Российской Федерации, не имеющий гражданства иностранного государства либо вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание гражданина Российской Федерации на территории иностранного государства. Сенаторам Российской Федерации в порядке, установленном федеральным законом, запрещается открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации.
  3. Представителями Российской Федерации в Совете Федерации, осуществляющими полномочия сенаторов Российской Федерации пожизненно, могут быть назначены граждане, имеющие выдающиеся заслуги перед страной в сфере государственной и общественной деятельности.
  4. Представители Российской Федерации в Совете Федерации, за исключением представителей Российской Федерации, осуществляющих полномочия сенаторов Российской Федерации пожизненно, назначаются сроком на шесть лет».

Итак, как следует из части 2 ст. 59 Конституции РФ в новой редакции, «Совет Федерации состоит из сенаторов Российской Федерации».

Полагаем, что такой подход не соответствует потребностям сегодняшнего дня, поскольку современный гносеологический инструментарий прикладной юриспруденции требует более глубокого проникновения в суть явления, то есть исследования категории «сенатор» не только в формально-юридическом, но и в генетическом и философско-правовом значениях.

В связи с этим возникают следующие вопросы:

  1. Насколько корректно звучит эта норма? Если в Законе о поправках происходит изменение названия «член Совета Федерации» на название «сенатор», логично и наименование верхней палаты Федерального Собрания, поменять на «Сенат».
  2. В Законе о поправках предложено внести изменения названия «член Совета Федерации» на «сенатор Российской Федерации» в ч.2 ст.82, ч.2 ст.93, ч.2,3,4,5,6 ст.95, ч.2 ст.97, ч.1 ст.98, ч.3 ст.102, ч.1 ст.104, ч.3 ст.107, ч.2 ст.108, ч.2 ст.125 Конституции Российской Федерации, однако, в ст. 134, ч.2 ст. 135 Конституции Российской Федерации – по-прежнему звучит «член Совета Федерации», в чем наблюдается явное противоречие. Оно и понятно, так как эти статьи относятся к 9 главе Конституции Российской Федерации, порядок внесения в которую – наряду с первой и второй главами – крайне затруднителен. В Законе о поправках сложно понять логику законотворца и в части 4 ст. 105 Конституции Российской Федерации, где упоминаются «члены Совета Федерации», хотя данная статья относится к главе пятой, в которую все же удалось внести изменения.
  3. Федеральный закон от 8 мая 1994 г. №3-ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»[3] последний раз подвергался изменениям в апреле 2020 года[4], работа над изменениями проводилась как раз накануне предполагаемого всероссийского голосования 22 апреля 2020 г., которое было перенесено по причине сложной эпидемиологической ситуации. Тем не менее, уже владея информацией о том, как именно будет изменена ст. 59 Конституции РФ, ни в Государственной Думе, ни в Совете Федерации не озаботились приведением терминологии в наименовании члена Совета Федерации к соответствию с Конституцией России.

Подобное состояние вряд ли способствует единообразному пониманию и применению конституционных норм, что, конечно же, существенным образом скажется на обеспечении законности и стабильного правопорядка в различных сферах общественной жизни.

Хотя термин «сенатор» уже с 1994 г. прочно вошел в обиход в русскоязычной аудитории и ассоциируется с членом Совета Федерации, это понятие заимствовано из зарубежной практики (лат. senator) – член сената [4].

В доктрине международного права существуют различные способы включения норм междуна­родного права в систему внутригосударственного права – «рецепция», «инкорпорация», «трансформация», «отсылка» и т.д.

Стоит признать, что Закон о поправках посредством рецепции понятия «сенатор» в конституционно-правовой массив Российской Федерации поставил множество вопросов. Практическое правоприменение нуждается в разрешении возникших противоречий.

Очевидно, что пути трансформации общественно-государственных систем будут искать в разных направлениях, и одно из этих направлений связано с расширением участия науки, научных институтов, научной мысли в управлении обществом и государством. Нестабильность правопорядка, отсутствие полноценного режима законности, ослабление действенности формально признанных форм права приводит к активизации других регуляторов, в том числе и доктринальных источников права. Расширение участия роли доктрины в правовой системе – один из реальных путей, по которому может пойти развитие правовой системы Российской Федерации, если эти пути правильно определить [17, с.210].

Правовые реформы, проводимые в настоящее время в Российской Федерации, зачастую носят прерывистый, конфликтный характер. Доктрина способна придать им такие качества, как последовательность и стабильность. Осознанные шаги, а не сиюминутная реакция властных структур на злобу дня способны привести к устойчивым результатам. Связано это с такой особенностью, как длительность становления доктрины. Правовые идеи, в истинности которых убеждено политически активное большинство, нашедшие отражение в нормативных актах, приводят к формированию конституционных постулатов долговременного действия. Доктринальные положения меняются гораздо реже, нежели законы, принятые под их влиянием. Благодаря этому сохраняется общий вектор правовой политики государства [17, с.142].

Активизация роли науки в формировании правотворческой политики и непосредственно в законотворчестве – необходимая предпосылка повышения качества принимаемых законов и эффективности, содержащихся в них норм [5, с.141].

Представляется логичным часть 1 ст. 95 («Федеральное Собрание состоит из двух палат – Совета Федерации и Государственной Думы»), изложить в следующей редакции: «Федеральное Собрание состоит из двух палат – Сената и Государственной Думы», ч.2 ст. 95 Конституции Российской Федерации («Совет Федерации состоит из сенаторов Российской Федерации»), изложить в следующей редакции: «Сенат состоит из сенаторов Российской Федерации».

Во избежание коллизии при толковании ст. 134 и ч.2 ст.135 Конституции Российской Федерации в части первой ст. 95 следовало бы указать: «наименование Сенат и Совет Федерации равнозначны», а часть вторую ст. 95 изложить в следующей редакции: «наименование сенатор Российской Федерации и член Совета Федерации равнозначны».

Сноски

Нажмите на активную сноску снова, чтобы вернуться к чтению текста.

[1] Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 дек. 1993 г. с изм., одобренными в ходе общероссийского голосования 1 июля 2020 г.) // Официальный интернет-портал правовой информации. URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202007040001

[2] О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти: закон РФ о поправке к Конституции РФ от 14 марта 2020 г. №1-ФКЗ // Российская газета. – 2020. – 16 марта. (Далее – Закон о поправках).

[3] О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации: федер. закон от 8 мая 1994 г. №3-ФЗ // Российская газета.  – 1999. – 8 июля.

[4] О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации: федер. закон от 24 апр. 2020 г. №148-ФЗ // Российская газета. – 2020. – 29 апр.

Список использованной литературы

  1. Авакьян С.А. Проекты законов о поправках к Конституции Российской Федерации: грядет раунд четвертый? // Конституционное и муниципальное право. – 2020. – №1. – С. 31–44.
  2. Акчурин А.Р. Порядок формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации: опыт и перспективы // Государственная власть и местное самоуправление. 2014. – №8. – С. 41–45.
  3. Алехин А.Е., Ромайкин И.А. Об объединительной природе Совета Федерации // Государственная власть и местное самоуправление. – 2020. – №1. – С. 24–28.
  4. Большой юридический словарь / авт.–сост. А.Б. Борисов. – 2-е изд., переаб. и доп. – М.: Книжный мир, 2012. – 848 с.
  5. Булаков О.Н. О представительной функции Совета Федерации Федерального Собрания РФ // Актуальные проблемы российского права. – 2017. – №9. – С. 81–86.
  6. Варламова Н. Конституционная модернизация: игра в термины, игра в реформу или игра с огнем? // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. – – № 2. – С. 122–125.
  7. Винокуров В.А. Совет Федерации: изменения в формировании // Конституционное и муниципальное право. – 2014. – №12. – С.42–46.
  8. Воробьев Н.И., Воробьева Л.В., Голушков Д.И., Кравцова Е.А. Комментарий к Федеральному закону от 8 мая 1994 г. №3-ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (постатейный) // СПС КонсультантПлюс. –2018.
  9. Гаджиев К.С. Политическая философия. – М.: Экономика, 1999. – 605 с.
  10. Дробот С.Е. Порядок формирования Совета Федерации в контексте принципа разделения властей и системы «сдержек и противовесов»: историческая ретроспектива и пути совершенствования // Юридическая наука и практика. – 2016. – Т. 12. – №4. – С. 12–19.
  11. Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. – М.: Высшая школа, 1968. – 368 с.
  12. Заикин С.С. Незаметная конституционная поправка, или Зачем нужны представители Федерации в Совете Федерации // Сравнительное конституционное обозрение. – 2016. – №6. – С. 21–47.
  13. Кабышев В.Т., Заметина Т.В. Совет Федерации: модернизация или консервация (размышления) // Конституционное и муниципальное право. – 2012. – №3. – С. 32–35.
  14. Казакова А.А. Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации: конституционно-правовые основы формирования и деятельности: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2008. – 235 с.
  15. Королев А.Н., Плешакова О.В. Комментарий к Федеральному закону «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (постатейный). – М.: Юстицинформ, 2008. – 224 с.
  16. Кучеренко П.А., Кацарский М.И., Клочко Е.И. Представительная природа верхней палаты Федерального Собрания как определяющий фактор законодательных требований, предъявляемых к кандидатам на должность члена Совета Федерации // Государственная власть и местное самоуправление. 2019. – №3. – С. 19–25.
  17. Мадаев Е.О. Доктрина в правовой системе Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. Иркутск, 2012. – 254 с.
  18. Миерхольд А.А. Внутренняя структура Совета Федерации и ее конституционно-правовое регулирование // Lex russica. – 2017. – №1. – С. 221–228.
  19. Миерхольд А.А. Конституционная эволюция порядка формирования и полномочий Совета Федерации Федерального Собрания РФ // Lex russica. – 2018. – №11. –С. 134 –144.
  20. Мишин А.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: учебник для вузов. 17-е изд., испр. и доп. – М.: Статут, 2013. – 520 с.
  21. Певцова Н.С. О новых подходах к процессу формирования высших органов законодательной власти России // Государственная власть и местное самоуправление. – 2018. – №8. – С. 32–36.
  22. Петрова Н.А. К вопросу об изменении порядка формирования Совета Федерации // Конституционное и муниципальное право. – 2009. – №9. – С. 18–26.
  23. Сайфутдинова В.М. Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации: специфика и перспективы // Актуальные проблемы российского права. – 2017. –№8. – С. 34 — 42.
  24. Семеновский И.Д. О некоторых особенностях государственно-территориального устройства современных федеративных государств // Конституционное и муниципальное право. – 2017. –№2. – С. 38–41.
  25. Смоленская А.А. Сравнительный анализ статуса депутата Государственной Думы и члена Совета Федерации Федерального Собрания РФ // Конституционное и муниципальное право. – 2012. – №6. – С. 47–51.
  26. Смоленская А.А. Формирование Совета Федерации: эволюция и современное состояние // Конституционное и муниципальное право. – 2012. – №10. – С. 34–38.
  27. Совет Федерации : Эволюция статуса и функций : Монография / Автономов А.С., Байдин В.И., Байдина О.В. и др.; отв. ред., авт. введ. Л.В. Смирнягин; Ин-т права и публ. политики. – М.: Ин-т права и публ. политики, 2003. – 453 с.
  28. Толковый словарь русского языка: в 4 т. / под ред. проф. Д.Н. Ушакова.– М.: ТЕРРА– Книжный клуб, 2012. – 752 с.
  29. Трубилов Г.В. Проект реформы российского парламентаризма: порядок формирования и основные полномочия палат Федерального Собрания Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. – 2018. – №8. – С. 14–18.
  30. Филиппова Н.А. Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации: стратегия реформы и ее правовое обеспечение / Н.А. Филиппова // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. –2012. – Вып. 12. – С. 420–435.
  31. Филиппова Н.А. Совет Федерации: стратегия реформы в контексте правовой интеграции Российского государства // Конституционное и муниципальное право. – 2012. – №6. – С. 43–46.
  32. Червинская А.П. К вопросу о соотношении понятий «парламентаризм» и «народное представительство» // Конституционное и муниципальное право. – 2019. – №6. – С. 50–56.

References

  1. Avakyan S.A. Drafts of Laws on Amendments to the Constitution of the Russian Federation: is Round Four Coming? [Proekty zakonov o popravkah k Konstitucii Rossijskoj Federacii: gryadet raund chetvertyj?]. Konstitucionnoe i municipal’noe pravo – Constitutional and Municipal Law. Issue 1. Pp. 31-44. (In Russ.). DOI: 10.18572/1812-3767-2020-1-31-44.
  2. Akchurin A.R. Procedure of Formation of the Council of the Federation of the Federal Assembly of the Russian Federation: Experience and Perspectives [Poryadok formirovaniya Soveta Federacii Federal’nogo Sobraniya Rossijskoj Federacii: opyt i perspektivy]. Gosudarstvennaya vlast’ i mestnoe samoupravlenie – State Power and Local Self-government. 2014. Issue 8. Pp. 41-45. (In Russ.).
  3. Alekhin A.E. Romaikin I.A. On the Uniting Nature of the Federation Council [Ob obiedinitel’noj prirode Soveta Federacii]. Gosudarstvennaya vlast’ i mestnoe samoupravlenie – State Power and Local Self-government. 2014. Issue 1. Pp. 24-28. (In Russ.). DOI: 10.18572/1813-1247-2020-1-24-28
  4. Borisov A.B. Large Legal Dictionary [Bol’shoj yuridicheskij slovar’]. 2nd Moscow, 2012. 848 p. (In Russ.).
  5. Bulakov O.N. A Representative Function of the Federation Council of the Federal Assembly of Russia [O predstavitel’noj funkcii Soveta Federacii Federal’nogo Sobraniya RF]. Aktualʹnye problemy rossijskogo prava – Actual Problems of Russian Law. 2017. Issue 9. Pp. 81-86. (In Russ.). DOI: 10.17803/1994-1471.2017.82.9.081-086
  6. Varlamova N. Constitutional Modernization: a Game of Terms, a Game of Reform or a Game with Fire? [Konstitucionnaya modernizaciya: igra v terminy, igra v reformu ili igra s ognem?]. Sravnitel’noe konstitutsionnoe obozrenie –Comparative Constitutional Review. 2000. Issue 2. Pp. 122-125. (In Russ.).
  7. Vinokurov V.A. Council of the Federation: Changes in Formation [Sovet Federacii: izmeneniya v formirovanii]. Konstitucionnoe i municipal’noe pravo – Constitutional and Municipal Law. Issue 12. Pp. 42-46. (In Russ.).
  8. Vorob’ev N.I., Vorob’eva L.V., Golushkov D.I., Kravcova E.A. Commentary on the Federal Law of May 8, 1994 No. 3-FZ «On the Status of a Member of the Federation Council and the Status of a Deputy of the State Duma of the Federal Assembly of the Russian Federation» (itemized) [Kommentarij k Federal’nomu zakonu ot 8 maya 1994 g. №3-FZ «O statuse chlena Soveta Federacii i statuse deputata Gosudarstvennoj Dumy Federal’nogo Sobraniya Rossijskoj Federacii» (postatejnyj)]. Available at: Legal reference system Consultant Plus, 2018. (In Russ.).
  9. Gadzhiev K.S. Political Philosophy [Politicheskaya filosofiya]. Moscow, 1999. 605 p. (In Russ.).
  10. Drobot S.E. Council of the Federation Formation in Context of Powers Separation and “Check and Balances” System: Historical Retrospective and Improving Ways [Poryadok formirovaniya Soveta Federacii v kontekste principa razdeleniya vlastej i sistemy «sderzhek i protivovesov»: istoricheskaya retrospektiva i puti sovershenstvovaniya]. Yuridicheskaya nauka i praktika – Legal Science and Practice. 2016. Vol. 12. Issue 4. Pp. 12-19. (In Russ.).
  11. Eroshkin N.P. History of State Institutions in Pre-Revolutionary Russia [Istoriya gosudarstvennyh uchrezhdenij dorevolyucionnoj Rossii]. Moscow, 1968. 368 p. (In Russ.).
  12. Zaikin S. Landscapes of Democracy an Inconspicuous Constitutional Amendment or What the Representatives of Federation in the Council of the Federation of Russia Are for [Nezametnaya konstitucionnaya popravka, ili Zachem nuzhny predstaviteli Federacii v Sovete Federacii]. Sravnitel’noe konstitutsionnoe obozrenie – Comparative Constitutional Review. Issue 6. Pp. 21-47. (In Russ.). DOI: 10.21128/1812-7126-2016-6-21-47.
  13. Kabyshev V.T., Zametina T.V. Federation Council: Modernization or Conservation (Reflections) [Sovet Federacii: modernizaciya ili konservaciya (razmyshleniya)]. Konstitucionnoe i municipal’noe pravo – Constitutional and Municipal Law. Issue 3. Pp. 32-35. (In Russ.).
  14. Kazakova A.A. Federation Council of the Federal Assembly of the Russian Federation: Constitutional and Legal Foundations of Formation and Activities: candidate of juridical science dissertation [Sovet Federacii Federal’nogo Sobraniya Rossijskoj Federacii: konstitucionno-pravovye osnovy formirovaniya i deyatel’nosti: dissertatsiya kandidata yuridicheskikh nauk]. Moscow, 2008. 235 p. (In Russ.).
  15. Korolev A.N., Pleshakova O.V. Commentary on the Federal Law «On the Status of a Member of the Federation Council and the Status of a Deputy of the State Duma of the Federal Assembly of the Russian Federation» (itemized) [Kommentarij k Federal’nomu zakonu «O statuse chlena Soveta Federacii i statuse deputata Gosudarstvennoj Dumy Federal’nogo Sobraniya Rossijskoj Federacii» (postatejnyj)]. Moscow, 2008. (In Russ.).
  16. Kucherenko P.A., Katsarskiy M.I., Klochko E.I. The Representative Nature of the Upper Chamber of the Federal Assembly as a Determining Factor of Legal Requirements Set for Candidates for a Position of a Member of the Federation Council [Predstavitel’naya priroda verhnej palaty Federal’nogo Sobraniya kak opredelyayushchij faktor zakonodatel’nyh trebovanij, pred»yavlyaemyh k kandidatam na dolzhnost’ chlena Soveta Federacii]. Gosudarstvennaya vlast’ i mestnoe samoupravlenie – State Power and Local Self-government. Issue 3. Pp. 19-25. (In Russ.). DOI: 10.18572/1813-1247-2019-3-19-25
  17. Madaev E.O. Doctrine in the Legal System of the Russian Federation: candidate of juridical science dissertation [Doktrina v pravovoj sisteme Rossijskoj Federacii: dissertatsiya kandidata yuridicheskikh nauk]. Irkutsk, 2012. 254 p. (In Russ.).
  18. Mierkhold A.A. The Internal Structure of the Council of the Federation and its Constitutional and Legal Regulation [Vnutrennyaya struktura Soveta Federacii i ee konstitucionno-pravovoe regulirovanie]. Lex Russica. Issue 1. Pp. 221-228. (In Russ.). DOI: 10.17803/1729-5920.2017.122.1.221-228.
  19. Mierkhold A.A. Constitutional Evolution of the Formation Order and Authorities of the Federation Council of the Federal Assembly [Konstitucionnaya evolyuciya poryadka formirovaniya i polnomochij Soveta Federacii Federal’nogo Sobraniya RF]. Lex Russica. 2018. Issue 11. Pp. 134-144. (In Russ.).  DOI: 10.17803/1729-5920.2018.144.11.134-144
  20. Mishin A.A. Constitutional (State) Law of Foreign Countries [Konstitucionnoe (gosudarstvennoe) pravo zarubezhnyh stran]. Moscow, 2013. 520 p. (In Russ.).
  21. Pevtsova N.S. On new Approaches to the Process of Establishment of the Supreme Legislative Authorities of Russia [O novyh podhodah k processu formirovaniya vysshih organov zakonodatel’noj vlasti Rossii]. Gosudarstvennaya vlast’ i mestnoe samoupravlenie – State Power and Local Self-government. 2018. Issue 8. Pp. 32-36. (In Russ.). DOI: 10.18572/1813-1247-2018-8-32-36
  22. Petrova N.A., Nyrkova T.Yu. On the Issue of Changing the Procedure for Forming the Federation Council [K voprosu ob izmenenii poryadka formirovaniya Soveta Federacii]. Konstitucionnoe i municipal’noe pravo – Constitutional and Municipal Law. Issue 9. Pp. 18-26. (In Russ.).
  23. Sayfutdinova V.M. Council of Federation of the Federal Assembly of the Russian Federation: Specifics and Perspectives [Sovet Federacii Federal’nogo Sobraniya Rossijskoj Federacii: specifika i perspektivy]. Aktualʹnye problemy rossijskogo prava – Actual Problems of Russian Law. 2017. Issue 8. Pp. 34-42. (In Russ.). DOI: 10.17803/1994-1471.2017.81.8.034-042
  24. Semenovskiy I.D. Several Aspects of State-Territorial System of Modern Federal States [O nekotoryh osobennostyah gosudarstvenno-territorial’nogo ustrojstva sovremennyh federativnyh gosudarstv]. Konstitucionnoe i municipal’noe pravo – Constitutional and Municipal Law. Issue 2. Pp. 38-41. (In Russ.).
  25. Smolenskaya A.A. Comparative Analysis of the Status of a Deputy of the State Duma and a Member of the Federation Council of the Federal Assembly of the Russian Federation [Sravnitel’nyj analiz statusa deputata Gosudarstvennoj Dumy i chlena Soveta Federacii Federal’nogo Sobraniya RF]. Konstitucionnoe i municipal’noe pravo – Constitutional and Municipal Law. Issue 6. Pp. 47-51. (In Russ.).
  26. Smolenskaya A.A. Formation of the Federation Council: Evolution and Current Condition [Formirovanie Soveta Federacii: evolyuciya i sovremennoe sostoyanie]. Konstitucionnoe i municipal’noe pravo – Constitutional and Municipal Law. Issue 10. Pp. 34-38. (In Russ.).
  27. Federation Council: Evolution of Status and Functions; ed. by L.V. Smirnyagin [Sovet Federacii: evolyuciya statusa i funkcij]. Moscow, 2003. 453 p. (In Russ.).
  28. Explanatory Dictionary of the Russian Language; ed. by D.N. Ushakov [Tolkovyj slovar’ russkogo yazyka]. Moscow, 2007. 752 p. (In Russ.).
  29. Trubilov G.V. Russian Parliamentarism Reform Project: the Establishment Procedure and the Key Authorities of the Chambers of the Federal Assembly of the Russian Federation [Proekt reformy rossijskogo parlamentarizma: poryadok formirovaniya i osnovnye polnomochiya palat Federal’nogo Sobraniya Rossijskoj Federacii]. Konstitucionnoe i municipal’noe pravo – Constitutional and Municipal Law. Issue 8. Pp. 14-18. (In Russ.).
  30. Filippova N.A. Federation Council of the Federal Assembly of Russia: Strategy of Reform and its Legal Provisions [Sovet Federacii Federal’nogo Sobraniya Rossijskoj Federacii: strategiya reformy i ee pravovoe obespechenie]. Nauchnyj ezhegodnik Instituta filosofii i prava Ural’skogo otdeleniya Rossijskoj akademii nauk – Research Yearbook, Institute of Philosophy and Law, Ural Branch of the Russian Academy of Sciences. 2012. Issue 12. Pp. 420-435. (In Russ.).
  31. Filippova N.A. Federation Council: Reform Strategy in the Context of Legal Integration of the Russian State [Sovet Federacii: strategiya reformy v kontekste pravovoj integracii Rossijskogo gosudarstva]. Konstitucionnoe i municipal’noe pravo – Constitutional and Municipal Law. Issue 6. Pp. 43-46. (In Russ.).
  32. Chervinskaya A.P. On the Correlation between the Concepts of Parliamentarism and Popular Representation [K voprosu o sootnoshenii ponyatij «parlamentarizm» i «narodnoe predstavitel’stvo»]. Konstitucionnoe i municipal’noe pravo – Constitutional and Municipal Law. Issue 6. Pp. 50-56. (In Russ.).