Написать в редакцию

Написать в редакцию

Заполните все поля формы и нажмите «Отправить»

  • +7 (3952) 79-88-99
  • prolaw38@mail.ru

Роль криминологии в обеспечении национальной безопасности

Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2016. – № 2.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639 / 2313-6715.2016.2.3.
Дата поступления: 04.05.2016.

Cтатья посвящена проблемам юридической науки и образования, рассматриваемым с позиций обеспечения национальной безопасности. При этом объектом исследования избрана наука криминологии, изучающая закономерности преступности, которая в последние годы стала необоснованно ущемляться в своих правах. Автор статьи полагает, что это происходит отнюдь не случайно и процесс давления на криминологию, несущую в общество правду о преступности и деятельности уголовной юстиции, носит управляемый характер.

Национальная безопасность; криминология; криминологическая безопасность; угрозы национальной и криминологической безопасности; обеспечение национальной и криминологической безопасности; противодействие преступности.

Босхолов С.С. Роль криминологии в обеспечении национальной безопасности // Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2016. – № 2.

Информация о статье

Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2016. – № 2.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639 / 2313-6715.2016.2.3.
Дата поступления: 04.05.2016.

Аннотация

Cтатья посвящена проблемам юридической науки и образования, рассматриваемым с позиций обеспечения национальной безопасности. При этом объектом исследования избрана наука криминологии, изучающая закономерности преступности, которая в последние годы стала необоснованно ущемляться в своих правах. Автор статьи полагает, что это происходит отнюдь не случайно и процесс давления на криминологию, несущую в общество правду о преступности и деятельности уголовной юстиции, носит управляемый характер.

Ключевые слова

Национальная безопасность; криминология; криминологическая безопасность; угрозы национальной и криминологической безопасности; обеспечение национальной и криминологической безопасности; противодействие преступности.

Библиографическое описание

Босхолов С.С. Роль криминологии в обеспечении национальной безопасности // Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2016. – № 2.

About article in English

Publication data

Prologue: Law Journal. – 2016. – № 2.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639 / 2313-6715.2016.2.3.
Submission date: 04.05.2016.

Abstaract

The article is devoted to the problems of jurisprudence and education examined from the positions of ensuring national security. The object of the research is crime science, which studies regularities of criminality, and its rights are baselessly restrained in recent years. The author does not consider the situation to be casual. Criminal science bears the truth about criminality and penal justice activity and the pressure on criminology can be controlled.

Keywords

National security; criminology; criminological security; national and criminological security threats; national and criminological security ensuring; resistance to criminality.

Bibliographic description

Boskholov S.S. The role of criminology in ensuring national security /
Prologue: Law Journal. – 2016. – № 2.

В новой Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ 31 декабря 2015 г. № 683, определены национальные интересы и стратегические национальные приоритеты России, цели, задачи и меры в области внутренней и внешней политики, направленные на укрепление национальной безопасности страны и обеспечение ее устойчивого развития на долгосрочную перспективу. Так, среди национальных интересов России названы укрепление обороны страны, обеспечение незыблемости конституционного строя, суверенитета, государственной и территориальной целостности; укрепление национального согласия, политической и социальной стабильности; повышение качества жизни населения, обеспечение стабильного демографического развития страны; повышение конкурентноспособности национальной экономики; закрепление  за Россией статуса одной из лидирующих мировых держав.

Определены основные угрозы государственной и общественной  безопасности. В их числе — деятельность иностранных спецслужб, террористических и экстремистских организаций, радикальных общественных объединений и группировок, преступных организаций; коррупция. Очерчены меры по устранению названных угроз[1]. В реализации этих мер и обеспечения национальной безопасности России в целом в современных условиях повышается роль юридической науки и образования. Между тем здесь в последнее время возникло ряд проблем как объективного, так и во многом субъективного характера.

Во-первых, в самой области науки, технологий и образования существуют факторы, негативно влияющие на национальную безопасность. К ним, в частности, следует отнести отставание в развитии высоких технологий, зависимость от поставок импортного научного и испытательного оборудования, приборов и электронных компонентов, программных и аппаратных средств вычислительной техники, стратегических материалов, несанкционированная передача за рубеж конкурентноспособных отечественных научных разработок и технологий, неэффективная защита интеллектуальной собственности, утечка за рубеж не только капиталлов, неизбежно влекущая за собой урезание расходов на науку и образование, но и мозгов (выезд за рубеж молодых и талантливых ученых и специалистов), недостаточное развитие законодательства, неэффективная система стимулирования деятельности в области науки и образования, снижение престижа вузовского ученого и преподавателя, уровня их социальной защищенности, качества общего, среднего профессионального и высшего образования. Перечисленные  факторы носят в основном объективный характер.

Во-вторых, необдуманный  переход отечественной системы высшего образования к так называемой болонской модели, т. е., к бакалавриату и магистратуре. И если в естественных отраслях науки он может быть и был в чем то оправданным, то в области гуманитарных, общественных наук, в том числе и в юриспруденции оказался, мягко говоря,  более вредным, нежели полезным. Привычная, понятная и достаточно эффективная модель подготовки юристов  высшего образования по программе «специалитета» оказалась задвинутой на задний план. К каким серьезным негативным последствиям привел этот переход, можно показать на примере преподавания криминологии в юридических вузах. Начался он, как известно с пресловутого приказа Министерства науки и образования РФ от 4 мая 2010 г. № 464, которым был утвержден Федеральный образовательнй стандарт по направлению подготовки  030900 «Юриспруденция (квалификация (степень) бакалавр). Данным приказом криминология не была включена в базовую профессиональную часть. Также не была включена криминология и в базовую часть по магистерской программе. Эта дата стала черным днем для криминологической  науки, теории и практики противодействия преступности.

Следует особо отметить, что за два года до этого события, а именно 6 февраля 2008 г. Общероссийская общественная организация «Российская криминологическая ассоциация» приняла Обращение  к Председателям Совета Учебно-методического объединения по юридическому образованию высших учебных заведений РФ В.А.Садовничему и О.Е.Кутафину., в котором высказывалась глубокая тревога в связи с предстоящей реформой высшего юридического образования, представляющей прямую угрозу статусу обязательной  самостоятельной  (выделено мною) учебной дисциплины — «Криминология».  Считаю своим долгом привести дословно некоторые выдержки из данного обращения.

«Криминология представляет собой обшетеоретическую науку о закономерностях преступности, ее детерминации и борьбе с преступностью. Без понимания указанных закономерностей и представления об общей системе борьбы с преступностью нельзя научно обоснованно, эффективно решать конкретные задачи уголовно-правового, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного, криминалистического и иного характера».

  «Криминологическая подготовка важна для правильной оценки возможных последствий решений и действий различных субъектов в разных сферах жизни  с учетом широкой и продолжающейся криминализации нашего общества».

  «Криминологические исследования всегда являлись  основой в выработке государственной стратегии в борьбе с преступностью, а также их данные учитывались при разработке программ социально-экономического развития общества».

  «Россия начала серьезную деятельность по восстановлению системы профилактики преступности в стране, в 70-80 годы XX столетия признававшейся лучшей в мире, а затем беспощадно разрушенной. Эта работа должна вестись на профессональной, криминологической основе. Было бы целесообразным преподавать ее основы также социологам, экономистам, журналистам».

  «Данное обращение  вызвано не узкопрофессиональными интересами людей, по роду деятельности соприкасающихся с этой наукой, а серьезной озабоченностью за судьбу России, которая в немалой степени зависит от успехов в деле декриминализации общественных отношений».

На основании указанных положений в обращении был сформулирован общий вывод российского криминологического сообщества о том, что учебная дисциплина «Криминология» должна изучаться исключительно на обязательной основе в российских высших учебных заведениях, включена в программы «Бакалавриат» и «Магистратура». Однако случилось то, что случилось.

Последующая реакция ученых-криминологов на исключение криминологии из перечня обязательных дисциплин была, разумеется, резкоотрицательной. «Ссылка» криминологии на периферию учебных дисциплин, преподаваемых в юридических вузах, означает отказ от стратегии поиска оптимальных ответов на вызовы современного мира. В условиях происходящей информационной революции это приведет к систематическому принятию некомпетентных управленческих решений и увеличению  социальной напряженности в обществе. Исключение криминологии из государственного образовательного стандарта в современных условиях наносит серьезный ущерб всему юридическому образованию в стране  [4, с. 12].

На выездном заседании Учебно-методического Совета по юридическому образованию Сибирского федерального округа и научно-методической конференции  «Актуальные проблемы модернизации юридического образования в России», проведенных 25-26 мая 2012 г. в Байкальском государственном университете экономики и права, мною было высказано мнение о том, что исключением криминологии из перечня обязательных дисциплин начался по сути дела процесс научного и методологического разоружения  нашего государства и общества перед современной преступностью [2,3]. Первый этап такого разоружения, в частности перед коррупционной преступностью, являющейся наиболее опасным проявлением  преступности произошел, правда, гораздо раньше, еще в начале так называемых «нулевых» годов. Речь идет об исключении конфискации имущества как дополнительного вида наказания из УК РФ  8 декабря 2003 г. О криминологической необоснованности,  ошибочности, нелогичности, а самое главное — необратимых негативных последствиях этого законодательного отступления перед коррупцией отмечали ученые-криминологи [5]. Коррумпированная часть элиты российского чиновничества в союзе с экономическим криминалитетом взяли верх  над законом и властью, здравым смыслом и серьезно подорвали надежды российского общества и его граждан на преодоление коррупции, очищения власти от коррупционных отношений и связей в какой-либо ближайшей перспективе.

Второй этап состоялся уже в 2011 году, когда также без какого-либо криминологического обоснования в санкции статей 290 и 291 УК РФ в альтернативу лишения свободы были введены так называемые «кратные штрафы». В деле противодействия коррупции они не только не сыграли  позитивной роли, но и нанесли огромный вред, в том числе авторитету и престижу как институту наказания, так и уголовного закона в целом. Эта акция, также как и исключение конфискации из видов наказания, по-видимому носила тот же заказной характер. И поступил данный заказ из того же лагеря коррумпированной части властной элиты и экономического криминалитета.

В  современных  условиях повышенной криминализации общественных отношений, значительного ухудшения количественных и качественных показателей преступности, фактического превращения коррупции в инструмент управления роль и значимость криминологии должны объективно возрастать, в том числе и в преподавании юридических дисциплин. Между тем,  нынешние бакалавры и магистранты лишены возможности получения квалифицированных криминологических знаний по той простой причине, что им не преподается полноценный курс криминологии в качестве основной учебной дисциплины.

Преступность является одной из сложнейших социальных проблем современности. Она болезненно воспринимается населением, страх перед преступностью подрывает нормальное функционирование общественных отношений, дезорганизует деятельность социальных институтов, отнимает у граждан веру в защищенность от криминальных угроз, снижает авторитет и престиж власти. Наиболее опасные виды преступности как, например, организованная преступность и коррупция представляют в настоящее время одну из самых серьезных угроз национальной безопасности. Поэтому так важно объективное, научно обоснованное понимание как самого феномена преступность, так и необходимой (должной) реакции на нее общества и государства, ибо реализация тех или иных мер социального контроля без учета криминологической обоснованности может дорого обойтись обществу и в прямом, и переносном смысле. Это понимание и дает наука криминология, а соответствующие знания, умения и навыки приобретаются студентами в процессе изучения именно и только  учебного курса криминологии. Никакая другая учебная дисциплина, будь то уголовное право, уголовный процесс, криминалистика и др., их не дают и не могут дать по определению.  Лишение студентов приобретать столь необходимые для будущей их профессиональной деятельности в области юриспруденции криминологические знания, умения и навыки,  обрекает их на невежество, отсталость, принятие неверных правовых решений.

Как тут не привести знаменитое изречение Чезаре Беккариа, заключающееся в следующем: «Суровость наказаний должна соответствовать состоянию самой нации. На грубые души народа, едва вышедшего из состояния дикости, необходимо действовать более сильными и более чувствительными впечатлениями. Нужна молния, чтобы сразить свирепого льва, выстрел из ружья только раздражит его. Но по мере того, как душа людей, живущих в обществе смягчается, возрастает их чувствительность, а с ростом последней, если желают сохранить отношение между предметом и ощущением, должна уменьшаться сила наказания» [1, 156]. Поскольку коррупция в настоящий период времени представляет прямую и непосредственную угрозу национальной безопасности России, необходимы суровые и решительные меры борьбы с ней. Кратные штрафы в качестве одного из основных видов уголовного наказания за получение взятки, дачу взятки, посредничество во взяточничестве я рассматриваю по аналогии с размышлениями Беккариа как выстрел по свирепому льву — коррупции, который только раздражает его. Народ видит коррупцию во власти, коррупцию политическую, но не видит наказания. Это насмешка над общественным мнением, ибо народ в большинстве своем требует реального и сурового наказания коррупционеров и  казнокрадов. И в качестве молнии, которая может сразить коррупцию, должна служить конфискация имущества коррупционеров. Необходимо поэтому восстановить конфискацию в УК РФ как дополнительный вид уголовного наказания. Необходимо ужесточение уголовной ответственности коррупционеров. Иного в настоящее время не дано.

Об управляемости процесса ущемления криминологии в ее правах свидетельствуют следующие факты. Поскольку криминологию велено было перевести в разряд дополнительных дисциплин, в  юридических вузах сначала резко сократили часы, отводимые на ее преподавание. В большинстве вузов вынуждены были перейти на изучение бакалаврами только  Общей части криминологии, которое завершалось ими сдачей зачета. Изучение Особенной части было перенесено на курс магистратуры. Так, в частности, поступили в иркутских филиалах Российской правовой академии Минюста России и Российской Академии правосудия. Однако в процессе реорганизации последней в Российский государственный университет правосудия криминологию вовсе исключили из бакалавриата. Дальше, как говорится, некуда. О чем думало руководство этого в общем то весьма солидного столичного вуза, приходится только догадываться. Неужели оно выполняло заказ на уничтожение криминологии?…

Спасает нашу науку только специалитет, где криминология по-прежнему преподается и по-прежнему студенты сдают итоговый экзамен. Так, например, в Иркутском институте (филиале) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России), где я имею честь преподавать, криминология изучается студентами специалитета «Правовое обеспечение национальной безопасности». Изучается криминология и бакалаврами, которые по ее итогам сдают зачет. Криминологическая тематика присутствует и в магистратуре. На этом уровне нами разработаны и внедрены в учебный процесс ряд специальных курсов, в том числе: «Криминология: теория и практика противодействия преступности», «Актуальные проблемы криминологии», «Основы антикоррупционной правовой культуры», «Актуальные проблемы современной уголовной политики». С помощью этих спецкурсов удается как-то компенсировать недостаток криминологических знаний, умений и навыков у нынешних бакалавров и магистрантов. В конечном итоге это позволяет отводить угрозу криминологической безопасности, которая является важной составной частью национальный безопасности России в целом.

В связи с переходом на болонскую систему появилась еще одна проблема, на которую следует также обратить внимание. Речь идет о праве поступать в магистратуру юридических вузов лицам, не имеющим базового юридического образования. Большей профанации магистерской подготовки по юриспруденции трудно было придумать. При такой порочной практике трудно ожидать от магистрантов-ботаников  (а именно так обычно называют тех из магистрантов, которые не имеют базового высшего юридического образования) глубокого понимания теоретических и прикладных проблем юридической науки и образования.

По сути дела происходит ничем не прикрытая покупка магистерских дипломов. Преподаватели вынуждены работать и с этой категорией магистрантов-ботаников, при этом понимая, что пользы от такой практики ни для кого не будет. К сожалению, все это приводит к  девальвации магистерской подготовки в юридических вузах страны.

Настала пора назвать вещи своими именами: болонская система подготовки бакалавров и магистров в области юриспруденции   не принесла позитивных результатов. Дальнейшее ее использование может нанести серьезный вред отечественной юридической науке и образованию. Навязанная России извне эта западная система образования, как мне представляется, преследовала цель ограничения развития и влияния российской науки и образования. Здесь как и в геополитике проводится та же политика сдерживания России в сфере мировой науки и образования. Необходимо широкое и открытое, гласное обсуждение хода и результатов применения болонской системы в различных отраслях отечественной науки и образования, в том числе в сфере юридической науки и образования. Могу ответственно заявить, что в большинстве своем российское юридическое сообщество в целом и, в особенности криминологическое сообщество, крайне критически отзываются о ней.

Резюмируя изложенное, можно сделать следующий вывод:  угрозы национальной безопасности, связанные с рассмотренными в данной статье проблемами, продолжают действовать и усиливаться. Необходима скорейшая и полная  реабилитация криминологии в ее правах. Без этого будет трудно добиться желаемого качества юридической науки и образования.

Сноски

Нажмите на активную сноску снова, чтобы вернуться к чтению текста.

[1] Указ Президента РФ от 31 декабря 2015 г. № 683 «О стратегии национальной безопасности Российской Федерации».

Список использованной литературы

  1. Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. М.: ИНФРА-М, 2004. VI, 184 с.
  2. Босхолов С.С. Проблемы преподавания криминологии в юридических вузах // Актуальные проблемы модернизации юридического образования в современной России: матер. Всерос. научн.-методич. конф. (Иркутск, 25-26 мая 2012 г.). Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2012. С. 71–78.
  3. Босхолов С.С. Борьба с коррупцией: мифы и реальность, надежды и перспективы // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2010. № 2. С. 51–63.
  4. Клейменов М.П., Клейменов И.М. Криминология в современном мире // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2011. № 1. С. 5–13.
  5. Побегайло Э.Ф. Кризис современной российской уголовной политики // Уголовное право. 2004. № 4. С.112–117.

References

  1. Bekkaria Ch. On Crimes and Punishments [O prestupleniyakh i nakazaniyakh]. Moscow, 2004. 184 p. (In Russ.).
  2. Boskholov S.S. Problems of Teaching Criminology at Law Universities [Problemy prepodavaniya kriminologii v yuridicheskikh vuzakh]. Materialy Vserossiyskoy nauchno-metodicheskoy konferentsii “Aktual’nye problemy modernizatsii yuridicheskogo obrazovaniya v sovremennoy Rossii” (Materials of All-Russian Scientific Methodical Conference “Actual problems of modernization of legal education in modern Russia”). Irkutsk, 2012. Pp. 71-78. (In Russ.).
  3. Boskholov S.S. Fight against Corruption: Myths and Reality, Hopes and Prospects [Bor’ba s korruptsiey: mify i real’nost’, nadezhdy i perspektivy]. Kriminologicheskiy zhurnal Baykal’skogo gosudarstvennogo universiteta ekonomiki i prava – Criminology Journal of Baikal National University of Economics and Law. Issue 2. Pp. 51–63 (In Russ.).
  4. Kleymenov M.P., Kleymenov I.M. Criminology in the Modern World [Kriminologiya v sovremennom mire]. Kriminologicheskiy zhurnal Baykal’skogo gosudarstvennogo universiteta ekonomiki i prava Criminology Journal of Baikal National University of Economics and Law. Issue 1.  Pp. 5–13 (In Russ.).
  5. Pobegaylo E.F. The Crisis of the Modern Russian Criminal Policy [Krizis sovremennoy rossiyskoy ugolovnoy politiki]. Ugolovnoe pravo – Criminal law. 2004. Issue Pp. 112–117 (In Russ.).