Написать в редакцию

Написать в редакцию

Заполните все поля формы и нажмите «Отправить»

  • +7 (3952) 79-88-99
  • prolaw38@mail.ru

ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ НЮРНБЕРГСКОГО ПРОЦЕССА: НОРМЫ И ИСТОЧНИКИ ПРАВА

Пролог: журнал о праве. – 2020. – № 4. – С. 3 – 9.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2020.4.1.
Дата поступления 12.11.2020, дата принятия к печати 26.12.2020,
дата онлайн-размещения 28.12.2020.

Рассмотрен вопрос о процессуальных и материальных нормах права, на основании которых был создан и вел свою работу Международный военный трибунал над главными функционерами нацистского режима в Германии. Дана оценка правовым основам деятельности Нюрнбергского трибунала с позиции учения об источниках (формах) права. Указаны основные источники, рассмотрена роль различных источников права в процессе подготовки правовой базы суда над военными преступниками. Изучены основные нормативные договоры, составленные странами антигитлеровской коалиции для организации суда над функционерами фашистского режима в Германии. Рассмотрены акты, касающиеся учреждения Военного трибунала и определяющие порядок его работы. В качестве особого источника, лежащего в основе обвинительного приговора, выделены общепризнанные принципы права: гуманизм, умеренность репрессии, уважение к правам человека и др. Автор заключает, что процессуальная сторона правового обеспечения деятельности Нюрнбергского трибунала имела под собой прочную базу в виде ряда нормативных договоров, заключенных уполномоченными представителями стран-победителей и предъявленные обвинения основывались на обширном пласте правовых норм, обличенных в форму международных договоров и признанных мировой общественностью принципов права. В то же время отличительной особенностью источников, лежащих в основе предъявленных обвинений, являлось отсутствие унифицированных и общепризнанных санкций, что обозначило очевидный пробел в международном праве, восполненный наделением Международного военного трибунала широкими полномочиями в вопросе о характере возможных наказаний подсудимых. Таким образом, по мнению автора, важное значение Нюрнбергского трибунала, как прецедента, положившего начало формированию институтов привлечения к ответственности военных преступников, заключается в создании механизма применения международных уголовно-правовых санкций.

История государства и права; теория государства и права; источники права; принципы права; Нюрнбергский трибунал; международное военное право; военные преступники.

Сафонов М.А. Правовые основы Нюрнбергского процесса: нормы и источники права // Пролог: журнал о праве. – 2020. – № 4. – С. 3 – 9. – DOI: 10.21639/2313-6715.2020.4.1.

Информация о статье

Пролог: журнал о праве. – 2020. – № 4. – С. 3 – 9.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2020.4.1.
Дата поступления 12.11.2020, дата принятия к печати 26.12.2020,
дата онлайн-размещения 28.12.2020.

Аннотация

Рассмотрен вопрос о процессуальных и материальных нормах права, на основании которых был создан и вел свою работу Международный военный трибунал над главными функционерами нацистского режима в Германии. Дана оценка правовым основам деятельности Нюрнбергского трибунала с позиции учения об источниках (формах) права. Указаны основные источники, рассмотрена роль различных источников права в процессе подготовки правовой базы суда над военными преступниками. Изучены основные нормативные договоры, составленные странами антигитлеровской коалиции для организации суда над функционерами фашистского режима в Германии. Рассмотрены акты, касающиеся учреждения Военного трибунала и определяющие порядок его работы. В качестве особого источника, лежащего в основе обвинительного приговора, выделены общепризнанные принципы права: гуманизм, умеренность репрессии, уважение к правам человека и др. Автор заключает, что процессуальная сторона правового обеспечения деятельности Нюрнбергского трибунала имела под собой прочную базу в виде ряда нормативных договоров, заключенных уполномоченными представителями стран-победителей и предъявленные обвинения основывались на обширном пласте правовых норм, обличенных в форму международных договоров и признанных мировой общественностью принципов права. В то же время отличительной особенностью источников, лежащих в основе предъявленных обвинений, являлось отсутствие унифицированных и общепризнанных санкций, что обозначило очевидный пробел в международном праве, восполненный наделением Международного военного трибунала широкими полномочиями в вопросе о характере возможных наказаний подсудимых. Таким образом, по мнению автора, важное значение Нюрнбергского трибунала, как прецедента, положившего начало формированию институтов привлечения к ответственности военных преступников, заключается в создании механизма применения международных уголовно-правовых санкций.

Ключевые слова

История государства и права; теория государства и права; источники права; принципы права; Нюрнбергский трибунал; международное военное право; военные преступники.

Библиографическое описание

Сафонов М.А. Правовые основы Нюрнбергского процесса: нормы и источники права // Пролог: журнал о праве. – 2020. – № 4. – С. 3 – 9. – DOI: 10.21639/2313-6715.2020.4.1.

About article in English

Publication data

Prologue: Law Journal. – 2020. – № 4. – Pp. 3 – 9.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2020.4.1.
Received 12.11.2020, accepted on 26.11.2020, available online 28.12.2020

Abstaract

The article is devoted to the issue of procedural and substantive rules of law, on the basis of which the International Military Tribunal was created and conducted its work over the main functionaries of the Nazi regime in Germany. The author explains the legal foundations of the Nuremberg tribunal's activities from the point of view of the law sources (forms) doctrine, and indicates the main sources and their role in the process of preparing the legal framework for the trial of war criminals. The author studied the main normative agreements drawn up by the countries of the anti-Hitler coalition for the organization of the trial of the fascist regime functionaries in Germanу, and examined the acts relating to the establishment of a military tribunal and determining the order of its work. As a special source underlying the conviction, the generally recognized principles of law are highlighted: humanism, moderation of repression, respect for human rights, etc. The author concludes that the procedural side of the legal support for the activities of the Nuremberg Tribunal had a solid basis in the form of a number of normative treaties concluded by authorized representatives of the winning countries, and the charges were based on an extensive layer of legal rules, denounced in the form of international treaties and recognized by the world community principles of law. At the same time, a distinctive feature of the sources underlying the charges was the lack of unified and universally recognized sanctions, which marked an obvious gap in international law, filled by the granting broad powers to the international military tribunal on the nature of possible defendants punishment. According to the author`s opinion, the importance of the Nuremberg tribunal, as a precedent that marked the beginning of the formation of institutions for bringing war criminals to justice, lies in the creation of a mechanism for the application of international criminal law sanctions.

Keywords

History of state and law; theory of state and law; sources of law; principles of law; Nuremberg Tribunal; international military law; war criminals.

Bibliographic description

Safonov М. А. Legal Вasis of the Nuremberg Trial: Rules and Sources of Law [Pravovye osnovy Nyurnbergskogo processa: normy i istochniki prava]. Prologue: Law Journal. 2020. Issue 4. Pp. 3 – 9. (In Russ.) DOI: 10.21639/2313-6715.2020.4.1.

В связи с нарастанием противоречий в международных отношениях, эскалацией военных конфликтов и фиктивизацией отдельных институтов международного права, интерес исследователей к истории первого международного суда над военными преступниками растет с каждым годом.

В основном, работы специалистов, посвященные теме Нюрнбергского Международного трибунала над главными преступниками затрагивают проблематику значения «Суда истории» для развития международного права, подробно описывают не имеющие прецедентов мероприятия по его подготовке, а также освещают отдельные подробности самого судебного процесса [1, с. 165]. Между тем, вопрос о правовых основах деятельности Нюрнбергского трибунала 1945-1946 гг. до настоящего времени недостаточно полно освещен в отечественной юридической науке.

Рассматривая тему формирования нормативной базы деятельности Нюрнбергского трибунала, ряд авторов указывает на то обстоятельство, что первые акты, легшие в основу работы суда в Нюрнберге, появились еще за несколько лет до окончания войны с гитлеровской Германией.

К документам, принятие которых стало первым шагом в учреждении трибунала обычно относят ноту народного комиссара иностранных дел СССР В.М. Молотова от 25 ноября 1941 г. «О возмутительных зверствах германских властей в отношении советских военнопленных» [2, с. 49], а также ноту советского правительства от 14 октября 1942 г. «Об ответственности гитлеровских захватчиков и их сообщников за злодеяния, совершаемые ими в оккупированных странах Европы» [3, с. 12].

Данные акты действительно имели большое значение: в них были обозначены некоторые принципы, которыми впоследствии руководствовался Международный военный трибунал – принцип персональной ответственности военных преступников, принцип отсутствия срока давности преступлений нацистских руководителей, принцип гласного рассмотрения их вины и т.д. Однако данные документы едва ли стоит считать источниками права (в формальном смысле), обеспечивавшими функционирование Нюрнбергского трибунала.

Вышеуказанные акты являлись актами национального законодательства, а значит, сфера их нормативного регулирования не могла напрямую распространяться на деятельность международного суда.

Следует также отметить, что по существу указанные акты Советского государства имели в своей основе нормы-декларации, выражавшие намерение привлечь к ответственности инициаторов агрессии и преступлений. Вышеназванные акты конечно же не предусматривали создание каких-либо международно-правовых механизмов и институтов для решения вопроса о суде над руководителями «Третьего рейха».

В контексте рассмотрения актов национального законодательства предшествующих формированию правовой основы деятельности Нюрнбергского трибунала стоит выделить Указ Президиума Верховного Совета Союза ССР от 2 ноября 1942 г. о создании чрезвычайной комиссии по расследованию преступлений гитлеровцев[1].

Данный акт имел важное значение для сбора доказательств преступной деятельности немецких войск и оккупационных органов власти, что позволило основательно и в короткие сроки подготовить материалы обвинения для суда в Нюрнберге [2, с. 49]. Указ об образовании чрезвычайной государственной комиссии обеспечил возможность подтвердить причастность подсудимых к совершению преступлений, но порядок и основания привлечения их к суду определялись другими источниками. Содержание данного акта применительно к процедуре создания Международного военного трибунала, не выходит за рамки целей организации следственных действий для сбора доказательств вины немецко-фашистских захватчиков.

Международный трибунал стал плодом межгосударственного сотрудничества, а значит, в основе его деятельности лежат в первую очередь акты международного права, относящиеся к такому типу источников права, как нормативный договор. Были среди таких актов и документы декларативного характера, например, Декларация правительств СССР, США и Великобритании от 30 октября 1943 г. «Об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства[2]».

Первым шагом в направлении реализации заявленных планов о придании нацистских руководителей суду стало подписание 8 августа 1945 г. соглашения представителей СССР, США, Великобритании и Франции о создании Международного военного трибунала[3]. Подписанию соглашения предшествовала подготовительная работа, в ходе которой было рассмотрено два проекта уставных документов трибунала – советский и американский.

Самым значимым с точки зрения формирования правовой основы деятельности Международного военного трибунала, являлся Устав Международного Военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников. Устав являлся приложением к соглашению представителей анти-гитлеровской коалиции, подписанному 8 августа 1945 г. в Лондоне, и был принят в тот же день, что и основной документ[4].

Устав определял состав и компетенцию Международного военного трибунала, закреплял права подсудимых на защиту, и в целом создавал процессуальную основу суда над главарями «Третьего рейха». Значение Устава Международного военного трибунала, как акта, лежащего в основе деятельности первого международного суда над военными преступниками, подробно раскрыто в отечественной научной литературе [4, с. 416].

В дополнение к уставу был также принят Регламент, детализирующий отдельные процессуальные вопросы работы трибунала и предстоящего процесса[5].

Однако, правовая база деятельности суда не ограничивалась лишь нормами процессуального права. Высшим руководителям фашистской Германии был предъявлен ряд обвинений, которые и предстояло рассмотреть суду, а значит, судебный процесс имел под собой и материально-правовые основы. Именно эта сторона правового обеспечения Нюрнбергского процесса на сегодняшний момент является наименее изученной современными отечественными исследователями – теоретиками и историками права.

Необходимо указать, что сам Устав Международного военного трибунала в статье 6 закреплял три основные пункта обвинения подсудимым, и содержал перечень деяний, квалифицируемых трибуналом как преступные и подлежащие наказанию. Однако материально-правовая составляющая юридической основы судебного процесса не ограничивалась лаконичными и емкими нормами устава.

Вопрос о том, какие источники права содержали те самые нормы, нарушение которых и привело на скамью подсудимых высших руководителей фашистского государства представляется необходимым рассматривать путем анализа основных пунктов предъявленных на процессе обвинений.

Такой подход оправдан исходя из цели исследования: четкого обозначения и классификации источников права (в формальном смысле), содержавших нормы, попранные обвиняемыми.

Адвокаты подсудимых, как и сами обвиняемые на процессе нередко пытались апеллировать к тому, что их деятельность нельзя считать преступной в формально-юридическом смысле, а стало быть, процесс не представляет собой подлинного судебного разбирательства и является исключительно политическим действием [5, с. 8].

Свою позицию сторона защиты на процессе пыталась подкрепить ссылкой на отсутствие законов, предусматривающих ответственность за деяния, подобные тем, что совершили обвиняемые. Ими оспаривалась обоснованность применения положений устава Международного трибунала в части обозначения им круга преступных деяний, вменяемых подсудимым, поскольку сам Устав был принят уже после окончания войны.  Не игнорируя политической составляющей процесса, состоявшей в международном разоблачении и осуждении античеловеческой сущности германского фашизма, с такой позицией согласиться нельзя, ведь правовые нормы, позволявшие признать руководителей нацистского государства преступниками, существовали задолго до создания Международного военного трибунала.

Как известно, 24 подсудимым вменялась вина по трем основным пунктам обвинения: 1. преступления против мира, в виде подготовки и развязывания агрессивной войны; 2. военные преступления – преступления против законов и обычаев войны, связанные, главным образом, с жестоким и бесчеловечным отношением с военнопленными, а также применением репрессий к мирному населению; 3. преступления против человечности, выраженные в организации политики геноцида и использовании рабского труда заключенных концлагерей.

При рассмотрении первого пункта обвинений – преступления против мира – становится очевидным, что основанием для привлечения к ответственности за данные деяния служили многочисленные договоры, в том числе, договоры о ненападении, которые Германия заключала не только с Советским Союзом, но и с другими странами: с Англией, Францией и Польшей [6, с. 101].

Заключив договоры о неприменении военной силы для решения территориальных и иных споров, руководители Германии брали на себя ряд обязательств, которые впоследствии были ими грубо нарушены. Указание на нормы международных договоров, как правовое основание для применения санкции к подсудимым, содержались и в обвинительном заключении на процессе. Представители СССР специально настаивали на указание о нарушении руководством «Третьего рейха» 26 международных договоров[6]. Имея ввиду существование таких нормативных договоров, развязанная Германией война и получила от международного сообщества оценку в качестве вероломной военной агрессии.

Второй пункт обвинений – военные преступления – также имел под собой нормативную базу в виде международных договоров. Целенаправленная политика уничтожения, порабощения и грабежа мирного населения, создание невыносимых условий для военнопленных, уничтожение городов и деревень, а также другие вменяемые подсудимым преступления прямо противоречили букве и духу Женевской конвенции 1906 г. и Гаагской конвенции 1907 г., ранее ратифицированных Германией [7, с. 32].

На противоречие международным конвенциям нацистской политики массовых убийств и жестокого обращения с военнопленными указывали представители обвинения при формировании обвинительного заключения[7]. Обособление правового обычая, в виде обычаев войны, в качестве самостоятельного источника, содержащего правовые нормы, нарушенные подсудимыми, едва-ли обосновано. Все положения, именуемые «обычаями войны», к тому времени уже нашли свое отражение в тексте международных договоров в качестве правил применения вооруженной силы одним государством против другого.

Что же касается третьего пункта обвинений – преступлений против мира и человечности – то представляется верным в качестве основного источника, содержащего нарушенные руководителями Германии нормы права, считать основные принципы права.

Принцип гуманизма, умеренности наказания и его соразмерности преступлению, принципы законности, гражданского равенства, демократизма – эти и другие общепризнанные подавляющим большинством развитых стран и глубоко укоренившиеся в мировой политико-правовой действительности еще со времен европейских буржуазных революций принципы сами по себе обязывали государства соблюдать определенные нормы во внутренней и внешней политике. Тем временем руководители Германии подвергли эти принципы права регулярным, осознанным и грубым нарушениям.

Обозначение принципов права, как материально-правового основания привлечения подсудимых к ответственности за преступления против человечности не является сугубо современной интерпретацией вопроса об основаниях ответственности обвиняемых на Нюрнбергском процессе: впервые о нарушении принципов международного права руководством Германии заявили представители советского правительства в подготовленном ими в июле 1945 г. проекте соглашения о Международном трибунале[8].

Подводя итог, можно заключить: не только процессуальная сторона правового обеспечения деятельности Нюрнбергского трибунала имела под собой прочную базу в виде ряда нормативных договоров, заключенных уполномоченными представителями стран-победителей, но и предъявленные обвинения основывались на обширном пласте правовых норм, обличенных в форму международных договоров и признанных мировой общественностью принципов права.

Отличительной особенностью источников, лежащих в основе предъявленных обвинений, являлось отсутствие унифицированных и общепризнанных санкций, что являлось очевидным пробелом в международном праве, восполнить который пришлось путем наделения Международного военного трибунала широкими полномочиями в вопросе о характере возможных наказаний подсудимых.

В создания механизма применения международных уголовно-правовых санкций, как видится, заключается важное значение Нюрнбергского трибунала, как прецедента, положившего начало формированию институтов привлечения к ответственности военных преступников.

Деяния подсудимых на Нюрнбергском трибунале были признаны преступными не только в морально-этическом плане, но и в смысле грубого нарушения представителями немецко-фашистского руководства существующих норм права.

Изучая правовые основы деятельности Нюрнбергского трибунала с позиции современной науки теории права, мы видим, что наказание немецко-фашистских руководителей было не просто справедливым актом возмездия, но и правовым в полном смысле этого слова решением, поскольку оно исходило от существующих в той или иной форме норм права.

Сноски

Нажмите на активную сноску снова, чтобы вернуться к чтению текста.

[1] Об образовании чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР: Указ Президиума Верховного Совета Союза ССР от 2 ноября 1942 г. (электронная копия машинописного текста из фондов ГАРФ). [Электронный ресурс] / Нюрнбергский процесс в документах российских архивов. URL: http://nurnberg.rusarchives.ru/documents/ukaz-prezidiuma-verhovnogo-soveta-sssr-ob-obrazovanii-chrezvychaynoy-gosudarstvennoy (дата обращения: 05.10.20.).

[2] Декларация об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства от 30 октября 1943 г. (электронная копия машинописного текста из фондов АВП РФ). [Электронный ресурс] / Нюрнбергский процесс в документах российских архивов. URL: http://nurnberg.rusarchives.ru/documents/deklaraciya-ob-otvetstvennosti-gitlerovcev-za-sovershaemye-zverstva-prinyataya-konferencii  (дата обращения: 05.10.20.).

[3]Соглашение представителей СССР, США, Великобритании и Франции о создании Международного военного трибунала от 8 августа 1945 г. [Электронный ресурс] / Нюрнбергский процесс в документах российских архивов. URL: http://nurnberg.rusarchives.ru/documents/soglashenie-predstaviteley-sssr-ssha-velikobritanii-i-francii-o-sozdanii-mezhdunarodnogo (дата обращения: 05.10.2020).

[4] Устав Международного военного трибунала от 8 августа 1945 г. (электронная копия машинописного текста из фондов АВП РФ). [Электронный ресурс] / Нюрнбергский процесс в документах российских архивов. URL: http://nurnberg.rusarchives.ru/documents/ustav-mezhdunarodnogo-voennogo-tribunala  (дата обращения: 05.10.2020).

[5] Регламент Международного военного трибунала от 28 октября 1945 г. [Электронный ресурс] / Нюрнбергский процесс в документах российских архивов. URL: http://nurnberg.rusarchives.ru/documents/reglament-mezhdunarodnogo-voennogo-tribunala (дата обращения: 05.10.2020).

[6] Телефонограмма А.Я. Вышинского В.М. Молотову о содержании обвинительного заключения по делу о главных фашистских преступниках и предложениями о поправках к нему от 13 октября 1945 г. [Электронный ресурс] / Нюрнбергский процесс в документах российских архивов. URL: http://nurnberg.rusarchives.ru/documents/telefonogramma-aya-vyshinskogo-vm-molotovu-o-soderzhanii-obvinitelnogo-zaklyucheniya-po (дата обращения: 05.10.2020).

[7] Телефонограмма В.М. Молотова, Л.П. Берии, Г.М. Маленкова и А.И. Микояна И.В. Сталину о проекте указаний Р.А. Руденко относительно поправок к Обвинительному заключению по делу о главных фашистских преступниках от 16 октября 1945 г. [Электронный ресурс] / Нюрнбергский процесс в документах российских архивов. URL: http://nurnberg.rusarchives.ru/documents/telefonogramma-vm-molotova-lp-berii-gm-malenkova-i-ai-mikoyana-iv-stalinu-o-proekte (дата обращения: 05.10.2020).

[8] Проекты Соглашения о Международном военном трибунале и Положения (Статута) о Международном военном трибунале, внесенные советскими представителями на Лондонской конференции от 2 июля 1945 г. [Электронный ресурс] / Нюрнбергский процесс в документах российских архивов. URL: http://nurnberg.rusarchives.ru/documents/proekty-soglasheniya-o-mezhdunarodnom-voennom-tribunale-i-polozheniya-statuta-o (дата обращения: 05.10.2020).

Список использованной литературы

  1. Смирных С.Е. Значение Нюрнбергского процесса для дальнейшего развития международного права // Вестник Московского университета МВД России. – 2018. – № 3. – С. 163–166.
  2. Седнев Р.И., Шаталов Е.А. Становление международных уголовно-правовых норм и правовые проблемы привлечения к уголовной ответственности военных преступников Второй мировой войны // Российское право: образование, практика, наука. – 2019. – № 2. – С. 48–54.
  3. Орлова С.А. Нюрнбергский и последующие судебные процессы как итог Второй мировой войны // Вестник Ивановского государственного университета. Серия: Естественные, общественные науки. – 2018. – № 1. – С. 11–17.
  4. Тимофеева А.А., Сурикова А.А. Нюрнбергский процесс в аспекте современной политики // Балтийский гуманитарный журнал. – 2018. – № 2. – С. 415–417.
  5. Бойков А.Д. Адвокаты в Нюрнбергском процессе // Ученые труды Российской академии адвокатуры и нотариата. – 2009. – № 3. – С. 5–15.
  6. Хлестов О.Н. Соглашения о ненападении перед Второй мировой войной // Аграрное и земельное право. – 2011. – № 12. – С. 95–102.
  7. Борботько П.В., Шматков И.И. Некоторые вопросы практической реализации норм международного гуманитарного права в годы Первой мировой войны // Веснік Віцебскага дзяржаўнага універсітэта. – 2009. – № 4. – С. 31–37.

References

  1. Smirnykh S.E. The Importance of the Nuremberg Process for the Further Development of International Law [Znachenie Nyurnbergskogo processa dlya dal’nejshego razvitiya mezhdunarodnogo prava]. Vestnik Moskovskogo universiteta MVD Rossii – Bulletin of the Moscow University of the Ministry of Internal Affairs of Russia. 2018. Issue 3. Pp. 163–166. (In Russ.).
  2. Sednev R.I., Shatalov E.A. The Development of International Criminal-Law Rules and Some Legal Problems of Bringing to Justice The War Criminals of the Second World War [Stanovlenie mezhdunarodnyh ugolovno-pravovyh norm i pravovye problemy privlecheniya k ugolovnoj otvetstvennosti voennyh prestupnikov Vtoroj mirovoj vojny]. Rossijskoe pravo: obrazovanie, praktika, nauka – Russian Law: Education, Practice, Science. 2019. Issue 2. Pp. 48– (In Russ.). DOI: 10.34076/2410-2709-2019-2-48-54
  3. Orlova S.A. Nuremberg and Subsequent Trials as a Result of the Second World War [Nyurnbergskij i posleduyushchie sudebnye processy kak itog Vtoroj mirovoj vojny]. Vestnik Ivanovskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Estestvennye, obshchestvennye nauki – Bulletin of the Ivanovo State University. Series: Natural, Social Sciences. Issue 1. Pp. 11–17. (In Russ.).
  4. Timofeeva A.A., Surikova A.A. Nurnberg Process in the Aspect of Modern Policy [Nyurnbergskij process v aspekte sovremennoj politiki]. Baltijskij gumanitarnyj zhurnal – Baltic Humanitarian Journal. 2018. Issue 2. Pp. 415–417. (In Russ.).
  5. Bojkov A.D. Defense Counsels in the Nuremberg Trials [Advokaty v Nyurnbergskom processe]. Uchenye trudy Rossijskoj akademii advokatury i notariata – Scientific works of the Russian Academy of Advocacy and Notaries. Issue 3. Pp. 5–15. (In Russ.).
  6. Khlestov O.N. Agreement Pact before World War II [Soglasheniya o nenapadenii pered Vtoroj mirovoj vojnoj]. Agrarnoe i zemel’noe pravo – Agrarian and Land Law. Issue 12. Pp. 95–102. (In Russ.).
  7. Borbot’ko P.V., Shmatkov I.I. Some Issues of Practical Implementation of the Norms of International Humanitarian Law during the First World War [Nekotorye voprosy prakticheskoj realizacii norm mezhdunarodnogo gumanitarnogo prava v gody Pervoj mirovoj vojny]. Viesnik Viciebskaha dziaržaŭnaha univiersiteta – Bulletin of Vitebsk State University. 2009. Issue 4. Pp. 31–37. (In Russ.).