Написать в редакцию

Написать в редакцию

Заполните все поля формы и нажмите «Отправить»

  • +7 (3952) 79-88-99
  • prolaw38@mail.ru

К вопросу о типологии лиц, совершающих контрабанду наркотических средств и психотропных веществ

На основе анализа материалов Управления Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности дается краткий обзор наркоситуации в мире и в Российской Федерации, обосновывается необходимость типологизации лиц, совершающих контрабанду наркотических средств и психотропных веществ. Стоит отметить, что борьба с наркопреступностью не может быть эффективной без использования комплексных исследований лиц, совершающих преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков. В этом смысле особую научную и практическую значимость приобретают классификация и типология лиц, совершающих названные преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств, а также характеристика их личности.

незаконный оборот наркотиков; контрабанда наркотических средств и психотропных веществ; типология преступников; транснациональная организованная преступность

Информация о статье
Аннотация

На основе анализа материалов Управления Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности дается краткий обзор наркоситуации в мире и в Российской Федерации, обосновывается необходимость типологизации лиц, совершающих контрабанду наркотических средств и психотропных веществ. Стоит отметить, что борьба с наркопреступностью не может быть эффективной без использования комплексных исследований лиц, совершающих преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков. В этом смысле особую научную и практическую значимость приобретают классификация и типология лиц, совершающих названные преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств, а также характеристика их личности.

Ключевые слова

незаконный оборот наркотиков; контрабанда наркотических средств и психотропных веществ; типология преступников; транснациональная организованная преступность

Библиографическое описание

About article in English

Publication data
Abstaract

After analyzing the materials of the United Nations Organization’s Office on Drugs and Crime the authors present a brief overview of the drug trade situation in the world and in the Russian Federation and show that it is necessary to develop a typology of persons involved in trafficking of drugs and psychoactive substances. It should be noted that fighting drug crimes cannot be effective without a complex research of persons committing crimes of illegal drug trade. Thus a classification and typology of persons involved in such crimes in the sphere of illegal drug trade as well as their personal characteristics acquire a special research and practical value.

Keywords

illegal drug trade; trafficking of drugs and psychoactive substances; typology of criminals; transnational organized crime

Bibliographic description

Любое исследование в сфере предупреждения незаконного оборота наркотиков в настоящее время, к сожалению, не требует обоснования его актуальности. Мировое сообщество под эгидой ООН определило преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков как наркоагрессию — одну из основных угроз человечеству в XXI в. По некоторым экспертным оценкам, мировая торговля наркотиками, совершаемая организованными преступными формированиями, превышает масштабы мировой торговли нефтью и достигает 800 млрд дол. США в год [2, с. 406].

Наркоситуация в Российской Федерации, как и в других государствах Содружества Независимых Государств, характеризуется негативными тенденциями. По экспертным оценкам, количество наркозависимых с учетом латентной составляющей достигает по разным данным 1,5–2,5 млн чел., или почти 2 % населения страны[1]. В период с 2001 по 2010 гг. в России численность наркозависимых росла стремительно, а количество только официально зарегистрированных в стране лиц, употребляющих наркотики и состоящих на учете, а также страдающих диагнозом «наркомания», увеличилось почти на 60 % и в настоящее время составляет более 621 тыс. чел. [1].

«Предварительные итоги нашего исследования свидетельствуют об апокалиптических масштабах наркотрагедии в стране. Более ста тысяч умирающих ежегодно в России — молодежь в возрасте от 15 до 30 лет», —заявил В. Иванов, выступая на выездном совещании в г. Ханты-Мансийске[2]. При этом смерть молодых людей, как правило, наступает от передозировок и соматических заболеваний, связанных с потреблением наркотиков, несчастных случаев и самоубийств, совершенных в состоянии наркотического опьянения.

По оценкам Управления ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН), Россия занимает 1-е место среди европейских стран по числу лиц, злоупотребляющих опиатами, доля опиатных наркоманов, по заключению международных экспертов, в 2011 г. составила 2,6 % от населения страны, что на 1,3 % больше, чем в 2009 г. (1,1 %, или около 1,5 млн чел., потребивших только в 2009 г. около 70 т героина)[3].

Необходимость принятия кардинальных мер обусловлена объективными причинами. Стоит отметить, что борьба с наркопреступностью не может быть эффективной без использования комплексных исследований лиц, совершающих преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков. В этой связи особую научную и практическую значимость приобретает классификация и типология лиц, совершающих преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств и характеристика их личности. Попытки таких классификаций предпринимались различными авторами. Так, Т. М. Клименко выделяет следующие виды преступников:

– совмещающих незаконный оборот наркотиков с их потреблением;

– участвующих в незаконном обороте наркотиков, но без одновременного употребления наркотиков.

К первой категории, как правило, относятся лица мужского пола, воспитывавшиеся в полной семье; до 35 лет; образование от среднего до высшего; не имеющие постоянного источника доходов; не принимающие участия в общественной жизни; не вступившие в брак; состоящие на учете в наркологических диспансерах. Ко второй категории отнесли мужчин в возрасте до 45 лет; образование от неполного высшего до высшего; имевшие постоянный источник доходов; семейные; не состоявшие на учете в наркологическом диспансере. Характерно, что около 70 % данной категории лиц отрицательно относятся к наркотизму и потребителям наркотиков [3, с. 29–30].

На основе проведенного изучения обеих категорий указанных лиц, Т. М. Клименко предлагает следующую типологию:

– одиночный тип — лицо, сознательно совершившее наркопреступление в одиночку;

– групповой тип — лицо, сознательно совершившее наркопреступление в групповой форме деятельности;

– конформистский тип — лицо, совершившее наркопреступление, руководствуясь стремлением делать «как все», под влиянием других лиц, независимо от мотивов его поведения;

– подчиненный тип — лицо, совершившее наркопреступление, действовавшее осознанно, по предварительной договоренности с другими участниками группы либо по указанию своего руководителя;

– руководящий тип — лицо, само не совершающее наркопреступления, но организующее их совершение [3, с. 14].

Вряд ли данную типологию можно признать оптимальной, поскольку в ней использованы разнородные критерии от нравственно-психологических признаков до цели совершения преступления.

Различные авторы предпринимают попытки создания классификаций и типологий лиц, совершающих преступления и личности преступника в сфере незаконного оборота наркотиков. Так, свою позицию по лицам, совершившим контрабанду наркотиков, высказал А. Г. Харатишвили. Критериями дифференциации послужили: количество наркотиков, перемещаемых лицом через таможенную границу; служебное положение лица и выполняемые им обязанности; совершение контрабанды в составе организованной группы, а также выполняемые им ролевые функции в организованной преступной группе [7, с. 4].

Анализ данных о лицах, вовлеченных в контрабанду наркотических средств в Алтайском крае с 1994 по 2005 гг., позволил А. А. Сергеевой на основе целевых установок выделить следующие типы [5, с. 12].

  1. «Коммерсант». В структуре контрабандистов наркотических средств и психотропных веществ доля лиц подобного типа составляет около 60 %. Преступления совершаются с целью получения сверхприбыли. Как правило, совершение контрабанды осуществляется в системе транснациональной организованной преступной деятельности. Средний возраст таких лиц — 35–45 лет, образование среднее либо среднее профессиональное, при этом они не работают либо используют свою профессиональную деятельность для осуществления контрабанды (водительдальнобойщик, проводник и др.). Могут выступать как в качестве организатора-хозяина незаконного груза, так и быть привлеченными в качестве перевозчика через границу. Доля иностранных граждан составляет более 60 % от общего числа задержанных за контрабанду наркотических средств и психотропных веществ, доля рецидивистов — незначительная. Такой тип характеризуется повышенной опасностью.
  2. «Наркозависимый». Данный тип характеризуется глубокой зависимостью от употребления наркотических средств, что является основой вовлечения в транснациональную организованную преступную деятельность. Преступления совершаются с целью их потребления либо с целью сбыта для приобретения других наркотиков. Отмечается значительная деформация социальных и нравственных качества личности, утрата смысловых установок. В числе выявленных лиц преобладают граждане РФ (80–85 %), доля ранее судимых составляет 30–35 %.
  3. «Случайный». К этому типу можно отнести контрабандистов, совершающих данное преступление в целях разрешения неблагоприятных личных обстоятельств, среди которых чаще всего встречаются тяжелые личные или семейные обстоятельства (потеря работы, кормильца и т.д.), физическое или психическое принуждение, служебная или иная зависимость. Доля лиц, принадлежавших к данному типу, не превышает 5–10 %. Удельный вес женщин в числе лиц данного типа составляет более 70 %. При этом анализ материалов уголовных дел свидетельствует о том, что насильственным способом либо под угрозой применения насилия, в том числе к близким, к совершению контрабанды наркотиков привлекаются в основном женщины, дети, люди пенсионного возраста.

Следует отметить, что в настоящее время соотношение указанных типов несколько изменилось. В судебно-следственной практике наиболее часто встречаются лица второго типа, что обусловлено активным вовлечением организаторами преступного бизнеса в контрабанду наркотиков лиц, страдающих наркозависимостью. К сожалению, доминирование в основном массиве выявленных и привлеченных к уголовной ответственности представителей «наркозависимого» типа не позволяет сделать вывод об объективном и положительном изменении состояния борьбы с данным видом преступности.

Не совсем правильным нам представляется подход судебных органов к оценке общественной опасности лица, совершающего контрабанду наркотиков, относящегося ко второму типу. В приговорах районных судов, как правило, отсутствуют данные о том, что лицо, совершившее контрабанду наркотиков, состоит на учете у нарколога, при этом отсутствие наркозависимости рассматривается судами в качестве смягчающих ответственность подсудимого обстоятельств. Если учесть, что наркомания — это группа заболеваний, вызываемых употреблением того или иного наркотика и определяющихся патологическим влечением к нему, а диагноз наркомании устанавливается на основании клинических признаков заболевания (употребление наркотического средства, патологическое влечение к нему, психическая и физическая зависимость, изменение толерантности) [6, с. 16], то можно ли говорить об отсутствии отягчающих наказание обстоятельств в поведении лица, не страдающего подобным диагнозом и совершающего преступления исключительно из низменного стремления к извлечению дохода незаконным путем?

Изучение материалов уголовных дел показывает, что молодые люди, как правило, перед тем как «отважиться» на совершение такого тяжкого преступления, как контрабанда наркотиков, совершают административные правонарушения либо преступления небольшой тяжести часто в состоянии наркотического опьянения. Одним из выходов решения подобной проблемы специалисты считают внедрение системы, позволяющей смягчать наказания лицам в случае их добровольного согласия пройти курс лечения от наркомании.

По нашему мнению, лицо, совершающее контрабанду наркотиков с целью извлечения прибыли, относится к наиболее опасному типу. Несмотря на то, что такие лица совершают контрабанду неоднократно, уровень рецидива среди них очень низкий, учитывая их изворотливость, «криминальный талант». Так, в ходе оперативно-следственных мероприятий установлено, что задержанная в 2009 г. Органами наркоконтроля за незаконный оборот наркотиков гражданка Республики Казахстан Ш. с 2002 по 2009 гг. 135 раз пересекала российско-казахстанскую границу, из них 56 — поездки по России. Учитывая, что у гражданки Ш. по факту покушения на сбыт изъято 288,91 г героина, можно предположить, что она систематически осуществляла контрабанду героина и сбывала его на территории Российской Федерации, за указанный период перевезла и распространила не менее 20 кг или 2 млн разовых доз героина. Неоднократно судимый гражданин Азербайджана Г. с 2004 по 2008 гг. 16 раз пересекал российскую границу для поездок из Казахстана и Азербайджана в Россию и обратно. В 2009 г. его задержали в Тюменской области с 15 кг 674 г героина. Можно полагать, что он регулярно осуществлял контрабанду героина с целью его сбыта на территории России и за указанный период перевез и распространил не менее 125 кг или 12,5 млн разовых доз героина[4].

Анализ источников, посвященных исследованию различных проблем классификации и типологии лиц, совершающих преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств показывает, что совершение контрабанды осуществляется в рамках организованной преступной деятельности транснационального характера [4]. ООН выделяет транснациональную организованную преступность, терроризм и коррупцию в числе угроз и вызовов, подрывающих международную безопасность и правопорядок, и требует соответствующего реагирования[5]. Повышенная опасность транснациональной организованной преступности, взаимосвязь финансирования терроризма и наркобизнеса обуславливают необходимость разработки всесторонней типологии и классификации лиц, совершающих преступления и личности преступника в сфере незаконного оборота наркотических средств.

Сноски

Нажмите на активную сноску снова, чтобы вернуться к чтению текста.

[1] Государственный антинаркотический комитет. — URL : http://www.gakufo.ru/1301201101.shtml; Российское федеральное информационное агентство «Росбалт». — URL : http://www.rosbalt.ru/federal/2011/04/14/839479.html.

[2] Глава ФСКН: ситуация с наркоманией апокалиптическая. — URL : http://uralpress.ru/reviews/glava-fskn-rf-oharakterizoval-situaciyu-snarkomaniey-v-strane-kak-apokalipticheskuyu..

[3] Всемирный доклад о наркотиках 2013. — URL : http://www.unodc.org/unodc/secured/wdr/wdr2013/World_Drug_Report_2013.pdf.

[4] Аналитическая справка о поставках в Российскую Федерацию наркотических средств из Республики Казахстан. — URL : http://www.gnk.spb.ru/kazahsit.html.

[5] Материалы пятьдесят девятой сессии ГА ООН. — URL : http://www.un.org/ru/ga/59/.

Список использованной литературы

  1. Александров М. Молодежь под прицелом наркомафии. Наркотики ежегодно уносят 30 тысяч молодых жизней // Вечерняя Москва. — 2011. — 9 марта.
  2. Басецкий И. И., Легенченко Н. А. Организованная преступность. — 2-е изд., испр. и доп. — Минск, 2002. — 827 с.
  3. Клименко Т. М. Проблемы противодействия наркопреступности, наркотизму и наркомании в Российской Федерации: вопросы теории и практики : автореф. дис. … д-ра юрид. наук : 12.00.08. — Волгоград, 2008. — 40 с.
  4. Репецкая А. Л. Транснациональная организованная преступность : учеб. пособие. — Иркутск, 2005. — 215 с.
  5. Сергеева А. А. Контрабанда наркотических средств и психотропных веществ: криминологическая характеристика и предупреждение : автореф. дис. … канд. юрид. наук : 12.00.08. — Омск, 2006. — 22 с.
  6. Стрелец Н. В. Клиника наркоманий: основные синдромы и клинические формы // Психиатрия и фармакология. — 1999. — № 3. — С. 16–19.
  7. Харатишвили А. Г. Особенности расследования контрабанды наркотиков на первоначальном этапе : автореф. дис. … канд. юрид. наук : 12.00.09. — М., 2008. — 24 с.

References