Написать в редакцию

Написать в редакцию

Заполните все поля формы и нажмите «Отправить»

  • +7 (3952) 79-88-99
  • konf38rpa@yandex.ru

Юридическая природа заключения прокурора в гражданском и административном процессе

Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2020. – № 2.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2020.2.5.
Дата поступления: 02.06.2020.

Актуальность избранной авторами темы обусловлена теоретико-практической значимостью вопросов, связанных с деятельностью прокуратуры РФ, включая место актов прокуратуры в системе процессуальных документов. Отсутствие правильного понимания сущности заключения прокурора предопределяет проблемы, связанные с участием прокурора в процессе, инициированном другими лицами. Существенные различия в доктринальных подходах к пониманию сущности заключения прокурора являются еще одним подтверждением этому. Выделив и проанализировав сущностные свойства заключения прокурора и его предназначение, авторы приходят к выводу, что по своей правовой природе заключение прокурора является ненадзорным средством прокурорского реагирования, представляющим собой квалифицирующий правовой акт, выражающий правовую позицию прокуратуры по обстоятельствам материальной и процессуальной сторон дела. Действующее гражданское и административное процессуальное законодательство нуждается в четких правилах, касающихся процессуально-правового статуса заключения прокурора и его оценки судом.

Заключение прокурора; участие прокурора в гражданском процессе; участие прокурора в административном процессе; прокурорский надзор.

Афанасьева Т.И., Фирсова О.А. Юридическая природа заключения прокурора в гражданском и административном процессе // Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2020. – № 2.

Информация о статье

Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2020. – № 2.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2020.2.5.
Дата поступления: 02.06.2020.

Аннотация

Актуальность избранной авторами темы обусловлена теоретико-практической значимостью вопросов, связанных с деятельностью прокуратуры РФ, включая место актов прокуратуры в системе процессуальных документов. Отсутствие правильного понимания сущности заключения прокурора предопределяет проблемы, связанные с участием прокурора в процессе, инициированном другими лицами. Существенные различия в доктринальных подходах к пониманию сущности заключения прокурора являются еще одним подтверждением этому. Выделив и проанализировав сущностные свойства заключения прокурора и его предназначение, авторы приходят к выводу, что по своей правовой природе заключение прокурора является ненадзорным средством прокурорского реагирования, представляющим собой квалифицирующий правовой акт, выражающий правовую позицию прокуратуры по обстоятельствам материальной и процессуальной сторон дела. Действующее гражданское и административное процессуальное законодательство нуждается в четких правилах, касающихся процессуально-правового статуса заключения прокурора и его оценки судом.

Ключевые слова

Заключение прокурора; участие прокурора в гражданском процессе; участие прокурора в административном процессе; прокурорский надзор.

Библиографическое описание

Афанасьева Т.И., Фирсова О.А. Юридическая природа заключения прокурора в гражданском и административном процессе // Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2020. – № 2.

About article in English

Publication data

Prologue: Law Journal. – 2020. – № 2.
ISSN 2313-6715. DOI: 10.21639/2313-6715.2020.2.5.
Submission date: 02.06.2020.

Abstaract

The relevance of the topic under consideration is based on the theoretical and practical importance of issues related to the activities of the Prosecutor's office of the Russian Federation, including the acts of the Prosecutor's office in the procedural documents. The lack of a proper understanding of the essence of the Prosecutor's conclusion determines the problems associated with the participation of the Prosecutor in the process initiated by other persons. Significant differences in doctrinal approaches to understanding the essence of the Prosecutor's conclusion is one more confirmation of it.
Having identified and analyzed the essential properties of the prosecutor's conclusion and its purpose, the authors conclude that the Prosecutor's conclusion according to its legal nature is not a supervisory means of prosecutorial response, which is a qualifying legal act that expresses the legal position of the Prosecutor's office on the circumstances of the material and procedural sides of the case. The current civil and administrative procedural legislation requires clear rules concerning the procedural and legal status of the prosecutor's conclusion and its evaluation by the court.

Keywords

Conclusion of the Prosecutor; participation of the Prosecutor in civil proceedings; participation of the Prosecutor in administrative proceedings; Prosecutor's supervision.

Bibliographic description

Afanasieva T.I., Firsova O.A. Legal nature of the prosecutor's conclusion in civil and administrative proceedings // Prologue: Law Journal. – 2020. – № 2.

Огромную роль в механизме защиты прав и законных интересов граждан, организаций и публично-правовых образований принадлежит прокуратуре РФ как единой системе органов, осуществляющих от имени РФ надзор за соблюдением и исполнением действующих на ее территории законов. Российское законодательство предусматривает значительный исчерпывающий перечень категорий гражданских и административных дел, по которым предусмотрено обязательное участие прокурора. К их числу относятся споры различной отраслевой принадлежности, однако, их включение в указанный перечень обусловлено высокой социальной и общественной значимостью. Это, в частности, дела о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим, о принудительном направлении гражданина на судебно-психиатрическую экспертизу, об ограничении дееспособности гражданина, о признании гражданина недееспособным, об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным, о возвращении ребенка или об осуществлении прав доступа, об усыновлении и его отмене, о восстановлении в родительских правах, о выселении, о восстановлении на работе, об оспаривании нормативного правового акта, о помещении иностранного гражданина, подлежащего депортации или реадмиссии, в специальное учреждение или о продлении срока пребывания иностранного гражданина, подлежащего депортации или реадмиссии, в специальном учреждении, о госпитализации гражданина в недобровольном порядке и др.

Как известно, основными обязанностями прокуроров, обеспечивающих участие в гражданском и административном судопроизводстве, являются участие в рассмотрении судами первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций дел, возбужденных по искам, заявлениям, административным исковым заявлениям прокуроров в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, указанных в ч. 1 ст. 45 ГПК РФ[1], ч. 1 ст. 39 КАС РФ[2], неопределенного круга лиц, интересов РФ, субъектов РФ, муниципальных образований, в том числе по заявлениям и представлениям о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

Вместе с тем, такая форма как вступление в процесс прокурора с целью дачи заключения по делу является, пожалуй, в наименьшей степени бесспорной в плане ее правовой регламентации. Проблемными для разрешения на практике остаются вопросы об обязательности вступления прокурора в процесс; о праве прокурора вступить в процесс для дачи заключения по инициативе суда «в общественно-резонансных делах», или, если с просьбой о защите нарушенных прав обращается гражданин, а категория не предусмотрена федеральным законом; о форме заключения прокурора; о заключении относительно отдельных процессуальных действий; о процессуально-правовом значении заключения прокурора и т.д.

Отметим, что ГПК РФ и КАС РФ не раскрывают понятие «заключение прокурора», не определяют его процессуально-правовое значение и содержание. Можно предположить, что позиция прокурора как блюстителя закона, должна отражать интересы лица, права которого нарушены, независимо от его процессуального положения в суде.

Не устраняет существующую неопределенность и Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 10 июля 2017 г. № 475[3]. Такое положение не может не вызывать критику в доктрине и практике прокурорской и судебной деятельности. Кроме того, откровенно вредит гармоничному осуществлению органами прокуратуры стоящих перед ними задач и создает почву для обесценивания значимости участия прокурора в процессе для дачи заключения.

Так, В. В. Похмелкин считает участие прокурора в гражданском процессе атавизмом, поскольку эффективно совмещать функции общего надзора, надзора по гражданским и уголовным делам прокуратура не в состоянии [18, с. 6]. Схожую позицию занимают А. В. Новиков, Д. Н. Сладкая и Д. В. Тарабрин, аргументируя ее утратой актуальности такой формы участия прокурора в процессе и отсутствием согласованности с диспозитивными и состязательными началами современного гражданского процесса. По мнению авторов, выступление прокурора с заключением по делу в большей степени является косвенным влиянием на ход судебного разбирательства и, в итоге, на сам суд, что противоречит принципу независимости суда, которому не нужна помощь в правильном истолковании и применении закона [17, с. 234; 20, с. 53].

На наш взгляд, именно отсутствие однозначного понимания правовой природы заключения прокурора рождает обозначенные проблемы и позиции в юридических кругах. Вопрос о правовой природе заключения прокурора лишь на первый взгляд может показаться исключительно теоретическим, между тем он имеет первостепенное значение, поскольку именно сущность явления предопределяет его свойства и действенность. Чтобы механизм реализации рассматриваемой формы участия прокурора в процессе был адекватен, необходимо понять правовую сущность заключения прокурора. От ответа на этот вопрос напрямую зависят варианты поведения всех участников процесса и, прежде всего, суда и прокурора.

Выявление правовой природы того или иного правового явления заключается в анализе с позиции права его существенных свойств, позволяющих увидеть его структуру, место и роль среди других правовых явлений, и раскрытии основания [14, с. 25, 27]; определении родовой принадлежности правового явления, обусловливающей свойства, приобретенные им при происхождении [1].

Обратимся к понятию заключения прокурора, поскольку именно в понятии правовой категории наиболее обобщенно отражаются ее существенные признаки.

В отсутствие легальной дефиниции заключения прокурора среди авторов, занимающихся вопросами участия прокурора в процессе, сформировались различные представления о его понятии.

Существует суждение, что заключение прокурора представляет собой «мотивированное мнение о разрешении дела по существу, основанное на нормах материального и процессуального закона, подлежащих применению к спорным правоотношениям, сформированное по результатам совокупного анализа фактических обстоятельств дела и представленных сторонами доказательств в обоснование либо опровержение требований» [23, с. 124].

В контексте вопросов защиты прав и законных интересов несовершеннолетних понятие заключения прокурора исследовал А. В. Гришин. На взгляд автора, его следует рассматривать как основанное на законе мотивированное мнение о разрешении дела в интересах конкретного лица, содержащее указания на применимое право и выводы, к которым пришел прокурор по итогам анализа обстоятельств дела в их совокупности, всестороннего, полного и объективного исследования представленных суду доказательств [7, с. 12]. Его мнение полностью разделяет В. Ф. Борисова [3, c. 107].

С точки зрения Е. В. Токаревой, заключение прокурора есть процессуальный акт, направленный на оказание содействия суду в правильном и своевременном рассмотрении дела, а также защиту не только интересов граждан, общества и государства, выраженных в законе, но и неотчуждаемых прав личности, реального права и правопорядка в целом [24, с. 24].

В результате размышлений о значимости заключения прокурора Т. Ц. Дондоков предложил понимать под ним мнение прокурора по поводу всех вопросов, разрешаемых судом при формулировании решения (суть решения, доказанность такового, допустимость, относимость и достоверность доказательств и т. п.) [8, с. 134].

Заслуживает внимания позиция А. Н. Григорьева, который предложил общее понятие заключения как формы выражения мнения органа власти, вступающего в гражданский процесс. Заключение в гражданском судопроизводстве определяется им как «форма выражения мнения компетентного органа власти по конкретному делу, содержащее государственно-властное веление, выраженное в письменной или устной форме и направленное на индивидуальное регулирование спорных отношений, имеющее рекомендательный характер для суда» [6, с. 7-8]. Примечательно то, что А. Н. Григорьев придает заключению органа власти повелительный характер, но при этом не наделяет свойством обязательности для исполнения, подчеркивая его значение как рекомендательного для суда акта [6, с. 17]. Его позицию полностью разделяет Ю. Н. Извеков, который квалифицирует заключение прокурора в качестве официального решения компетентного органа, содержащего государственно-властное веление [12, с. 52].

С приведенными позициями мы можем согласиться лишь отчасти, поскольку не разделяем мнение о некоторых из обозначенных авторами свойств прокурорского заключения как присущих ему. Нам видятся следующие существенные характеристики заключения прокурора.

Во-первых, в заключении прокурора проявляется предназначение прокуратуры как таковой – защита прав, свобод и законных интересов граждан, организаций и публично-правовых образований, что следует из положений Конституции РФ[4] и Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»[5] (далее – Закон о прокуратуре). Эту задачу прокуратуры мы считаем основной, поскольку при неэффективном ее решении невозможно обеспечение верховенства закона, единства и укрепления законности.

Во-вторых, содержанием заключения прокурора является его мотивированная позиция обо всех обстоятельствах дела, включая применимое материальное и процессуальное право. На основе правового анализа установленных судом обстоятельств, представленных в материалы дела доказательств, процедурных моментов судебного разбирательства прокурор, по сути, делает выводы о законности по конкретному делу в ее аспекте режима общественно-политической жизни. Как пишет Т. Ю. Ермолова, в этом аспекте законность есть «определенное состояние общественных отношений, содержанием которых выступает уровень соответствия реальных общественных отношений законам и подзаконным актам государства, а именно – правомерность» [11, с. 8].

В-третьих, заключение прокурора носит квалифицирующий (оценочный) характер. Задача прокурора состоит в том, чтобы способствовать суду в выявлении юридически значимых фактов, выяснении всех обстоятельств дела, а затем доведении до суда мнения о правовой квалификации спорного правоотношения, что, пожалуй, является единственным неоспоримым качеством заключения прокурора. Заключение прокурора не может носить обязательного для суда характера, на что неоднократно обращал внимание Конституционный Суд РФ – заключение прокурора не может предопределять позицию суда по конкретному делу, которая должна формироваться в результате установления фактических обстоятельств, а также беспристрастного, всестороннего и полного исследования всех материалов и доказательств, заслушивания мнений, доводов сторон и других лиц, участвующих в деле[6]. Полагаем, что и рекомендательный характер, какой приписывают заключению прокурора некоторые авторы [6, с. 17; 12, с. 52; 13, с. 10; 24, с. 23], ему чужд по той же причине – невозможно ничего рекомендовать суду, к исключительной компетенции которого относится принятие решения по делу. Как отмечает О. В. Воронин, «в этом случае прокурорско-надзорная деятельность поглощается судебной деятельностью как более сложным видом правоприменения» [5, с. 48]. Иной подход противоречил бы принципу разделения властей, а также основополагающим принципам процесса – осуществление правосудия только судом и независимость судей.

В-четвертых, заключение прокурора объективно, поскольку прокурор не выступает в процессе ни на чьей стороне, он «на страже законности». Прокурор дает такую характеристику фактам, обстоятельствам и процессам, которая формируется вне зависимости от его личных воли и желания, какого-либо внешнего воздействия, в том числе со стороны органов власти. Принцип независимости прокуратуры – один из важнейших в организации и осуществлении ее деятельности и именно он создает дополнительные гарантии принятия законного и обоснованного решения.

В-пятых, заключению прокурора присущ информационный характер, поскольку в своем заключении он выражает не лично сформированное мнение, а информирует суд об официальной позиции прокурора, как должностного лица, выступающего от имени и по поручению государства по рассматриваемому делу. Вступая в процесс, прокурор осуществляет не надзорную, а правозащитную функцию прокуратуры [10, с. 79; 15, с. 3].

Таким образом, заключение прокурора является ненадзорным средством прокурорского реагирования, представляющим собой выражение правовой позиции прокуратуры по обстоятельствам материальной и процессуальной сторон дела. Основание заключения прокурора как правовой категории (основа его сущности) нам видится в его предназначении, т. е. в цели, которую преследует прокурор, вступая в процесс, инициированный другими лицами.

Говоря о цели дачи заключения по делу прокурором, стоит отметить несколько позиций по этому вопросу. Довольно распространенной является точка зрения, согласно которой прокурор в этом случае вступает в процесс с целью оказания суду содействия в принятии законного и обоснованного решения [5, с. 48; 15, с. 22; 22, с. 28; 24, с. 23], в правильном истолковании и применении закона [4, с. 35; 8, с. 132; 25, с. 209]. Еще одну цель вступления прокурора в процесс для дачи заключения выделяет Е. В. Токарева, считая таковой реализацию правоохранительной функции прокуратуры, под которой автор понимает защиту во имя общественного блага не столько закона и законности, сколько неотчуждаемых прав личности, реального права и правопорядка в целом [24, с. 23].

Так, Е. Р. Ергашев и Ф. В. Шваба, не оспаривая содействующей роли прокурора, видят цель представления прокурором заключения в обеспечении законности рассмотрения и разрешения дела [10, с. 83].

Кроме того, Е. Ц. Дугарон видит цель заключения прокурора в трансляции через прокурора рекомендаций государства суду принять то или иное решение [9, c. 31].

Рассматривая заключение прокурора как результат применения материального и процессуального права, представляющего собой комплекс мыслительных и фактических, организационных и юридических операций, О. В. Исаенкова и А. Н. Григорьев приходят к выводу, что оно имеет целью обеспечение нормального течения процесса реализации правовых предписаний [13, с. 9].

Из приведенных взглядов о цели заключения прокурора нам ближе точка зрения Е. В. Токаревой [24, с. 23], но с некоторой корректировкой. На наш взгляд, законность в сочетании всех ее аспектов и есть состояние защищенности прав, свобод и законных интересов всех субъектов права и правопорядка в целом. С целью гарантировать это состояние и вступает в процесс прокурор.

Таким образом, опираясь на сущностные свойства и цель заключения прокурора, мы делаем вывод, что по своей правовой природе оно является правовым актом органа власти.

Наконец, следует остановиться на вопросе о месте заключения прокурора в системе актов государственных органов власти. Мы отсекаем дискуссии относительно отнесения заключения прокурора к нормативным правовым актам и актам-доказательствам, ввиду их очевидной несостоятельности. По поводу включения заключения прокурора в число правоприменительных и правоинтерпретационных актов ответ не столь очевиден.

Категорические возражения вызывает отнесение заключения прокурора к правоприменительным актам. Их сущностными характеристиками являются обязательность для адресата, государственно-властное волеизъявление уполномоченного субъекта и обеспеченность силой государственного принуждения. Все это не свойственно заключению прокурора.

Отнесение заключения прокурора к правоинтерпретационным актам нам также представляется сомнительным. Такие акты являются действиями либо документами определенной формы, исходящими от государственно-властного субъекта, раскрывающими смысл норм права, обязательными к использованию в правотворческой и правоприменительной деятельности [21, с. 49]. Особенность актов толкования заключается в том, что они содействуют обеспечению единства правового регулирования и правильности реализации законодательства [19, с. 11], что, безусловно, отвечает предназначению заключения прокурора и его содержательной стороне. Однако, заключение прокурора, во-первых, лишено свойства обязательности, а во-вторых, не ограничивается только лишь толкованием применимого права.

Приходится констатировать, что заключение прокурора не укладывается в традиционные классификационные ряды правовых актов. Полагаем, его следует признать самостоятельным видом правового акта – квалифицирующим актом органа власти. Заключение прокурора содержит и толкование подлежащих применению норм (элементы интерпретационного акта), и правовую оценку фактов и обстоятельств конкретного дела (правовой анализ).

Отнесение заключения прокурора к квалифицирующим правовым актам ни в коей мере не умаляет его значимости и ценности, скорее наоборот подчеркивает, поскольку без таких актов немыслимо эффективное правоприменение.

Не обладая свойством обязательности, заключение прокурора тем не менее исходит от органа власти, чье мнение с учетом роли прокуратуры игнорировать недопустимо. В этой связи, нами разделяется точка зрения ученых о необходимости изложения в судебном решении мотивов несогласия суда с заключением прокурора [2; 12, с. 52; 15, с. 7; 16, с. 22]. Верно отмечает Е. Ц. Дугарон, что без должной оценки суда заключение прокурора превращается в процессуальную имитацию, становясь действием ради действия [9, с. 33].

В завершение отметим, что значимость заключения прокурора нами не подвергается сомнению. Такое участие прокурора в гражданском и административном процессе служит дополнительной гарантией принятия решения по делу, отвечающего требованиям законности и обоснованности. При этом, однако, неоспорима очевидность нерелевантного правового регулирования вступления прокурора в инициированный не им процесс для дачи заключения по делу. С целью устранения существующей неопределенности следует ввести в действующее процессуальное законодательство четкие правила, касающиеся процессуально-правового статуса заключения прокурора и его оценки судом.

Сноски

Нажмите на активную сноску снова, чтобы вернуться к чтению текста.

[1] Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации : федер. закон от 14 нояб. 2002 г. № 138-ФЗ // СЗ РФ. –2002. – № 46, ст. 4532.

[2] Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации : федер. закон от 08 марта 2015 г. № 21-ФЗ // СЗ РФ. – 2015. – № 10, ст. 1391.

[3] Об обеспечении участия прокуроров в гражданском и административном судопроизводстве : приказ Генерального прокурора РФ от 10 июля 2017 г. № 475 // СПС «КонсультантПлюс».

[4] Конституция Российской Федерации : принята всенародным голосованием 12 дек. 1993 г. // СЗ РФ. – 2014. – № 31, ст. 4398.

[5] О прокуратуре Российской Федерации : федер. закон от 17 янв. 1992 г. № 2202-1 // СЗ РФ. – 1995. – № 47, ст. 4472.

[6] См., например: определения Конституционного Суда РФ от 28 мая 2009 г. № 589-О-О, от 25 февр. 2013 г. № 200-О, от 28 февр. 2019 г. № 406-О // СПС «КонсультантПлюс».

Список использованной литературы

  1. Асланян Н. П., Новикова Т. В. Об интерпретации термина «правовая природа» // Baikal Research Journal. – 2018. – Т. 9. – № 4.
  2. Бахарева О. А., Николайченко О. В., Цепкова Т. М. Заключение прокурора в гражданском судопроизводстве: правовая сущность и юридическое значение // Universum: экономика и юриспруденция. – 2015. – № 4 (15).
  3. Борисова В. Ф. Некоторые аспекты участия прокурора в гражданском судопроизводстве в форме дачи заключения по делу // Вестник Саратовской государственной юридической академии. – 2012. – № 5 (88). – С. 104-110.
  4. Власов А. Катаракта на «око государево». (Об участии прокурора в гражданском судопроизводстве) // Российская юстиция. – 2001. – № 8. – С. 35-36.
  5. Воронин О. В. О содержании функции участия прокурора в рассмотрении дел судами // Вестник Томского государственного университета. Право. – 2013. – №3 (9). – С. 42-54.
  6. Григорьев А. Н. Заключения как формы выражения мнений отдельных участников гражданского судопроизводства : автореф. дис. … канд. юрид. наук. : 12.00.15. – Саратов, 2011. – 23 с.
  7. Гришин А. В. Защита прокурором в гражданском судопроизводстве прав и законных интересов несовершеннолетних : автореф. дис. … канд. юрид. наук. : 12.00.11. – М., 2010. – 31 с.
  8. Дондоков Т. Ц. Заключение прокурора как форма осуществления надзорных функций по делу о защите прав в гражданском процессе // Вестник Забайкальского государственного университета. – № 1 (80). – 2012. – С. 132-135.
  9. Дугарон Е. Ц. Проблемы заключения как формы выражения позиции прокурора в гражданском процессе // Законность. – 2018. – № 4. – С. 30-35.
  10. Ергашев Е. Р., Шваба Ф. В. Процессуальные средства прокурорского реагирования: проблемы правовой регламентации // Российское право: образование, практика, наука. – 2019. – № 1. – С. 78-83.
  11. Законность в Российской Федерации : монография / А. И. Абрамов, М. С. Андрианов, А. К. Большова [и др.]; отв. ред. Т.Я. Хабриева. – М., 2008. – 624 с.
  12. Извеков Ю. Н. Заключение прокурора по гражданскому делу // Вестник Белгородского юридического института МВД России имени И.Д. Путилина. – 2016. – № 2. – С. 51-54.
  13. Исаенкова О. В., Григорьев А. Н. Участие прокурора в исковом производстве // Арбитражный и гражданский процесс. – 2008. – № 3. – С. 6-10.
  14. Комиссарова Е. Г. Формально-логические аспекты понятия «правовая природа» // Вестник Пермского университета. Юридические науки. – 2012. – Выпуск 2 (16). – С. 23-27.
  15. Маслова Т. Н. Проблемы участия прокурора в гражданском судопроизводстве : автореф. дис. … канд. юрид. наук. : 12.00.15. – Саратов, 2002. – 24 с.
  16. Нициевский Л., Карамов С. Прокурор в гражданском процессе // Советская юстиция. – 1989. – № 10. – С. 22-23.
  17. Новиков А. В., Слабкая Д. Н. Актуальные проблемы участия прокурора в гражданском процессе // Научные итоги года: достижения, проекты, гипотезы. – 2014. – № 4. – С. 232-240.
  18. Похмелкин В. В. Участие прокуратуры в рассмотрении гражданских дел – юридический атавизм // Российская юстиция. – 2001. – № 5. – С. 6-7.
  19. Строкова О. Г. Приказ как особая разновидность правового акта (вопросы теории и практики). – Саратов, 2007. – 26 с.
  20. Тарабрин Д. В. Об участии прокурора в гражданском судопроизводстве // Российская юстиция. – 2007. – № 2. – С. 53-54.
  21. Терехов Е. М. Интерпретационные акты как «продукт» правоинтерпретационной деятельности // Вестник Саратовской государственной юридической академии. – 2018. – № 1 (120). – С. 46-52.
  22. Тетюев С. В. Заключение прокурора в гражданском процессе // Российская юстиция. – 2018. – № 12. – С. 27-28.
  23. Тищенко И. В., Меняйло Л. Н., Панфилова О. В., Михайликов В. Л., Старосельцева М. М. К вопросу об участии прокурора в гражданском процессе // Пробелы в российском законодательстве. – 2016. – № 3. – С. 123-124.
  24. Токарева Е. В. Защита прокурором публичного интереса в гражданском процессе : автореф. дис. … канд. юрид. наук. : 12.00.15. – СПб., 2014. – 26 с.
  25. Фадеев А. В., Прокудина Н. О. Участие прокурора в гражданском процессе: актуальные проблемы // Международный журнал гуманитарных и естественных наук. – 2019. – № 1-2. – С. 208-210.

References

  1. Aslanyan N.P., Novikova T.V. On Interpretation of the Term «Legal Nature» [Ob interpretacii termina «pravovaya priroda»]. Baikal Research Journal. Vol. 9. Issue 4. (In Russ.). DOI: 10.17150/2411-6262.2018.9(4).17
  2. Bakhareva O.A., Nikolajchenko O.V. Tsepkova T.M. The Conclusion of the Prosecutor in Civil Proceedings: Legal Nature and Legal Value [Zaklyuchenie prokurora v grazhdanskom sudoproizvodstve: pravovaya sushchnost’ i yuridicheskoe znachenie]. Universum: ekonomika i yurisprudenciya – Universum: Economics and Law. 2015. Issue 4. (In Russ.).
  3. Borisova V.F. Some Aspects of Participation of Prosecutors in Civil Proceedings in the Form of Giving an Opinion on the Case [Nekotorye aspekty uchastiya prokurora v grazhdanskom sudoproizvodstve v forme dachi zaklyucheniya po delu]. Vestnik Saratovskoj gosudarstvennoj yuridicheskoj akademii – Saratov State Law Academy Bulletin. Issue 5. Pp. 104-110. (In Russ.).
  4. Vlasov A. Cataract on the «Eye of the Sovereign.» (On the Participation of the Prosecutor in Civil Proceedings) [Katarakta na «oko gosudarevo». (Ob uchastii prokurora v grazhdanskom sudoproizvodstve)]. Rossijskaya yusticiya – Russian Justice. 2001. Issue 8. Pp. 35-36. (In Russ.).
  5. Voronin O. V. On the Content of the Function of Participation of the Prosecutor in the Consideration of Cases by the Courts [O soderzhanii funkcii uchastiya prokurora v rassmotrenii del sudami]. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Pravo – Tomsk State University Journal of Law. 2013. Issue 3. Pp. 42-54. (In Russ.).
  6. Grigoriev A. N. Conclusions as a Form of Expression of Opinions of Some Participants in Civil Proceedings: Synopsis of candidate of juridical science dissertation [Zaklyucheniya kak formy vyrazheniya mnenij otdel’nyh uchastnikov grazhdanskogo sudoproizvodstva: avtoreferat dissertatsii kandidata yuridicheskikh nauk]. Saratov, 2011. 23 p. (In Russ.).
  7. Grishin A. V. Defense by the Prosecutor in Civil Proceedings of the Rights and Legitimate Interests of Minors: Synopsis of candidate of juridical science dissertation [Zashchita prokurorom v grazhdanskom sudoproizvodstve prav i zakonnyh interesov nesovershennoletnih: avtoreferat dissertatsii kandidata yuridicheskikh nauk]. Moscow, 2010. 31 p. (In Russ.).
  8. Dondokov T. Ts. Conclusion of Prosecuter on the Case of Rights Protection in Civil Process [Zaklyuchenie prokurora kak forma osushchestvleniya nadzornyh funkcij po delu o zashchite prav v grazhdanskom processe]. Vestnik Zabajkal’skogo gosudarstvennogo universiteta – Transbaikal State University Journal. 2012. Issue 1. Pp. 132-135. (In Russ.).
  9. Dugaron E.Ts. The Problems of an Opinion as Forms of Expression of a Position of a Public Prosecutor in Court [Problemy zaklyucheniya kak formy vyrazheniya pozicii prokurora v grazhdanskom processe]. Zakonnost’ – Legality. 2018. Issue 4. Pp. 30-35. (In Russ.).
  10. Ergashev E.R., Shvaba Ph.V. Procedural Means of Prosecution Response: Regulatory Challenges [Processual’nye sredstva prokurorskogo reagirovaniya: problemy pravovoj reglamentacii]. Rossijskoe Pravo. Obrazovanie, Praktika, Nauka – Russian Law: Education, Practice, Researches. 2019. Issue 1. Pp. 78-83. (In Russ.).
  11. Legality in the Russian Federation: ed. by T.Ya. Khabrieva [Zakonnost’ v Rossijskoj Federacii]. Moscow, 2008. 624 p. (In Russ.).
  12. Izvekov Y.N. Opinion of the Prosecutor in a Civil Case [Zaklyuchenie prokurora po grazhdanskomu delu]. Vestnik Belgorodskogo yuridicheskogo instituta MVD Rossii imeni I.D. Putilina – Vestnik of Putilin Belgorod Law Institute of Ministry of the Interior of Russia. Issue 2. Pp. 51-54. (In Russ.).
  13. Isaenkova O. V., Grigoriev A. N. The Participation of the Prosecutor in the Lawsuit [Uchastie prokurora v iskovom proizvodstve]. Arbitrazhnyy i grazhdanskiy protsess – Arbitration and Civil Proceedings. 2008. Issue 3. Pp. 6-10. (In Russ.).
  14. Komissarova E.G Formal Logical Aspects of «The Legal Nature» Conception [Formal’no-logicheskie aspekty ponyatiya «pravovaya priroda»]. Perm University Herald. Juridical Sciences. 2012. Issue 2. Pp. 23-27. (In Russ.).
  15. Maslova T. N. Problems of the Participation of the Prosecutor in Civil Proceedings: Synopsis of candidate of juridical science dissertation [Problemy uchastiya prokurora v grazhdanskom sudoproizvodstve: avtoreferat dissertatsii kandidata yuridicheskikh nauk]. Saratov, 2002. 24 p. (In Russ.).
  16. Nitsievsky L., Karamov S. Prosecutor in Civil Proceedings [Prokuror v grazhdanskom processe]. Sovetskaya yustitsiya – Soviet Justice. 1989. Issue 10. Pp. 22-23. (In Russ.).
  17. Novikov A. V., Slabkaya D. N. Actual Problems of the Participation of the Prosecutor in Civil Proceedings [Aktual’nye problemy uchastiya prokurora v grazhdanskom processe]. Nauchnye itogi goda: dostizheniya, proekty, gipotezy – Scientific Results of the Year: Achievements, Projects, Hypotheses. 2014. Issue 4. Pp. 232-240. (In Russ.).
  18. Pohmelkin V. V. The Participation of Prosecutors in Civil Cases – Legal Atavism [Uchastie prokuratury v rassmotrenii grazhdanskih del – yuridicheskij atavism]. Rossijskaya yusticiya – Russian Justice. 2001. Issue 5. Pp. 6-7. (In Russ.).
  19. Strokova O. G. An Order as a Special Kind of Legal Act (Questions of Theory and Practice) [Prikaz kak osobaya raznovidnost’ pravovogo akta (voprosy teorii i praktiki)]. Saratov, 2007. 26 p. (In Russ.).
  20. Tarabrin D. V. On the Participation of the Prosecutor in Civil Proceedings [Ob uchastii prokurora v grazhdanskom sudoproizvodstve]. Rossijskaya yusticiya – Russian Justice. 2007. Issue 2. Pp. 53-54. (In Russ.).
  21. Terekhov E. M. Interpretative Acts as a «Creature» of the Law-Interpretative Activity [Interpretacionnye akty kak «produkt» pravointerpretacionnoj deyatel’nosti]. Vestnik Saratovskoj gosudarstvennoj yuridicheskoj akademii – Saratov State Law Academy Bulletin. Issue 1. Pp. 46-52. (In Russ.).
  22. Tetyuev S.V. Conclusion of the Prosecutor in Civil Proceedings [Zaklyuchenie prokurora v grazhdanskom processe]. Rossijskaya yusticiya – Russian Justice. 2018. Issue 12. Pp. 27-28. (In Russ.).
  23. Tischenko I.V., Menyailo L.N., Panfilova O.V., Mikhailikov V.L., Staroseltseva M.M. To a Question on Participation of the Public Prosecutor in Civil Process [K voprosu ob uchastii prokurora v grazhdanskom processe]. Probely v rossijskom zakonodatel’stve – Gaps in Russian legislation. 2016. Issue 3. Pp. 123-124. (In Russ.).
  24. Tokareva E. V. Protection by the Prosecutor of a Public Interest in a Civil Proceeding: Synopsis of candidate of juridical science dissertation [Zashchita prokurorom publichnogo interesa v grazhdanskom protsesse: avtoreferat dissertatsii kandidata yuridicheskikh nauk]. Saint Petersburg, 2014. 26 p. (In Russ.).
  25. Fadeev A.V., Prokudin N.O. Participation of the Prosecutor in the Civil Process: Current Problems [Uchastie prokurora v grazhdanskom processe: aktual’nye problemy]. Mezhdunarodnyj zhurnal gumanitarnyh i estestvennyh nauk – International Journal of Humanities and Natural Sciences. Issue 1-2. Pp. 208-210. (In Russ.).