Написать в редакцию

Написать в редакцию

Заполните все поля формы и нажмите «Отправить»

  • +7 (3952) 79-88-99
  • konf38rpa@yandex.ru

Нотариальное согласие супруга при выходе участника из общества с ограниченной ответственностью: корпоративная и имущественная составляющие

Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2018. – № 4.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2018.4.4.
Дата поступления: 12.10.2018.

Рассматриваются промежуточные итоги модернизации отечественного корпоративного законодательства, проводимой в рамках борьбы с недостоверностью сведений об участниках хозяйственных обществ, содержащихся в ЕГРЮЛ, а также с обеспечением соблюдения прав третьих лиц при реализации участниками обществ своих корпоративных прав. Высказан тезис о дискуссионности действующего с 01 января 2016 г. п. 1 ст. 26 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» в редакции Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения достоверности сведений, представляемых при государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей о необходимости получения нотариального согласия супруга на выход из общества с ограниченной ответственностью в случае нахождения доли в уставном капитале общества в общей совместной собственности супругов. Авторами указано на недопустимость противопоставления корпоративных прав участника общества и имущественных прав супруга такого участника, на недопустимость принуждения лица пребывать в каком-либо объединении, в том числе корпоративном. Авторам видится актуальным вопрос о внесении изменений в п. 3 ст. 35 Семейного кодекса РФ, исключающих необходимость получения нотариально удостоверенного согласия супруга на распоряжение общим имуществом в случае реализации участником общества с ограниченной ответственностью своего корпоративного права на выход из общества.

Общество с ограниченной ответственностью; супруг; нотариально удостоверенное согласие на распоряжение общим имуществом.

Истомина Д.Ю., Коротков Д.Б., Сидорова А.В. Нотариальное согласие супруга при выходе участника из общества с ограниченной ответственностью: корпоративная и имущественная составляющие // Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2018. – № 4.

Информация о статье

Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2018. – № 4.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2018.4.4.
Дата поступления: 12.10.2018.

Аннотация

Рассматриваются промежуточные итоги модернизации отечественного корпоративного законодательства, проводимой в рамках борьбы с недостоверностью сведений об участниках хозяйственных обществ, содержащихся в ЕГРЮЛ, а также с обеспечением соблюдения прав третьих лиц при реализации участниками обществ своих корпоративных прав. Высказан тезис о дискуссионности действующего с 01 января 2016 г. п. 1 ст. 26 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» в редакции Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения достоверности сведений, представляемых при государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей о необходимости получения нотариального согласия супруга на выход из общества с ограниченной ответственностью в случае нахождения доли в уставном капитале общества в общей совместной собственности супругов. Авторами указано на недопустимость противопоставления корпоративных прав участника общества и имущественных прав супруга такого участника, на недопустимость принуждения лица пребывать в каком-либо объединении, в том числе корпоративном. Авторам видится актуальным вопрос о внесении изменений в п. 3 ст. 35 Семейного кодекса РФ, исключающих необходимость получения нотариально удостоверенного согласия супруга на распоряжение общим имуществом в случае реализации участником общества с ограниченной ответственностью своего корпоративного права на выход из общества.

Ключевые слова

Общество с ограниченной ответственностью; супруг; нотариально удостоверенное согласие на распоряжение общим имуществом.

Библиографическое описание

Истомина Д.Ю., Коротков Д.Б., Сидорова А.В. Нотариальное согласие супруга при выходе участника из общества с ограниченной ответственностью: корпоративная и имущественная составляющие // Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2018. – № 4.

About article in English

Publication data

Prologue: Law Journal. –2018.–№ 4.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2018.4.4.
Submission date: 12.10.2018.

Abstaract

The authors examine the intermediate results of the modernization of the domestic corporate legislation, carried out in the framework of the fight against the inaccuracy of information about the participants of business companies contained in the Unified state register of legal entities, as well as the right enforcement of third parties in the implementation of their corporate rights. The authors express the thesis of the contestability of paragraph 1 «on limited liability companies» (article 26 of the Federal law) which has been in force since 01.01.2016 in edition of the Federal law of 30.03.2015 No. 67. «modification of separate legal acts of the Russian Federation regarding ensuring reliability of the data provided at the state registration of legal entities and individual entrepreneurs». The idea concerns the need of obtaining the notarial consent of the spouse when leaving the limited liability company in case of finding a share in authorized capital in the common joint property of spouses.
The authors point to the inadmissibility of contrasting the corporate rights of a participant of the company and the property rights of the spouse of such a participant, to the inadmissibility of forcing a person to stay in any association, including a corporate one. The authors consider the topical issue of amendments to paragraph 3 of article 35 of the Russian Federation Family Code to be urgent, i.e. excluding the need to obtain a notarial consent of the spouse to dispose of the common property in the case of a limited liability company participant`s exercising his or her corporate right to leave the company.

Keywords

limited liability company; spouse; notarial consent to the disposal of common property.

Bibliographic description

Istomina D.Yu., Korotkov D.B., Sidorova A.V. The notarial consent of the spouse when leaving the limited liability company: corporate and property components // Prologue: Law Journal. – 2018. – № 4.

В ходе реализации мероприятий по борьбе с недостоверностью сведений об участниках хозяйственных обществ, содержащихся в ЕГРЮЛ, а также с обеспечением соблюдения прав третьих лиц при реализации участниками обществ с ограниченной ответственностью (далее – ООО, Общество) своих корпоративных прав законодатель внес ряд изменений в Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08 февраля 1998 г. № 14-ФЗ[1] (далее – Закон об ООО). В частности с 1 января 2016 г. согласно п. 1 ст. 26 Закона об ООО в редакции Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения достоверности сведений, представляемых при государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» от 30 марта 2015 г. № 67-ФЗ[2] участник общества вправе выйти из общества путем отчуждения доли обществу независимо от согласия других его участников или общества, если это предусмотрено уставом общества. Заявление участника общества о выходе из общества должно быть нотариально удостоверено по правилам, предусмотренным законодательством о нотариате для удостоверения сделок.

Практика применения указанной правовой нормы исходит из того, что введенный законом обязательный нотариальный порядок удостоверения заявления о выходе из ООО предполагает также необходимость представления участником ООО, желающим выйти из общества, нотариально удостоверенного согласия своего супруга на распоряжение общим имуществом. Правоприменители ссылаются при этом на п. 3 ст. 35 СК РФ[3], согласно которому для заключения одним из супругов сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации, сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Социально-экономическое обоснование необходимости получения такого нотариально удостоверенного согласия основано на том, что супруг заинтересован в сохранении доли в уставном капитале ООО как ликвидного актива, приносящего стабильный доход. При этом получение действительной стоимости доли при выходе из ООО не всегда гарантирует имущественные интересы супруга, поскольку процедура расчета действительной стоимости доли в хозяйственном обществе бывает сопряжена с корпоративными спорами и нарушениями со стороны как общества, так и остальных его участников. Этот тезис применительно к коммерческим корпоративным организациям поддерживают и современные ученые [2, с. 122-135]. Судебная практика также демонстрирует примеры немалого количества споров, связанных с определением действительной стоимости доли в хозяйственном обществе. Например, в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 10 сентября 2013 г. № 3744/13[4], обосновывалось, что расчет действительной стоимости доли, подлежащей выплате участнику общества, должен производиться исходя из величины чистых активов общества, определенной с учетом рыночной стоимости принадлежащего обществу недвижимого имущества, без включения в эту стоимость НДС. В рамках другого дела в Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 07 декабря 2017 г. № Ф09-6595/17 по делу № А60-28406/2016[5] подтверждена процессуальная необходимость назначения судебной экспертизы по делу об определении действительной стоимости доли в хозяйственном обществе. Аналогичные выводы содержатся в Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 09 июня 2018 г. № Ф05-7443/2018 по делу № А40-189292/2016[6] и в Постановлении Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 29 июня 2018 г. № Ф02-2421/2018 по делу № А19-20042/2015[7].

Кроме того, как отмечается в научной литературе, требование оформления согласия в нотариальной форме позволяет обеспечить установление личности одобряющего лица, а также его действительную волю, направленную на возникновение юридических последствий, предусмотренных сделкой [12, с. 113]. Установление личности одобряющего лица и его действительной воли важно, поскольку на практике оспаривание сделок с долями в уставном капитале хозяйственных обществ происходит зачастую по критерию порока воли в сделке.

Не споря с необходимостью защиты имущественных прав супруга участника ООО, желающего выйти из общества, в настоящем исследовании мы приведем несколько аргументов в попытке обосновать спорность необходимости получения нотариального согласия супруга на выход из ООО в случае нахождения доли в уставном капитале общества в общей совместной собственности супругов:

  1. Федеральным законом «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» от 30 декабря 2012 г. № 302-ФЗ в п. 1 ст. 2 ГК РФ[8] внесено дополнение в части корпоративных отношений, попадающих под правовое регулирование нормами гражданского права.

Закрепление корпоративных отношений в тексте ГК РФ явилось итогом последовательного воплощения в жизнь наработок пп. 1 и 2 Концепции развития гражданского законодательства, разработчики которой указывали на то, что «… с точки зрения предмета гражданского законодательства необходимо включить в п. 1 ст. 2 ГК РФ еще одну группу отношений, регулируемых гражданским законодательством, а именно корпоративные отношения, под которыми следует понимать отношения, связанные с правом участия в корпорации, а также соответствующие обязательственные отношения между учредителями (участниками) и корпорацией. Нормы, регулирующие корпоративные отношения, могут также применяться на субсидиарной основе и к юридическим лицам некорпоративного типа, если иное не вытекает из существа таких отношений».

С учетом содержания корпоративных правоотношений необходимо учитывать, что участник ООО в силу п. 1 ст. 2 ГК РФ связан с другими участниками и обществом корпоративными правоотношениями и реализация предусмотренного уставом права на выход участника из ООО является одним из корпоративных прав такого участника, что отражено также в работах исследователей (например, М. Н. Илюшиной [3, с. 16] и А. В. Махнева [7, с. 5940]). Признание выхода из общества в качестве корпоративного права участника находит подтверждение в судебной практике. Так, в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 03 мая 2018 г. по делу № 09АП-14497/2018[9] указано, что нормы семейного законодательства не могут вторгаться в сферу регулирования корпоративного права. Таким образом, супруг участника, намеренного выйти из ООО, корпоративными правами по отношению к обществу не обладает, а имеет лишь имущественные права на доход от использования общего имущества супругов (в нашем случае – доли в уставном капитале ООО). Указанный довод об особом соотношении корпоративных прав участника хозяйственного общества с имущественными правами супруга данного участника поддерживается в юридической науке, где отмечается организационно-процедурный компонент корпоративных прав и экономико-материальный компонент прав имущественных [5, с. 10-15].

Поскольку заявление участника о выходе из ООО направлено на реализацию корпоративного права на прекращение членства в обществе, то совершаемое при этом неизбежное распоряжение долей в уставном капитале ООО как общим имуществом супругов носит сопутствующий характер и не является для участника самоцелью. Иными словами, имущественные права на долю в уставном капитале ООО принадлежат обоим супругам, а корпоративные – только супругу-участнику общества. Поддержку данной точки зрения можно найти и в работах других исследователей. Так, С. Ю. Чашкова в своей работе обоснованно отмечает, что «… сделка по выходу из ООО в порядке ст. 26 Закона об ООО не является сделкой по распоряжению долей ООО как общим имуществом супругов и не имеет в качестве основной правовой цели ее совершения распоряжение долей ООО. Заявление о выходе из ООО направлено на реализацию личного неимущественного права участия» [10, с. 55].

В связи с этим полагаем, что противопоставление корпоративных прав участника ООО и имущественных прав супруга такого участника, а также постановка возможности реализации одних прав в зависимости от других является весьма дискуссионной. Законодательное обоснование этому доводу можно найти в п. 2 ст. 1 ГК РФ, согласно которому участники гражданского оборота осуществляют свои права своей волей и в своем интересе. Аналогичная позиция высказана и в научной литературе. В частности, Т. В. Шмелева, ссылаясь на нотариальную практику города Москвы, утверждает, что «… волеизъявление участника общества, выраженное в форме заявления о выходе из состава участников, не является сделкой и не может подпадать под действие ст. 35 СК РФ» [13, с. 65].

Отметим, что на практике нотариусы при удостоверении заявления участника о выходе из общества основываются на правилах, предусмотренных ст. 54 и 55 Основ законодательства РФ о нотариате, а именно разъясняют смысл и значение совершаемой сделки, проверяют действительность воли лица на реализацию своих прав и принадлежность таких прав лицу, а также соответствие таких действий требованиям законодательства[10], признавая тем самым выход участника из Общества сделкой. Данная позиция находит отражение и в доктрине. Так, в работах О. А. Кузнецовой [4, c. 59] и Г. Г. Черемных, В. А. Бочковенко [11, с. 8] отражено определение выхода участника из ООО в качестве односторонней сделки, направленной на отчуждение доли в уставном капитале ООО. При этом под односторонней сделкой мы понимаем сделку, для совершения которой необходимо и достаточно выражения воли одной стороны.

Для представления полноты взглядов на поставленный вопрос отметим точку зрения, высказанную Л. Ю. Михеевой, по убеждению которой «… не нужно делить права участника на имущественные и неимущественные. <…> Невозможно делить интерес участника на имущественный и неимущественный – он всегда имущественный. Если вы участник общества – вы хотите получать прибыль. Вы хотите, чтобы вам не мешали конкуренты или партнеры по бизнесу и чтобы корпоративный договор исполнялся. Здесь не может быть неимущественной составляющей» [8, с. 18]. Небезусловность данной позиции подтверждается существующей судебной практикой. Так в Постановлении Десятого арбитражного апелляционного суда по делу № А41-11823/1[11] указано, что права участника общества возникают из личного его участия в обществе и регламентированы нормами корпоративного, а не семейного законодательства. Исходя из этих норм у другого супруга может возникнуть только имущественное право на часть выплаченной действительной стоимости доли.

  1. Состояние участника в Обществе возможно расценивать в качестве состояния в правовом объединении лиц. Этот тезис укладывается в существующий в науке подход к пониманию ООО как к объединению не только капитала его участников, но и часто их личного труда.

В связи с этим необходимость получения участником ООО нотариального согласия своего супруга на выход из ООО вступает в определенное противоречие с п. 2 ст. 20 Всеобщей декларации прав человека («никто не может быть принуждаем вступать в какую-либо ассоциацию»)[12], п. 2 ст. 22 Международного пакта о гражданских и политических правах («пользование этим правом (свобода ассоциаций – примеч. автора) не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусматриваются законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц»)[13] и, как следствие, с п. 2 ст. 30 Конституции РФ[14], согласно которому никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем.

Данные конституционные гарантии в полной мере распространяются и на корпоративные отношения, возникающие в связи с выходом участника из ООО. Обозначенная позиция о распространении положений ч. 2 ст. 30 Конституции РФ на деятельность ООО подтверждена в научной литературе [1, с. 35]. В частности, со ссылкой на позицию Конституционного суда РФ, выраженную в Постановлении Конституционного суда РФ от 24 октября 1996 г. № 17-П[15], определяется, что Общество по своей сути является объединением, созданным гражданами для совместной реализации права свободно использовать свои способности и имущество для предпринимательской и иной незапрещенной законом экономической деятельности, а также права иметь в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом как единолично, так и совместно с другими лицами [6, с. 38].

Представим для наглядности следующую ситуацию. Участник реализует свое право на выход из ООО, не получив при этом нотариально удостоверенного согласия своего супруга в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 35 СК РФ. В связи с этим супруг вправе обратиться в суд с иском в порядке ст. 173.1 ГК РФ о признании недействительной оспоримой сделки по выходу участника из ООО. Несмотря на отмечаемую рядом ученых сложность вопросов доказывания того факта, что другая сторона сделки, которой в данном случае является общество, знала или должна была знать об отсутствии необходимого согласия супруга на момент совершения сделки, в связи с отсутствием обязанности участников ООО раскрывать информацию о том, что они находятся в браке, она все-таки не блокирует возможность применения последствий, предусмотренных ГК РФ для недействительных сделок [9, с. 43].

В случае удовлетворения судом требований супруга и применения предусмотренных ст. 12 ГК РФ последствий недействительности сделки (например, восстановление положения, существовавшего до нарушения права), участник ООО будет восстановлен в своем прежнем статусе. Таким образом возникает специфическая ситуация, при которой супруг, не являющийся участником общества, имеет возможность понудить своего супруга являться членом ООО помимо своей воли. При этом обращаем внимание на то, что в законодательстве отсутствуют нормы, аналогичные п. 1 ст. 26 Закона об ООО, применительно к участникам непубличных акционерных обществ[16] и производственных кооперативов[17]. В связи с этим участники ООО, обязанные представлять нотариальное согласие супруга при реализации права на выход из общества, фактически оказываются в худшем положении, нежели участники других коммерческих корпораций.

На основании изложенного приходим к выводу, что состоявшееся в 2016 г. реформирование Закона об ООО в части установления императивного требования получения участником нотариального согласия своего супруга на выход из ООО в случае нахождения доли в уставном капитале в общей собственности существенным образом ограничивает реализацию как корпоративных, так и конституционных прав участника. Полагаем, что в сложившейся ситуации актуальным будет рассмотрение вопроса о внесении изменений в п. 3 ст. 35 СК РФ, исключающих необходимость получения нотариально удостоверенного согласия супруга на распоряжение общим имуществом в случае реализации участником ООО своего корпоративного права на выход из общества.

Сноски

Нажмите на активную сноску снова, чтобы вернуться к чтению текста.

[1] Об обществах с ограниченной ответственностью : федер. закон от 08 февр. 1998 г. № 14-ФЗ // СЗ РФ. – 1998. – № 7. – Ст. 785.

[2] О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения достоверности сведений, представляемых при государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей : федер. закон от 30 марта 2015 г. № 67-ФЗ // СЗ РФ. – 2015. – № 13. – Ст. 1811.

[3] Семейный кодекс РФ : федер. закон РФ от 29 дек. 1995 г. № 223-ФЗ // СЗ РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 16.

[4] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10 сент. 2013 г. № 3744/13. – URL : http://kad.arbitr.ru/.

[5] Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 07 дек. 2017 г. № Ф09-6595/17 по делу № А60-28406/2016. – URL : http://kad.arbitr.ru/.

[6] Постановление Арбитражного суда Московского округа от 09 июня 2018 г. № Ф05-7443/2018 по делу № А40-189292/2016. – URL : http://kad.arbitr.ru/.

[7] Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 29 июня 2018 г. № Ф02-2421/2018 по делу № А19-20042/2015. – URL : http://kad.arbitr.ru/.

[8] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) : федер. закон РФ от 30 нояб. 1994 г. № 51-ФЗ // СЗ РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

[9] Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03 мая 2018 г. № 09АП-14497/20184 по делу № А40-155976/17. – URL : http://kad.arbitr.ru/.

[10] Основы законодательства Российской Федерации о нотариате : утв. ВС РФ 11 февр. 1993 г. № 4462-1 // Российская газета. – 1993. – 13 марта.

[11] Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 22 нояб. 2011 г. по делу № А41-11823/11. – URL : http://ras.arbitr.ru.

[12] Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10 дек. 1948 г.) // Российская газета. – 1998. – 10 дек.

[13] Международный пакт о гражданских и политических правах (принят Резолюцией 2200 (XXI)на 1496-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН 16 дек. 1966 г.) // Бюллетень ВС РФ. – 1994. – № 12.

[14] Конституция Российской Федерации : принята всенародным голосованием 12 дек. 1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 21 июля 2014 г. № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. – 2014. – № 31. – Ст. 4398.

[15] По делу о проверке конституционности части первой статьи 2 Федерального закона от 7 марта 1996 г. «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об акцизах» : постановление Конституционного Суда РФ от 24 окт. 1996 г. № 17-П // Российская газета. – 1996. – 06 нояб.

[16] Об акционерных обществах : федер. закон от 26 дек. 1995 г. № 208-ФЗ // СЗ РФ. – 1996. – №1. – Ст. 1.

[17] О производственных кооперативах : федер. закон от 08 мая 1996 г. № 41-ФЗ // СЗ РФ. – 1996. – № 20. – Ст. 2321.

Список использованной литературы

  1. Бондарева Е. В., Масуфранова Е. А. Содержание права на объединение в Российской Федерации // Актуальные проблемы правового регулирования деятельности общественных объединений: российский и зарубежный опыт : сб. науч. ст. по итогам Регионального научного круглого стола. – 2016. – С. 33-36.
  2. Дергунов И. А. Принцип пропорциональности в акционерном праве как инструмент баланса прав акционеров // Вестник Арбитражного суда Московского округа. – 2015. – №1. – С. 122-135.
  3. Илюшина М. Н. Сделки с долями в обществах с ограниченной ответственностью : вопросы теории и практики. – М., 2010. – 105 с.
  4. Кузнецова О. А. Нотариальная форма согласия супруга: некоторые вопросы правоприменительной практики // Современное право. – 2017. – № 4. С. 57-61.
  5. Кукушкин С. Н. Проблема квалификации объекта корпоративного правоотношения // Юрист. – 2014. – № 21. – С. 10-15.
  6. Малый Д. А. Конституционное право на объединение в Российской Федерации : монография. – СПб. : Юридический центр-Пресс, 2003. – 431 с.
  7. Махнев А. В. Коллизии корпоративного и семейного права: о некоторых проблемах правового статуса имущества супругов // Общество, наука, инновации : материалы Всерос. науч.-практ. конф. Вятский государственный университет. – 2017. – С. 5937-5947.
  8. Пискунов Я. Концепции развития семейного законодательства у нас в стране нет (интервью с Л. Ю. Михеевой) // Закон. – 2017. – № 2. – С. 6-20.
  9. Тихонов В. В. Распоряжение долей ООО – сделка, требующая одобрения супруга // Гражданское право. – 2017. – № 1. – С. 42-44.
  10. Чашкова С. Ю. К вопросу об отграничении имущественных прав супругов от их корпоративных прав // Юстиция. – 2016. – № 1. – С. 47-55.
  11. Черемных Г. Г., Бочковенко В. А. Минюст не вправе вводить формы удостоверительных надписей по нотариальным действиям, не предусмотренным законом // Нотариус. – 2017. – № 3. – С. 7-11.
  12. Шершень Т. В. К вопросу о согласии на совершение сделки // Вопросы российской юстиции. – 2015. – № 2 (2). – С. 112-117.
  13. Шмелева Т. В. Отчуждение доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью : тенденцию к смешению норм предпринимательского и семейного права // Вопросы современной юриспруденции. – 2016. – № 8-9 (59). – С. 60-67.

References

  1. Dergunov I. A. The principle of proportionality in joint stock law as a tool for the balance of shareholders’ rights [Princip proporcional’nosti v akcionernom prave kak instrument balansa prav akcionerov]. Vestnik Arbitrazhnogo suda Moskovskogo okruga – Bulletin of the Arbitration Court of the Moscow District. Issue 1. Pp. 122-135. (In Russ.).
  2. SHershen’ T. V. On the issue of consent to the transaction [K voprosu o soglasii na sovershenie sdelki] Voprosy rossijskoj yusticii – Russian Justice Issues. 2015. Issue 2 (2). Pp. 112-117. (In Russ.).
  3. Ilyushina M. N. Transactions with shares in limited liability companies: issues of theory and practice [Sdelki s dolyami v obshchestvah s ogranichennoj otvetstvennost’yu: voprosy teorii i praktiki]. Moscow, 2010. 105 p. (In Russ.).
  4. Mahnyov A. V. Collisions of corporate and family law: on some problems of the legal status of spouses’ property Kollizii korporativnogo i semejnogo prava: o nekotoryh problemah pravovogo statusa imushchestva suprugov // Obshchestvo, nauka, innovacii: materialy Vserossijskoj nauchno-prakticheskoj konferencii. (Society, Science, Innovations: Materials of the All-Russian Scientific and Practical Conference). Kirov, 2017. Pp. 5937-5947. (In Russ.).
  5. Kukushkin S. N. The problem of qualification of the object of corporate legal relationship [Problema kvalifikacii ob»ekta korporativnogo pravootnosheniya]. // YUrist – Jurist. 2014. Issue 21. Pp. 10-15. (In Russ.).
  6. CHashkova S. YU. On the issue of delimitation of property rights of spouses from their corporate rights [K voprosu ob otgranichenii imushchestvennyh prav suprugov ot ih korporativnyh prav]. Yusticiya – Justice. 2016. Issue Pp. 47–55. (In Russ.).
  7. SHmeleva T. V. Alienation of a share in the authorized capital of a limited liability company: a tendency towards a mixture of business and family law [Otchuzhdenie doli v ustavnom kapitale obshchestva s ogranichennoj otvetstvennost’yu: tendenciyu k smesheniyu norm predprinimatel’skogo i semejnogo prava]. Voprosy sovremennoj yurisprudencii – Questions of modern jurisprudenc. Issue 8-9 (59). Pp. 60 – 67. (In Russ.).
  8. Kuznecova O. A. Notarial consent form of a spouse: some questions of law enforcement practice [Notarial’naya forma soglasiya supruga: nekotorye voprosy pravoprimenitel’noj praktiki]. Sovremennoe pravo – Modern law. 2017. Issue Pp. 57–61. (In Russ.).
  9. CHeremnyh G. G., Bochkovenko V.A. The Ministry of Justice may not introduce any endorsement certifications for notarial acts not stipulated by law [Minyust ne vprave vvodit’ formy udostoveritel’nyh nadpisej po notarial’nym dejstviyam, ne predusmotrennym zakonom]. Notarius – Notary. 2017. Issue Pp. 7–11. (In Russ.).
  10. Piskunov Y. A. We do not have a concept for the development of family law in our country [Interview with L.Yu. Mikheeva] [Koncepcii razvitiya semejnogo zakonodatel’stva u nas v strane net [Interv’yu s L.YU. Miheevoj]]. Zacon – «ZAKON» journal. 2017. Issue Pp. 6–20. (In Russ.).
  11. Bondareva E. V., Masufranova E. A. Content of the right to associate in the Russian Federation [Soderzhanie prava na ob»edinenie v Rossijskoj Federacii] Aktual’nye problemy pravovogo regulirovaniya deyatel’nosti obshchestvennyh ob»edinenij: rossijskij i zarubezhnyj opyt: sbornik nauchnyh statej po itogam Regional’nogo nauchnogo kruglogo stola. (Actual problems of legal regulation of public associations: Russian and foreign experience: a collection of scientific articles on the basis of the Regional Scientific Round Table). Pp. 33 – 36. (In Russ.).
  12. Malyj D. A. Constitutional right to unite in the Russian Federation [Konstitucionnoe pravo na ob»edinenie v Rossijskoj Federacii]. Sankt-Peterburg. 2003. 431 p. (In Russ.).
  13. Tihonov V. V. Disposal of LLC Shares — Deal Subject to a Spouse’s Approval [Rasporyazhenie dolej OOO – sdelka, trebuyushchaya odobreniya supruga]. Civil law. – Grazhdanskoe pravo. 2017. Issue Pp. 42–44. (In Russ.).