Написать в редакцию

Написать в редакцию

Заполните все поля формы и нажмите «Отправить»

  • +7 (3952) 79-88-99
  • konf38rpa@yandex.ru

Сравнительная характеристика военно-арестантских / военно-исправительных рот, дисциплинарных рот / батальонов и штрафных рот / батальонов Российской Федерации, Украины и Беларуси (1823–2013)

Посвящена историческим аспектам возникновения и развития специального вида наказания в виде содержания в дисциплинарном батальоне на территории таких современных государств, как Российская Федерация, Украина и Беларусь. Также рассматриваются наказания, исторически предшествовавшие ему и действовавшие вместо него в период военного времени. Несмотря на определенную роль, которую играли специальные виды наказаний для военнослужащих на протяжении почти двухсотлетнего периода их существования, в настоящее время стоит задача, связанная с отказом от традиционных форм наказаний и поиском их альтернативных видов.

военно-арестантская рота; военно-исправительная рота; дисциплинарный батальон; штрафной батальон

Информация о статье
Аннотация

Посвящена историческим аспектам возникновения и развития специального вида наказания в виде содержания в дисциплинарном батальоне на территории таких современных государств, как Российская Федерация, Украина и Беларусь. Также рассматриваются наказания, исторически предшествовавшие ему и действовавшие вместо него в период военного времени. Несмотря на определенную роль, которую играли специальные виды наказаний для военнослужащих на протяжении почти двухсотлетнего периода их существования, в настоящее время стоит задача, связанная с отказом от традиционных форм наказаний и поиском их альтернативных видов.

Ключевые слова

военно-арестантская рота; военно-исправительная рота; дисциплинарный батальон; штрафной батальон

Библиографическое описание

About article in English

Publication data
Abstaract

The author describes the historic aspect of the introduction and development of a special type of punishment — putting a person into the disciplinary battalion — on the territories that are now the Russian Federation, Ukraine and Belarus. He also analyzes the types of punishment that were historically prior to it and that substituted it in the wartime. Although special types of punishment for the military played their role during almost two hundred years when they were in use, at present we face a task of abolishing traditional forms of punishment and searching for alternatives.

Keywords

military penal battalion; military correctional battalion; disciplinary battalion; battalion of military offenders

Bibliographic description

Дисциплинарный батальон — это войсковая часть особого рода, персонал которой состоит из так называемых постоянного и переменного состава. К переменному составу относятся военнослужащие, которые согласно приговору суда осуждены к отбытию специального вида наказания, а именно — содержанию в дисциплинарном батальоне. В Российской империи Дисциплинарный батальон возник во второй половине ХІХ в., на сегодняшний день существует в странах Центральной и Восточной Европы, а также на территории Средней Азии.

Дисциплинарный батальон является особым воинским формированием, подчиняется министерству обороны и фактически не входит в систему управления пенитенциарной системы. Как правило, отбывают наказание в дисциплинарном батальоне рядовой и сержантский составы. Следовательно, по субъектному составу он отличается от военных тюрем образца Западной Европы и США, где содержатся также и офицеры. Учреждений, в которых отбывают наказания военнослужащие офицерского состава на протяжении длительных сроков (более 6 месяцев) без лишения военного звания и с возможностью дальнейшего прохождения военной службы в Российской Федерации, Украине, Беларуси и других странах СНГ не существует.

В настоящее время в Беларуси функционирует 1 дисциплинарный батальон в г. Минске, в Украине — 1 в г. Киеве и 2 в РФ — в пос. Мулино и г. Чита. Если во времена Советского Союза их количество было во много раз больше, а количество переменного состава соотносилось с постоянным в разумной пропорции, то в настоящее время все чаще возникают вопросы относительно эффективности и целесообразности их существования в целом. Особенно это касается Украины и Беларуси. Так, для обеспечения содержания в дисциплинарном батальоне в г. Киеве 5 осужденных (по состоянию на январь 2012 г.) работает штат количеством почти в 200 военнослужащих. В Беларуси в 2010 г. отбывали наказание 6 чел. Вместе с тем общие затраты на содержание 8-го отдельного дисциплинарного батальона, в котором работают более 160 чел., обходится государству в сумму более 1,8 млрд бел. р. в год или более 44 млн бел. р. на одного осужденного[1].

Следует отметить, что в результате изменения законодательной базы в Казахстане в 2008 г. из УК было исключено понятие «содержание в дисциплинарной воинской части»[2].

Исследование предпосылок для создания и функционирования дисциплинарных батальонов и рот, сравнения их со схожими историческими формами отбывания наказания для военнослужащих имеет целью предметно разобраться в вопросе необходимости функционирования дисциплинарных частей, а при отсутствии последнего — найти альтернативы их существованию.

Со второй четверти XIX в. в Российской империи делаются попытки военизации мест лишения свободы. В 1823 г. в системе пенитенциарных органов создаются военно-арестантские роты, служившие местом отбытия наказания для осужденных солдат и офицеров [5, с. 87]. В роты поступали различного рода преступники, которые предназначались в фортификационные работы на срок или бессрочно; нижние чины по приговорам для исправления поведения для крепостных работ на срок; бродяги и преступники гражданского ведомства по назначению губернских присутственных мест [6, с. 68].

Арестанты делились на разряды: 1) военно-срочные — военные чины, осужденные на разные сроки заключения; 2) бродяги — гражданские лица, осужденные за бродяжничество и отсутствие видов (паспортов); 3) пожизненные — гражданские преступники и солдаты, лишенные военного звания и приговоренные к бессрочным крепостным работам. Гражданские лица, осужденные на конкретные сроки заключения, причислялись к военно-срочным.

Чтобы избежать побегов пожизненных заключенных, их всех без исключения заковывали в кандалы. Срочные военные и гражданские, а также бродяги освобождались от оков, но в случае побега арестанта из какого-либо разряда, всех тех, кто имел к нему отношение, немедленно заковывали в кандалы, поскольку «они за других должны ответствовать» [6, с. 69].

Основным средством исправления была воинская дисциплина. Согласно циркуляру МВД от 24 марта 1864 г. № 60 арестанты «за примерное поведение и усердие в работе» по ходатайству командира арестантской роты также переводились в разряд «тех, кто исправляется» и им вдвое сокращался срок пребывания в роте.

Управление арестантскими ротами военного, сухопутного и морского ведомств определялось в Своде военных и морских постановлений. Закон допускал перевод в эти роты арестантов из других рот, в частности гражданского ведомства, и возвращение в них обратно [9, с. 237]. Положение об арестантских ротах были изданы отдельно для роты каждого города [5, с. 89]. Военизация мест заключения состояла также в том, что во главе арестантской роты ставилось военное начальство в лице офицера. При нем находилось определенное количество солдат из Отдельного корпуса внутренней стражи [9, с. 238].

После передачи в конце 1863 г. МВД арестантских рот гражданского ведомства, которые ранее подлежали Главному управлению путей сообщения, оно сосредоточило в себе все руководство местами лишения свободы гражданского ведомства. Кроме общеуголовных мест заключения (мест заключения гражданского ведомства), составлявших ядро тюремной системы империи и подчинявшихся МВД, в это время существовал ряд учреждений, которые были изъяты из общего тюремного управления. Вне компетенции МВД оставались места лишения свободы жандармского, военного и морского ведомств, монастырские тюрьмы [7, с. 48]. Например, управление военно-арестантскими ротами принадлежало Отдельному Корпусу внутренней стражи [5, с. 104] и подчинялось Военному министерству. 16 декабря 1864 г. были утверждены Временные правила для управления военно-арестантскими ротами. Связано это было с недостатками в деятельности ранее существовавших арестантских рот.

С 1867 г. начинается коренное изменение военно-карательной системы. Так, 16 мая 1867 г. высочайше утверждены Воинский устав о наказаниях, Положение о военных тюрьмах, Положение о военно-исправительных ротах, Положение о крепостных военно-арестантских отделениях. Воинский устав о наказаниях, в частности, его ст. 246, предусматривавшая для тех, кто в военное время «уклоняется от боя, сдается в плен», наказание в виде «лишения всех прав состояния и смертной казни» [2, с. 137]. Военно-исправительные роты должны быть размещены в местах дислокации расформированных военно-арестантских рот.

В 1874 г. созданная при Главном штабе комиссия под председательством управляющего делами Главного военно-тюремного комитета генерал-майора Н. Анненкова пересмотрела Положение о военно-исправительных ротах и предложила предоставить военно-исправительным ротам организацию 2- или 4-ротного батальона, переименовав их в «дисциплинарные батальоны».

Первый дисциплинарный батальон сформировали на территории Беларуси 27 марта 1875 г. в крепости Бобруйск. Однако лишь 6 мая 1878 г. было утверждено Положение о дисциплинарных батальонах и ротах. Дисциплинарные батальоны заменили собой военно-исправительные роты [5, с. 185]. Из общего числа военно-исправительных рот 7 преобразовали в дисциплинарные батальоны 4-ротного состава, 2 роты переформировали в дисциплинарные роты, остальные исправительные роты подлежали постепенной ликвидации. Необходимо отметить, что уже 17 мая 1878 г. все военно-исправительные роты были преобразованы в дисциплинарные батальоны и роты.

В результате реформы дисциплинарный батальон стал не тюрьмой, в которой военный преступник отбывал наказание, а учреждением, целью которого было исправление солдат, систематически нарушавших дисциплину. Солдат, совершавший общеуголовное преступление, подлежал военному суду, но приговаривался к общим видам наказания. Однако солдат, совершивший воинское преступление, осуждался к переводу в дисциплинарный батальон. Два-три года непрерывных военных упражнений считалось достаточным для того, чтобы сделать солдата дисциплинированным [1, с. 17–18]. Такое положение вещей стало следствием введения 1 января 1874 г. всеобщей воинской повинности, которая и привела к расформированию в 1876 г. военно-исправительных рот. С введением общеобязательной воинской повинности в рядах армии могли оставаться только военнослужащие, совершившие преступления исключительно военные, т. е. против дисциплины, подчиненности и порядка службы.

30 октября 1892 г. было утверждено новое Положение о дисциплинарных батальонах, ротах и командах. Необходимость пересмотра Положения о дисциплинарных частях была вызвана быстрым ростом числа заключенных в этих тюремных заведениях и стремлением установить в них режим, который бы наиболее способствовал дисциплинированности нижних чинов, попадающих в них, и приучению их к порядку строевой службы.

Так, в частности, п. 5 Положения предусматривал, что «закюченнымъ, отличающимся особенно хорошим поведеніемъ и знаніемъ службы, срокъ пребыванія въ дисциплинарном баталіонѣ, ротѣ или командѣ можетъ быть сокращенъ баталіоннымъ или ротнымъ Комитетомъ, а въ дисциплинарной командѣ командиромъ той части, при которой команда учреждена, но не болѣе, какъ на одну шестую часть этого срока, при чемъ сокращеніе срока пребыванія въ дисциплинарной части не влечетъ за собою перечиленія въ число безпорочно-служащихъ, во все время нахожденія въ дисциплинарной части»[3].

Одним из оснований к пересмотру Положения послужили жалобы военных начальников, которые стали поступать с первых дней формирования дисциплинарных частей. Сущность этих жалоб сводилась к тому, что дисциплинарные части по режиму не соответствуют своему назначению и не обладают достаточной репрессивной силой. Усиление карательного значения этого рода наказания сводилось, прежде всего, к исключению из срока действительной службы времени содержания в дисциплинарных частях. Однако изменений в этой норме не произошло [3, с. 20]. «Время, проведенное нижними чинами въ дисциплинарномъ баталіонѣ, ротѣ или командѣ, засчитывается имъ въ срокъ дѣйствительной службы» (п. 86 Положения)[4].

В п. 4 Положения предусматривалась следующая система управления. «Военно-тюремныя заведенія подчиняются: 1) дисциплинарные баталіоны и роты — Начальникамъ мѣстныхъ или Командирамъ линейныхъ бригадъ, гдѣ таковыя имѣются, а въ противномъ случаѣ — Начальникамъ Областныхъ Штабовъ; 2) дисциплинарныя команды состоятъ въ вѣдѣнія командировъ чатей, при коихъ онѣ учреждены»[5].

Тяжесть режима дисциплинарных частей указывалось во многих отчетах чинов военно-судебного ведомства, которые знакомились с положением на местах [5, с. 186]. Херсонский дисциплинарный батальон был известен своим особо жестоким режимом. Так, по данным М. Гернета, в 1901 г. на его узников было наложено 509 дисциплинарных взысканий (простой арест — 118 раз, строгий арест — 282, усиленный арест — 71, смешанный арест — 9, телесные наказания применялись 29 раз) [6, с. 40–41]. В отчетах военно-тюремного отдела Главного военно-судебного управления за 1907–1915 гг. положение в дисциплинарных частях неизменно характеризовалось словами «крайне переполнены» [4, с. 246].

Следует отметить, что важные изменения в системе исполнения такого вида наказания как содержание в дисциплинарном батальоне происходили в 1913 г. В частности, 15 октября вступило в силу утвержденное царем Временное положение о военно-тюремных заведениях, которое было рассчитано на период перехода к новому типу военно-караульных учреждений — военно-рабочих тюрем [4]. Распоряжением Главного военно-судебного управления от 22 августа 1913 г. на службу по военно-тюремной части должны приниматься только «достойные офицеры» [5, с. 186]. Поэтому позиция С. В. Гвоздкова, заметившего, что к началу Первой мировой войны в период царствования Николая II в историческом развитии военно-тюремной системы произошли несущественные и частные изменения, обусловленные, прежде всего, временными обстоятельствами [3, с. 17], требует уточнений.

Некоторые из принятых мер (развертывание в дисциплинарных частях хозяйственных работ, изготовление продукции, возможность досрочного освобождения от отбывания наказания и т. п.) имели прогрессивный характер (сокращены сроки заключения большинства арестантов за успехи в боевых действиях на фронтах войны) [4, с. 247].

После февральской революции 1917 г. военные тюрьмы, гауптвахты и дисциплинарные подразделения продолжали подчиняться Военному министерству [6, с. 63].

Большевики, придя к власти, не стали отказываться от проверенных методов изоляции солдат-преступников в дисциплинарном батальоне, хотя именно за это критиковали царский режим. В 1934 г., несмотря на рост сознания красноармейцев, дисциплинарные части ликвидировали, а в 1940 г. вернули.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июля 1940 г. в дисциплинарный батальон направлялись военнослужащие рядового и младшего начальствующего состава, осужденные военным трибуналом к лишению свободы на срок от 6 месяцев до 2 лет за самовольные отлучки. В дальнейшем практика пошла по пути замены лишения свободы на срок до 2 лет направлением в дисциплинарный батальон военнослужащих, совершивших и общеуголовные преступления незначительной общественной опасности. С началом Великой Отечественной войны большинство дисциплинарных батальонов (за исключением дислоцированных в восточных районах СССР) расформировали, а отбывавших там наказание военнослужащих направили на фронт и зачислили в обычные воинские формирования или штрафные части.

Через год после начала войны положение на фронте оставалось трагичным. Чтобы изменить ход войны, народный комиссар обороны СССР издал известный всем приказ: «Ни шагу назад!» от 28 июля 1942 г. № 227 [8, с. 61]. С конца лета 1942 г. на основании данного приказа началось форсированное создание штрафных батальонов (для офицеров) и штрафных рот (для рядовых). Их командирами становились лица, имевшие определенный опыт командования (хотя и малыми подразделениями) [2, с. 143].

Приказом НКО СССР от 28 сентября 1942 г. № 298 были введены в действие Положение о штрафных батальонах действующей армии и «Положение о штрафных ротах действующей армии», а также штаты отдельных штрафных батальонов, рот и заградительного отряда. Каждое Положение состояло из трех частей и 19 пунктов, регламентирующих деятельность постоянного и переменного состава штрафных подразделений [8, с. 61]. Срок пребывания в штрафных подразделениях определялся приказом по полку от 1 до 3 месяцев или ранением в бою, совершением подвига, представлением к награде. Вопрос о досрочном снятии судимости военные трибуналы рассматривали непосредственно в расположении штрафных батальонов и рот, а иногда — в госпиталях и лазаретах, поскольку свою судимость бойцы смывали кровью [2, с. 143].

Постоянный состав назначался из числа командиров и политработников, наиболее отличившихся в боях, им предоставлялись права на две ступени выше занимаемой должности, сроки выслуги в воинских званиях сокращались наполовину, а каждый месяц службы засчитывался за 6 месяцев. За невыполнение приказа, самокалечение, бегство с поля боя или попытку перехода к врагу командный и политический состав был обязан применять все меры воздействия вплоть до расстрела на месте [8, с. 61–62].

Тайным приказом НКО СССР № 0413, который упоминается в комментариях к приказу № 227, командирам полков, дивизий и аналогичных частей предписывалось «направлять свою власть до штрафных рот лиц сержантского и рядового состава за некоторые виды преступлений», в том числе за самовольное оставление части, дезертирство, неисполнение приказа, кражу военного имущества, нарушение уставных правил караульной службы и т. п. Начальники гарнизонов, кроме этого имели право направлять в штрафные роты и задержанных дезертиров [2, с. 144].

За годы войны в целом были осуждены 994,3 тыс. военных, в среднем 700 чел. за сутки, из которых 422,7 тыс. (42%) направили на фронт в составе штрафных подразделений, 436,6 тыс. (44%) — в места лишения свободы. Судьба 135 тыс. осужденных неизвестна.

Право направлять в штрафбаты имели командиры дивизий и отдельных бригад, а в штрафные роты — и командиры полков. Срок службы был единственный — от 1 до 3 месяцев. На такие сроки военные трибуналы направляли бойцов и командиров, осужденных с применением отсрочки приговора. Независимо от того, лишался военный согласно решению суда воинского звания или нет, каждый получал звание — штрафной рядовой [8, с. 64]. Тем офицерам, которые по приговору военных трибуналов получили 10 лет лишения свободы, приговор заменялся 3 месяцами штрафбата, от 5 до 8 лет — 2 месяцами, до 5 лет — 1 месяцем [8].

После окончания Великой Отечественной войны штрафбаты превращаются в дисциплинарные батальоны и под этим названием сохраняются после распада СССР в вооруженных силах Российской Федерации, Украины, Белоруссии и других стран СНГ.

Уголовные кодексы РСФСР, УССР и БССР 1960-х годов предусматривали наказание в виде направления в дисциплинарный батальон (роту). Данное наказание применялось довольно часто: оно предназначалось примерно половине военнослужащих срочной службы, совершивших преступления, не представляющие большой общественной опасности. Это наказание считалось весьма эффективным, в том числе благодаря тому, что осужденные одновременно с отбыванием наказания могли выполнять обязанности военной службы.

С распадом СССР на территории Украины сохранилось 4 дисциплинарных батальона: Керченский дисциплинарный батальон, который предназначался для осужденных военнослужащих по Черноморскому флоту (расформирован в 1995 г.); Львовский дисциплинарный батальон — для военнослужащих Прикарпатского округа, который дислоцировался в с. Верещица Яворивского района Львовской области (также расформирован); Одесский дисциплинарный батальон, сформированный в пос. Чабанка на базе дисциплинарной роты для моряков в 1991 г., — для военнослужащих Одесского округа (после его ликвидации в 2000 г. все осужденные были переведены в г. Киев); Киевский дисциплинарный батальон — единственный действующий на территории Украины дисциплинарный батальон. На территории Беларуси остался единственный дисциплинарный батальон, который функционирует и сегодня.

Итак, выделим общие и отличительные черты рассматриваемых военных учреждений, предназначенных для отбывания специальных видов наказания осужденными военнослужащими:

  1. В военно-арестантских (позже — военно-исправительных) ротах содержались как военные, так и гражданские осужденные. Солдаты могли быть лишены звания и находиться в военно-арестанских ротах пожизненно. Офицеры отбывали наказание без лишения звания и обязательно на определенный срок. В Российской империи в дисциплинарных батальонах и ротах отбывали наказания военнослужащие рядового и сержантского состава исключительно за совершение воинских преступлений на срок до 3 лет. Период отбывания в дисциплинарном батальоне (роте) засчитывался в выслугу лет. Позже, в Советском Союзе в дисциплинарных батальоне и роте отбывали заключение осужденные рядовые сроком до 2 лет. При этом практика пошла путем назначения наказания в виде содержания в дисциплинарном батальоне / роте и за общеуголовные преступления. В штрафных батальонах отбывали наказание осужденные офицеры, а в штрафных ротах — рядовые и сержанты. Срок наказания исчислялся от 1 месяца до 3 месяцев. Независимо от предыдущего звания все получали новое звание — штрафной рядовой.
  1. В военно-арестанских ротах за примерное поведение срок содержания мог сократиться вдвое, то же касалось дисциплинарных батальонов и рот времен Российской империи и Советского Союза. Широко применялась система поощрений относительно досрочного освобождения от отбытия наказания в штрафном батальоне и роте. Основанием для этого служили ранения в бою, совершение подвига, представление к награде.
  2. Военно-арестанские роты подчинялись Военному министерству. Управление дисциплинарным батальоном и ротой также осуществлялось на высшем уровне Военным министерством. Исключение составляли разве что штрафные батальоны и роты, которые подчинялись НКВД.

Подводя итоги, можно сделать общий вывод, что содержание в военно-арестантских (позже военно-исправительных) ротах, дисциплинарных ротах и батальонах, а также штрафных батальонах и ротах — это различные виды наказаний. Они сыграли свою роль на определенных этапах развития Российской империи, СССР, а также современных независимых государств: России, Украины и Беларуси.

Вместе с тем, в настоящее время перед правовыми государствами, которые стали на путь демократического развития, на наш взгляд, стоят общие проблемы. Они связаны с отказом от традиционных форм наказаний и поиском их альтернативных видов в связи со специальной целью исправления военнослужащих в условиях поддержания воинского правопорядка.

Сноски

Нажмите на активную сноску снова, чтобы вернуться к чтению текста.

[1] В Беларуси ликвидируют дисбат // Оpen. by. — URL : http://www.open.by/country/56375.

[2] Дисциплинарные батальоны в Беларуси ликвидируют за ненадобностью // Новости Беларуси. — URL : http://newsby.org/by/2011/07/26/ text20604.htm.

[3] Сводъ военныхъ постановленій 1869 года (по 1 января 1893 года.). — С.-Петербургъ : Государственная типографія, 1893. — Кн. XVII. Заведенія Военно-Тюремныя. — С. 10.

[4] Сводъ военныхъ постановленій 1869 года (по 1 января 1893 года.). — Кн. XVII. — С. 17.

[5] Там же. — С. 2.

Список использованной литературы

  1. Бончъ-Бруевичъ В. Волненія въ войскахъ и военныя тюрьмы. — Петроградъ, 1918. — С. 17–18.
  2. Вронська Т. В. Формування особового складу штрафних батальйонів і рот у червоній армій періоду Великої Вітчизняної війни // Український історичний журнал. — 2006. — № 6. — С. 137–150.
  3. Гвоздков С. В. Военно-тюремная система Российского государства в 1825-1914 гг.: историческое исследование : автореф. дис. … канд. ист. наук : 07.00.02. — М., 2011. — 18 с.
  4. Гернет М. Н. История царской тюрьмы : в 5 т. — М., 1962. — Т. 4. — 302 с.
  5. Григорьєв О. М. Пенітенціарна теорія та практика в Російській імперії в кінці ХVІІІ — на початку ХХ століття: історико-правове дослідження (на прикладі українських губерній : дис. … канд. юрид. наук : 12.00.01. — Х., 2007. — 201 с.
  6. Іваньков І. В. Тюремні установи в Україні в системі карально-охоронного механізму держави (кінець ХІХ — середина ХХ ст.) : дис. … канд. юрид. наук : 12.00.01. — Київ, 2005. — 212 с.
  7. Неалов О. П. Організаційно-правове забезпечення реалізації тюремної реформи в Російській імперії в другій половині ХІХ — на початку ХХ ст. (на матеріалах українських губерній) : дис. … канд. юрид. наук : 12.00.01. — Харків, 2003. — 198 с.
  8. Сидоров С. В. Штрафні підрозділи як форма покарання радянських військовослужбовців та бойового використання військ у роки Другої світової війни // Український історичний журнал. — 2004. — № 6. — С. 60–68.
  9. Хрестоматія з історії пенітенціарної системи України (911–1917) / За ред. Г. О. Радова, І. І. Резника. — Київ, 1998. — Т. І. — Ч. 1. — 414 с.

References