Написать в редакцию

Написать в редакцию

Заполните все поля формы и нажмите «Отправить»

  • +7 (3952) 79-88-99
  • konf38rpa@yandex.ru

К ПРОБЛЕМЕ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ ОРГАНАМИ ДОЗНАНИЯ И ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ ТРЕБОВАНИЙ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ПРИ ПРИЕМЕ, РЕГИСТРАЦИИ И РАЗРЕШЕНИИ СООБЩЕНИЙ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ

Пролог: журнал о праве. – 2020. – № 3. – С. 54–62.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2020.3.7.
Дата поступления: 28 августа 2020 г.

Предметом данного исследования является надзорная функция прокуратуры за деятельностью органов дознания и предварительного следствия при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлении. Авторы рассматривают три взаимосвязанных сферы, где роль прокурорского надзора в этом направлении особенно важна: восстановление прав человека и гражданина, защита общественных и государственных интересов; соблюдение учетно-регистрационной дисциплины; формирование достоверной правовой статистики. Представлены данные исследования проблемы преступности в российском обществе, проведенного Всероссийский центром изучения общественного мнения. Анализируются статистические данные об основных показателях деятельности органов прокуратуры Российской Федерации при осуществлении надзора за исполнением органами предварительного расследования уголовно-процессуального законодательства при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях за январь-декабрь 2019 г. Обращается внимание чрезвычайно низкий удельный вес уголовных дел, возбужденных по результатам отмены постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. Рассмотрена проблема укрытия преступлений от регистрационного учета. Указывается, что прокурорский надзор за деятельностью органов дознания и предварительного следствия при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлении необходим не только для своевременной защиты прав потерпевших, но и для правильной оценки складывающейся криминогенной обстановки, что особенно актуально в контексте модернизации сферы правовой статистики, в которой ведущая координирующая и организационная роль отведена Генеральной прокуратуре Российской Федерации.

Права человека; прокуратура; прокурорский надзор; отказ в возбуждении уголовного дела; учет преступлений; укрытие преступлений от учета; правовая статистика; государственная автоматизированная система правовой статистики.

Саранова Ю.А., Хармаев Ю.В. К проблеме прокурорского надзора за исполнением органами дознания и предварительного следствия требований федерального законодательства при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях // Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2020. – № 3. – С. 54–62. – DOI: 10.21639/2313-6715.2020.3.7.

Информация о статье

Пролог: журнал о праве. – 2020. – № 3. – С. 54–62.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2020.3.7.
Дата поступления: 28 августа 2020 г.

Аннотация

Предметом данного исследования является надзорная функция прокуратуры за деятельностью органов дознания и предварительного следствия при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлении. Авторы рассматривают три взаимосвязанных сферы, где роль прокурорского надзора в этом направлении особенно важна: восстановление прав человека и гражданина, защита общественных и государственных интересов; соблюдение учетно-регистрационной дисциплины; формирование достоверной правовой статистики. Представлены данные исследования проблемы преступности в российском обществе, проведенного Всероссийский центром изучения общественного мнения. Анализируются статистические данные об основных показателях деятельности органов прокуратуры Российской Федерации при осуществлении надзора за исполнением органами предварительного расследования уголовно-процессуального законодательства при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях за январь-декабрь 2019 г. Обращается внимание чрезвычайно низкий удельный вес уголовных дел, возбужденных по результатам отмены постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. Рассмотрена проблема укрытия преступлений от регистрационного учета. Указывается, что прокурорский надзор за деятельностью органов дознания и предварительного следствия при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлении необходим не только для своевременной защиты прав потерпевших, но и для правильной оценки складывающейся криминогенной обстановки, что особенно актуально в контексте модернизации сферы правовой статистики, в которой ведущая координирующая и организационная роль отведена Генеральной прокуратуре Российской Федерации.

Ключевые слова

Права человека; прокуратура; прокурорский надзор; отказ в возбуждении уголовного дела; учет преступлений; укрытие преступлений от учета; правовая статистика; государственная автоматизированная система правовой статистики.

Библиографическое описание

Саранова Ю.А., Хармаев Ю.В. К проблеме прокурорского надзора за исполнением органами дознания и предварительного следствия требований федерального законодательства при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях // Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2020. – № 3. – С. 54–62. – DOI: 10.21639/2313-6715.2020.3.7.

About article in English

Publication data

Prologue: Law Journal. – 2020. – № 3. – Pp. 54–62.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2020.3.7.
Submission date: August 28, 2020

Abstaract

The subject of this study is the supervisory function of the Prosecutor's office over the inquiry and preliminary investigation bodies` activities when receiving, registering and resolving reports on crimes. The authors examine three interrelated areas where the role of Prosecutor's supervision in this area is particularly important: the restoration of human and civil rights, the protection of public and state interests; compliance with record-keeping discipline; and the formation of reliable legal statistics. The article presents the data from the study of the crime problem in the Russian society conducted by the All-Russian center of the public opinion study. The article analyzes statistical data on the main performance indicators of the Prosecutor's office of the Russian Federation when supervising the implementation of criminal procedure legislation by preliminary investigation bodies when receiving, registering and resolving reports of crimes in January-December 2019. The authors draw the attention to the extremely low proportion of criminal cases initiated as a result of the cancellation of decisions on refusal to initiate criminal proceedings, and examine the problem of hiding crimes from registration. The Prosecutor's supervision over the activity of inquiry and preliminary investigation bodies when receiving, registering and resolving reports on crimes is necessary not only for timely protection of the rights of victims, but also for a correct assessment of the prevailing crime situation, which is especially important in the context of modernization in the sphere of legal statistics in which a leading coordinating and organizational role is assigned to the General Prosecutor`s Office of the Russian Federation.

Keywords

Human rights, Prosecutor's office, Prosecutor's supervision, refusal to initiate criminal proceedings, record of crimes, concealment of crimes from recording, legal statistics, state automated system of legal statistics.

Bibliographic description

Saranova Yu. A., Kharmaev Yu. V. To the Problem of Prosecutor`s Supervision Over the Inquiry and Preliminary Investigation Bodies` Execution of the Federal Legislation Requirements When Receiving, Registering and Resolving Reports on Crimes [K probleme prokurorskogo nadzora za ispolneniem organami doznaniya i predvaritel'nogo sledstviya trebovanij federal'nogo zakonodatel'stva pri prieme, registracii i razreshenii soobshchenij o prestupleniyah]. Prologue: Law Journal. 2020. Issue 3. Pp. 54–62. (In Russ.). DOI: 10.21639/2313-6715.2020.3.7.

Надзор за соблюдением установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях, является важнейшей функцией органов прокуратуры (абз. 4 п. 2 ст. 1, ст. 29 и 30 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»[1]). Анализ статистических данных и специальной литературы [1,3,6,10,12,14-16] позволяет обозначить три взаимосвязанных сферы, где роль прокурорского надзора особенно важна: а) восстановление прав человека и гражданина, защита общественных и государственных интересов; б) соблюдение учетно-регистрационной дисциплины; в) формирование достоверной правовой статистики. Качество выполнения этих задач также ставит перед органами прокуратуры вопрос об оценке эффективности их деятельности [9].

Соблюдение прав граждан и строгое следование сотрудников правоохранительных органов своим должностным обязанностям при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлении является одним из факторов, формирующих состояние уверенности и защищенности жителей нашей страны. Отмечается тенденция к снижению вектора на противопоставление прав личности, общественных и государственных интересов. Напротив, эффективная защита прав и свобод человека является одним из условий укрепления как общественной[2], так и национальной безопасности. Национальная безопасность, среди прочего, определяется как состояние защищенности личности, при котором обеспечивается реализация конституционных прав и свобод граждан Российской Федерации. Удовлетворенность граждан степенью защищенности своих конституционных прав и свобод, личных и имущественных интересов, в том числе от преступных посягательств, относится к основными показателям, необходимых для оценки состояния национальной безопасности[3].

Однако реальность пока еще далека от идеалов, обозначенных в государственных документах стратегического характера. Всероссийский центр изучения общественного мнения в 2017 году представил данные исследования проблемы преступности в российском обществе. В ходе опроса выяснилось: половина пострадавших от преступлений не обращались за помощью в правоохранительные органы чаще всего потому, что считали правоохранительные органы неспособными помочь. На вопрос «Обращались ли Вы за последние 5 лет в правоохранительные органы в связи с совершенным в отношении Вас преступлением?» опрошенные лица, сообщившие, что в отношении них за предшествующие опросу 12 месяцев совершались преступные деяния, в подавляющем большинстве (83%) ответили, что не обращались, обратились лишь 17%. При этом среди обращавшихся в органы пострадавших практически каждый четвертый признался, что сотрудники полиции пытались отговорить его от подачи заявления, почти каждый десятый (9%) отрицательно ответил на вопрос «Приняли ли сотрудники правоохранительных органов Ваше заявление о преступлении?»[4].

В связи с этим представляется важным обстоятельством тот факт, что защита прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, равно как и защита личности от незаконного и необоснованного обвинения обозначены в качестве приоритетного направления деятельности прокуратуры[5].

Приказом Генерального прокурора Российской Федерации начальникам подразделений Генеральной прокуратуры Российской Федерации, прокурорам субъектов Российской Федерации, городов и районов, другим территориальным, приравненным к ним военным прокурорам и прокурорам иных специализированных прокуратур, исходя из их компетенции, предписано организовывать, обеспечивать и осуществлять постоянный и действенный надзор за неукоснительным исполнением органами дознания и предварительного следствия требований Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и иных федеральных законов при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях.

Своевременное предупреждение, выявление и устранение нарушений законов в деятельности органов дознания и предварительного следствия, защита прав и законных интересов лиц, пострадавших от преступлений; пресечение незаконных действий (бездействия) и решений должностных лиц, препятствующих доступу пострадавших от преступлений к уголовному судопроизводству, осуществляется мерами прокурорского надзора[6].

В целях оценки количественных и качественных показателей работы органов прокуратуры в ходе осуществления надзора за деятельностью органов дознания и предварительного следствия при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлении приведем размещенные на официальном сайте Генеральной прокуратуры Российской Федерации статистические данные (табл.)[7].

Таблица 1

Статистические данные об основных показателях деятельности органов прокуратуры Российской Федерации при осуществлении надзора за исполнением органами предварительного расследования уголовно-процессуального законодательства при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях за январь-декабрь 2019 г.

 

Наименование показателя

2018 г. 2019 г.

% (+/-)

Всего выявлено нарушений законов

5 159 080 5 139 782

— 0,4

В том

числе

при приеме, регистрации и рассмотрении сообщений о преступлении

3 730 794

3 627 932

-2,8

При производстве следствия и дознания

1 428 286

1 511 850

5,9

Направлено требований об устранении нарушений законодательства в порядке п.3 ч.2 ст. 37 УПК РФ

294 731

316 820

7,5

Отменено постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела

2 225 641

2 035 927

-8,5

Возбуждено уголовных дел по результатам отмены постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела

165 646

162 445

-1,9

Поставлено на учет по инициативе прокурора преступлений, ранее известных, но по разным причинам не учтенных

144 144

142 919

-0,8

 

Итак, прокурорами при осуществлении надзора за исполнением органами предварительного расследования уголовно-процессуального законодательства при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях в 2019 году выявлено 3 627 932 нарушения закона, что на 2,8% меньше, чем в 2018 г. При этом в общем числе нарушений законов, выявленных прокурорами на досудебной стадии уголовного судопроизводства (5 159 080 в 2018 г. и 5 139 782 в 2019 г.) доля нарушений при приеме, регистрации и рассмотрении сообщений о преступлении превышала 70% (72,3% — в 2018 г. и 70,6% — в 2019 г).

Стоит обратить внимание и на тот факт, что удельный вес уголовных дел, возбужденных по результатам отмены постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, составил 7,4% в 2018 году и 8% в 2019 г., то есть более чем в 90% случаев уголовные дела в конечном итоге – несмотря на высокую активность прокурорского реагирования на такие случаи – не возбуждаются.

Данная ситуация широко обсуждается в научной литературе в контексте проблемы повышения эффективности деятельности прокурора по обеспечению законности на стадии возбуждения уголовного дела. При этом авторам большинства публикаций представляется очевидным, что обеспечить своевременное возбуждение уголовного дела в указанных случаях возможно только путем представления прокурору утраченного им права возбуждать уголовные дела в случае отмены незаконных или необоснованных постановлений об отказе в их возбуждении [11, 17, 18].

Право прокурора своим постановлением отменить постановление следователя или органа дознания с одновременным возбуждением уголовного дела в случае установления им неосновательного отказа в возбуждении дела предусматривалось ч. 3 ст. 116 УПК РСФСР 1960 г. Часть 6 ст. 148 УПК РФ в первоначальной редакции содержала аналогичную норму, при этом прокурор в случае отмены незаконного или необоснованного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела обладал полномочием либо принять решение о возбуждении уголовного дела либо возвратить материалы дела для дополнительной проверки.

Незаконный отказ в возбуждении уголовного дела является самым распространенным способом укрытия преступлений от учета. Это социально-правовое явление, с которым постоянно сталкиваются прокуроры в ходе осуществления надзора за соблюдением учетно-регистрационной дисциплины[8] [14].

При этом в действующем законодательстве России нет определения понятия «укрытие преступлений от учета». Ряд авторов [2,14] указывают, что единственным нормативным правовым актом, в котором содержится упоминание об этом, является Положение о едином порядке регистрации уголовных дел и учета преступлений, утвержденное совместным Приказом о едином учете преступлений от 29 декабря 2005 г.[9] Согласно п. 2.9 Положения преступление является укрытым от учета, если сведения о нем не отражены в учетных документах либо не включены в государственную статистическую отчетность. Преступление также считается укрытым от учета, если по факту его совершения не принято одно из следующих процессуальных решений: 1) о возбуждении уголовного дела; 2) об отказе в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям. Кроме того, преступление будет относиться к этой категории, если по факту его совершения вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое впоследствии было отменено прокурором с одновременным возбуждением уголовного дела, а производство по этому уголовному делу в течение отчетного года окончено и по нему принято одно из следующих решений: 1) дело направлено в суд; 2) расследование приостановлено по п. п. 1, 2, 3, 4 ч. 1 ст. 208 УПК; 3) прекращено по нереабилитирующим основаниям.

В.А. Азаров и В.В. Константинов полагают, что данное определение «устарело и не соответствует действующему уголовно-процессуальному законодательству, в связи с чем возникла необходимость в новом определении» [2, с. 17].  Д.И. Прушинский и Б.А. Тугутов также указывают, что определение, данное в Положении, лишь отчасти отражает содержание рассматриваемой категории: «В нем не говорится, кто является субъектом укрытия преступлений, каков процессуальный механизм их укрытия, а также не определяется содержание самой деятельности по укрытию преступлений от учета» [14].

Кроме того, В.А. Азаров и В.В. Константинов подмечают, что действующее уголовно-процессуальное законодательство не содержит и понятия «регистрация заявлений и сообщений о преступлениях», что немаловажно, ведь в данном случае уместно говорить не об укрытии преступления от учета, а об укрытии от регистрации сообщений и заявлений о преступлениях. Вместе с тем на практике понятие «укрытие преступления» трактуется широко: в него включается укрытие сообщений и заявлений о преступлениях, а также самих преступлений.

В научных исследованиях предлагается:

– в целях единообразного понимания правоприменительными органами категории «укрытое преступление» ввести его четкое определение и способы укрытия в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, а также в Приказ о едином учете преступлений [14];

– считать, что укрытие преступлений возможно и в случаях отсутствия предусмотренного уголовно-процессуальным законом сообщения о преступлении, т. е. при наличии любой осведомленности о нем у сотрудников полиции [2, с. 15];

– дополнить Закон о прокуратуре нормами, предусматривающими полномочия прокурора в сфере борьбы с укрытием преступлений от учета, а также порядок их реализации [14];

– в целях повышения качества и единообразия прокурорского надзора в сфере выявления преступлений, укрытых от учета, и усиления УРД в целом разработать самостоятельную методику осуществления надзорных мероприятий, утвердив ее отдельным приказом Генерального прокурора РФ [14];

– в теории уголовного процесса должны быть разработаны научно обоснованные рекомендации по предупреждению, выявлению и устранению рассматриваемых нарушений [2, с. 17].

Также предлагается дополнить Уголовный кодекс РФ нормой, предусматривающей уголовную ответственность должностных лиц органов дознания и следствия за укрытие преступлений от регистрационного учета. Это деяние, к примеру, криминализовано в уголовных законах Узбекистана и Казахстана [подробнее см.: 4, с. 225–249].

Прокурорский надзор за деятельностью органов дознания и предварительного следствия при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлении необходим не только для своевременной защиты прав потерпевших, но и для правильной оценки складывающейся криминогенной обстановки (как в отдельно взятой местности, так и в масштабах страны в целом), а также для принятия соответствующих организационных и оперативно-тактических решений в сфере борьбы с преступностью [2, с. 16]. Это звучит особенно актуально в контексте модернизации сферы правовой статистики [подробнее см.: 5, 7, 8, 13].

В этой связи стоит отметить значимость изменений, внесенных в ст. 51 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» Федеральным законом от 27 декабря 2019 г. №487.  В соответствии с данными поправками, Генеральная прокуратура Российской Федерации наделяется полномочиями осуществлять государственный единый статистический учет данных о состоянии преступности, а также о сообщениях о преступлениях, следственной работе, дознании, прокурорском надзоре, проводить федеральное статистическое наблюдение на основе первичных статистических данных, предоставляемых государственными органами.

С 1 января 2022 г. официальная статистическая информация, полученная в ходе осуществления государственного единого статистического учета, должна размещаться Генеральной прокуратурой Российской Федерации на официальном сайте Российской Федерации, определенном Правительством Российской Федерации, в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» в форме открытых данных с учетом ограничений, установленных федеральными законами.

Перечень размещаемой интернете официальной статистической информации будет утверждаться Генеральным прокурором Российской Федерации по согласованию с федеральными государственными органами и федеральными органами исполнительной власти, обладающими соответствующими первичными статистическими данными.

Для реализации полномочий в указанной сфере по заказу Генеральной прокуратуры Российской Федерации создано специальное программное обеспечение государственной автоматизированной системы правовой статистики. Центральным элементом данной системы является хранилище всех документов первичного учета в электронном виде. На основе имеющихся данных сформирован единый реестр уголовных дел, обеспечивается возможность объективной оценки хода и результатов их расследования. Главной целью создания системы является обеспечение прозрачности, достоверности и полноты учетных сведений о преступлениях и возможности проследить всю цепочку событий, начиная от сообщения о совершенном преступлении до исполнения судебного решения, исполнения уголовного наказания и снятия судимости.

В целях совершенствования этой работы в настоящее время активно проводится опытная эксплуатация модернизированного специального программного обеспечения государственной автоматизированной системы правовой статистики в пилотной зоне, в которую вошли несколько десятков прокуратур субъектов Федерации и приравненных к ним иных специализированных прокуратур[10].

Таким образом, эффективный прокурорский надзор на досудебной стадии уголовного судопроизводства способствует формированию объективных статистических данных, приближая их к адекватному отражению реальной ситуации с преступностью в нашей стране.

Сноски

Нажмите на активную сноску снова, чтобы вернуться к чтению текста.

 

[1] О прокуратуре Российской Федерации: федер. закон от 17 янв. 1992 г. № 2202-1 // СЗ РФ. – 1995. – № 47, ст. 4472.

[2] См.: Концепция общественной безопасности в Российской Федерации (утв. Президентом Российской Федерации 14 нояб. 2013 г. №Пр-2685) // СПС «КонсультантПлюс».

[3] О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации: Указ Президента Российской Федерации от 31 дек. 2015 г. №683 // СЗ РФ. – 2016. – №1 (ч. II), ст. 212.

[4] Пострадавшие от преступлений в надежде на справедливость. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=116081

[5] Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия: Приказ Генпрокуратуры России от 28 дек. 2016 г. №826 // Законность. – 2017. – №3.

[6] Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях в органах дознания и предварительного следствия: Приказ Генпрокуратуры России от 5 сент. 2011 г. №277 (ред. от 5 дек. 2016 г.) // Законность. – 2011. – №12.

[7] Статистические данные об основных показателях деятельности органов прокуратуры Российской Федерации за январь-декабрь 2019 г. URL: https://genproc.gov.ru/stat/data/1795898/

[8] Далее – УРД.

[9]  О едином учете преступлений: Приказ Генпрокуратуры России №39, МВД России №1070, МЧС России №1021, Минюста России №253, ФСБ России №780, Минэкономразвития России №353, ФСКН России №399 от 29 дек. 2005 г. (ред. от 15 окт. 2019 г.). // Российская газета. – 2006. – 25 янв. (Далее – Положение).

[10] О вводе в опытную эксплуатацию модернизированного специального программного обеспечения государственной автоматизированной системы правовой статистики, внесении изменений в приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 18.01.2016 №18 «О проведении опытной эксплуатации государственной автоматизированной системы правовой статистики» и признании утратившими силу некоторых организационно-распорядительных документов: Приказ Генпрокуратуры РФ от 8 июня 2018 г. №351. URL: http://docs.cntd.ru/document/553941989

Список использованной литературы

  1. Агутин А.В., Куликова Г.Л. Организация прокурорского надзора за исполнением законов при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях: Учебное пособие. М., 2016.
  2. Азаров В.А., Константинов В.В. Понятие укрытия сотрудниками органов внутренних дел преступлений от учета // Научный вестник Омской Академии МВД России. – 2013. – №4. – С. 15–20.
  3. Анисимов Г.Г. Надзор за исполнением законов при приеме, регистрации, разрешении сообщений о преступлениях и рассмотрении обращений и жалоб в органах ФСБ // Законность. – 2017. – №7. – С. 17–20.
  4. Артемов В.Ю., Власов И.С., Голованова Н.А. и др. Борьба с коррупцией в правоохранительных органах за рубежом: Монография / Отв. ред. И.С. Власов, С.П. Кубанцев. – М., 2018. –  318 с.
  5. Багаутдинов Ф.Н., Гаврилов М.А. Надзор за исполнением законов в сфере правовой статистики // Законность. –2020. –  №1. –  С. 37–40.
  6. Бажанов С.В. Правовой режим стадии возбуждения уголовного дела и его влияние на эффективность прокурорского надзора // Законы России: опыт, анализ, практика. – –  №4. – С. 71–73.
  7. Бударин И.С. Государственная автоматизированная система правовой статистики в информационном пространстве // Вестник науки и образования. – 2019. — № 19. – Часть 1. – С. 78–82.
  8. Дубошеев П.П. Отдельные вопросы введения государственной автоматизированной системы правовой статистики // Вестник Омского университета. Серия «Право». – – Т. 16, № 2. – С. 122–125.
  9. Камчатов К.В., Тимошенко А.А. Деятельность прокурора в уголовном судопроизводстве: оценка эффективности // Российская юстиция. – 2017. – №11. – С. 29–33.
  10. Кожевников О.А. Полномочия прокурора в надзоре за законностью оперативно–розыскной деятельности // Вестник Кемеровского государственного университета. Серия: Гуманитарные и общественные науки. – 2018. – №3. – С. 58–63.
  11. Коломеец Е.В. Обеспечение законности решений об отказе в возбуждении уголовного дела средствами прокурорского реагирования // Вестник Омской юридической академии. – 2018. – №3. – С. 314–318.
  12. Мартыненко А.В. Прокурорский надзор за исполнением федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях // Следственная практика: Научно-практический сборник. – М.: Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 2012. Вып. 188. – 146 с.
  13. Потапов Д.В. О создании цифровой платформы взаимодействия в ходе досудебного производства надзирающего прокурора и органа предварительного расследования // Труды Академии управления МВД России. – – № 1. – С. 85–89.
  14. Прушинский Д.И., Тугутов Б.А. Роль прокуратуры в борьбе с укрытием преступлений // Законность. – 2019. – №5. – С. 17–21.
  15. Рязанцев В.А. Некоторые проблемы передачи уголовных дел и материалов от органа дознания в орган предварительного следствия // Российский следователь. – 2017. – №9. – С. 17–19.
  16. Чубыкин А.В. К вопросу о законодательном регулировании полномочий прокурора в уголовном процессе // Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2013. – № 3. – C. 70–73.
  17. Шадрин В.С. Надзор военного прокурора за законностью отказа в возбуждении уголовного дела // Право в Вооруженных Силах. – – №7. – С. 93–98.
  18. Щерба С.П., Ережипалиев Д.И. Прокурор в досудебном производстве по уголовным делам: функции, правовой статус, полномочия: Моногр. / Под общ. и науч. ред. С.П. Щербы. – М.: Юрлитинформ, 2015. – 168 с.

References

  1. Agutin A.V., Kulikova G.L. Organization of Prosecutorial Supervision over the Implementation of Laws when Receiving, Registering and Resolving Reports of Crimes [Organizaciya prokurorskogo nadzora za ispolneniem zakonov pri prieme, registracii i razreshenii soobshchenij o prestupleniyah]. Moscow, 2016. (In Russ.).
  2. Azarov V.A., Konstantinov V.V. The Notion of Law Enforcement Officer’s Failure to Record Crime [Ponyatie ukrytiya sotrudnikami organov vnutrennih del prestuplenij ot ucheta]. Nauchnyi vestnik Omskoi akademii MVD Rossii – Scientific Bulletin of the Omsk Academy of the MIA of Russia. 2013. Issue 4. Pp. 15–20. (In Russ.).
  3. Anisimov G.G. Supervision over Implementation of Laws in the Course of Reception, Registration and Processing of Crime Reports and Consideration of Requests and Claims in the Bodies of the Federal Security Service [Nadzor za ispolneniem zakonov pri prieme, registracii, razreshenii soobshchenij o prestupleniyah i rassmotrenii obrashchenij i zhalob v organah FSB]. Zakonnost’ – Zakonnost Journal. 2017. Issue 7. Pp. 17–20. (In Russ.).
  4. Fighting Corruption in Law Enforcement Agencies Abroad; ed. by I.S. Vlasov, S.P. Kubantsev [Bor’ba s korrupciej v pravoohranitel’nyh organah za rubezhom]. Moscow, 2018. 318 p. (In Russ.).
  5. Bagautdinov F.N., Gavrilov M.A. Supervision over Implementation of Laws in the Sphere of Legal Statistics [Nadzor za ispolneniem zakonov v sfere pravovoj statistiki]. Zakonnost’ – Zakonnost Journal. Issue 1. Pp. 37–40. (In Russ.).
  6. Bazhanov S.V. The Legal Regime of a Stage of Excitation of Criminal Case and its Impact on the Effectiveness of Prosecutorial Supervision [Pravovoj rezhim stadii vozbuzhdeniya ugolovnogo dela i ego vliyanie na effektivnost’ prokurorskogo nadzora]. Zakony Rossii: opyt, analiz, praktika – Russian Laws: Experience, Analysis, Practice. 2017. Issue 4. Pp. 71–73. (In Russ.).
  7. Budarin I.S. State Automated Legal Statistics System in the Information Space [Gosudarstvennaya avtomatizirovannaya sistema pravovoj statistiki v informacionnom prostranstve]. Vestnik nauki i obrazovaniya – Science and Education Bulletin. 2019. Issue 19-1. Pp. 78–82. (In Russ.).
  8. Dubosheev P.P. Selected Questions of the Introduction of the State Automated Legal Statistics System [Otdel’nye voprosy vvedeniya gosudarstvennoj avtomatizirovannoj sistemy pravovoj statistiki]. Vestnik Omskogo universiteta. Seriya Pravo – Omsk University Bulletin. Series Law. 2019. Vol. 16. Issue 2. Pp. 122–125. (In Russ.). DOI: 10.25513/1990-5173.2019.16(2).122-125
  9. Kamchatov K.V., Timoshenko A.A. The Activities of the Prosecutor in Criminal Proceedings: Assessment of Effectiveness [Deyatel’nost’ prokurora v ugolovnom sudoproizvodstve: ocenka effektivnosti]. Rossijskaya yusticiya – Russian Justitia. 2017. Issue 11. Pp. 29–33. (In Russ.).
  10. Kozhevnikov O.A. Powers of the Prosecutor in Supervision of Legality of Operational and Search Activity [Polnomochiya prokurora v nadzore za zakonnost’yu operativno–rozysknoj deyatel’nosti]. Vestnik Kemerovskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Gumanitarnye i obshchestvennye nauki – Bulletin of Kemerovo State University. Series: Humanities and Social Sciences. 2018. Issue 3. Pp. 58–63. (In Russ.).
  11. Kolomeets E.V. Ensuring the Legality of Decisions on the Refusal to Initiate Criminal Caseby the Means of Prosecutorial Response [Obespechenie zakonnosti reshenij ob otkaze v vozbuzhdenii ugolovnogo dela sredstvami prokurorskogo reagirovaniya]. Vestnik Omskoj yuridicheskoj akademii – Vestnik of the Omsk Law Academy. 2018. Issue 3. Pp. 314–318. (In Russ.). DOI: 10.19073/2306-1340-2018-15-3-314-318.
  12. Martynenko A.V. Prosecutor’s Supervision over the Execution of Federal Law in the Acceptance, Registration and Resolution of Reports of Crimes [Prokurorskij nadzor za ispolneniem federal’nogo zakona pri prieme, registracii i razreshenii soobshchenij o prestupleniyah]. Sledstvennaya praktika (Investigative practice). Moscow, 2012. 146 p. (In Russ.).
  13. Potapov D.V. About Creation of a Digital Platform for Interaction during the Pre-Trial Proceedings of a Supervising Prosecutor and a Preliminary Investigation Body [O sozdanii cifrovoj platformy vzaimodejstviya v hode dosudebnogo proizvodstva nadzirayushchego prokurora i organa predvaritel’nogo rassledovaniya]. Trudy Akademii upravleniya MVD Rossii – Proceedings of Management Academy of the Ministry of the Interior of Russia. 2018. Issue 1. Pp. 85–89. (In Russ.).
  14. Prushinsky D.I., Tugutov B.A. The Role of the Public Prosecution Service in the Fight Against Crime Concealment [Rol’ prokuratury v bor’be s ukrytiem prestuplenij]. Zakonnost’ – Zakonnost Journal. Issue 5. Pp. 17–21. (In Russ.).
  15. Ryazantsev V.A. Separate Issues of Criminal Case and Material Transfer from an Investigation Authority to a Pretrial Investigation Authority [Nekotorye problemy peredachi ugolovnyh del i materialov ot organa doznaniya v organ predvaritel’nogo sledstviya]. Rossijskij sledovatel’ – Russian Investigator. 2017. Issue 9. Pp. 17–19. (In Russ.).
  16. Chubykin A.V. To the Issue of Legislative Regulation of Public Prosecutor’s Jurisdiction in a Criminal Process [K voprosu o zakonodatel’nom regulirovanii polnomochij prokurora v ugolovnom processe]. Prolog: zhurnal o prave – Prologue: Law Journal. 2013. Issue 3. Pp. 70–73. (In Russ.).
  17. Shadrin V.S. Supervision by a Military Prosecutor over the Legality of Refusal to Initiate a Criminal Case [Nadzor voennogo prokurora za zakonnost’yu otkaza v vozbuzhdenii ugolovnogo dela]. Pravo v Vooruzhennyh Silah – Law in the Armed Forces. 2015. Issue 7. Pp. 93–98. (In Russ.).
  18. Shcherba S.P., Erezhipaliev D.I. Prosecutor in Pre-Trial Criminal Proceedings: Functions, Legal Status, Powers [Prokuror v dosudebnom proizvodstve po ugolovnym delam: funkcii, pravovoj status, polnomochiya]. Moscow, 2015. 168 p. (In Russ.).