Написать в редакцию

Написать в редакцию

Заполните все поля формы и нажмите «Отправить»

  • +7 (3952) 79-88-99
  • prolaw38@mail.ru

Исполнительный лист и третейское (арбитражное) решение

Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2016. – № 1.
Дата поступления: 01.07.2015.

Согласно закону фактические обстоятельства и нормы права, которые приме-няет третейский суд (арбитраж), не являются предметом внимания компетентного суда. Тем не менее, можно предположить, что если арбитражное (третейское) реше-ние не вызывает у компетентного суда доверия, то суд найдет легальные основания к отказу в выдаче исполнительного листа.

Исполнительный лист, третейское разбирательство, извещения и вызовы.

Шеметова Ю.Н., Нестолий В.Г. Исполнительный лист и третейское
(арбитражное) решение // Пролог: журнал о праве / Prologue: Law
Journal. – 2016. – № 1.

Информация о статье

Пролог: журнал о праве / Prologue: Law Journal. – 2016. – № 1.
Дата поступления: 01.07.2015.

Аннотация

Согласно закону фактические обстоятельства и нормы права, которые приме-няет третейский суд (арбитраж), не являются предметом внимания компетентного суда. Тем не менее, можно предположить, что если арбитражное (третейское) реше-ние не вызывает у компетентного суда доверия, то суд найдет легальные основания к отказу в выдаче исполнительного листа.

Ключевые слова

Исполнительный лист, третейское разбирательство, извещения и вызовы.

Библиографическое описание

Шеметова Ю.Н., Нестолий В.Г. Исполнительный лист и третейское
(арбитражное) решение // Пролог: журнал о праве / Prologue: Law
Journal. – 2016. – № 1.

About article in English

Publication data

Prologue: Law Journal. – 2016. – № 1.
Submission date: 01.07.2015.

Abstaract

According to the law, factual circumstances and law norms used by the arbitration are not considered in the court having jurisdiction. Nevertheless, it can be assumed that if a court having jurisdiction finds an arbitration decision untrustworthy, the court will find legal grounds to refuse the issuing of the writ of execution.

Keywords

Writ of execution, arbitral proceedings, notification and subpoena.

Bibliographic description

Shemetova Yu.N, Nestoly V.G. Writ of Execution and Arbitration
Decision // Prologue: Law Journal. – 2016. – № 1.

  1. Обязательность арбитражного решения (В. Г. Нестолий). В соответствии со ст. 41 проекта Федерального закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (по состоянию на 8 мая 2015 г.)[1] арбитражное решение признается обязательным и подлежит немедленному исполнению сторонами, если не установлен иной срок исполнения. Представляется, что иной срок исполнения может быть установлен решением, правилами арбитража или арбитражным соглашением. Статья 41 говорит, что арбитражное решение принудительно приводится в исполнение посредством выдачи исполнительного листа в соответствии с законом об арбитраже и положениями процессуального законодательства. Это предписание содержит существенную ошибку. Закон о третейском разбирательстве (арбитраже) не должен вторгаться в область регулирования кодекса гражданского судопроизводства, например, содержать элементы регламента, в котором компетентный суд постановляет определение о выдаче исполнительного листа. Третейские суд или арбитражное учреждение есть органы частной юрисдикции. Законы о третейских судах не должны определять деятельности государственных суда, то есть суда в собственном смысле этого термина.

Верная формула иная: «Арбитражное решение приводится в исполнение компетентным судом в порядке, предусмотренном Кодексом гражданского судопроизводства».  Излишне указание на то, что арбитражное решение принудительно приводится в исполнение. Арбитражное решение есть акт органа частной юрисдикции. Частные органы и частные лица не должны получать возможность давать указания государственным судам и федеральной службе принудительного исполнения.  Принудительно приводится в исполнение не арбитражное решение, а определение компетентного суда о разрешении взыскателю обращаться в исполнительный орган и агентам исполнения и просить о применении мер принуждения к должнику. Названное разрешение одновременно является приказом исполнительному органу и агентам исполнения  применять названные меры, в частности, совершать действия по исполнению вместо должника (продать имущество и погасить задолженность) и воздействовать на его личность (ограничение на выезд за рубеж, ограничение водительских или иных специальных прав).  Сказать о том, что арбитражное решение принудительно приводится  в исполнение, означает сказать, что принудительно приводится в исполнение договор или решение частных лиц.

  1. Арбитражные решения представляют собой акты частной юрисдикции (В. Г. Нестолий). Государственные суды, строго говоря, не должны делать выводов о законности / незаконности, действительности или недействительности решений иной (частной и общественной) юрисдикции, подобно тому как нельзя делать таких выводов о судебных постановлениях иного государства. Другое дело, что государство может приводить или не приводить в исполнение арбитражное решение, соглашаясь или не соглашаясь с ним. Если арбитражное решение и обязательно, то обязательно оно для сторон, а не для государства, муниципальных образований, юридических лиц и граждан.

Однако из ст. 43 проекта Закона о третейском разбирательстве следует, что арбитражное решение может являться основанием для внесения записи в государственный реестр, в том числе реестр прав на недвижимость и сделок с ним, если сопровождается исполнительным листом, выданным на основании определения компетентного суда.   При этом исполнительные листы компетентный суд должен выдавать и в отношении арбитражных решений, не требующих принудительного приведения в исполнение.  Сказать о том, что приведенная формула ошибочна – ничего не сказать. Исполнительный лист выдается для того, чтобы кредитор мог подчеркнуть – он предъявляет требование к должнику в надлежащей правовой форме и под контролем государства. Если арбитражное решение не требует приведения в исполнение, то отсутствует необходимость обращаться в компетентный суд для того, чтобы государство признало его обязательность. Дело в том, что арбитражное решение обязательно только для  сторон третейского разбирательства и лишь до тех пор, пока стороны не договорились об ином. Судебное решение обязательно не только для лиц, участвующих в деле, но и для государства, которое его постановило, а также для всех муниципалитетов, граждан и юридических лиц этого государства.  Что же касается решений из юрисдикции, то с точки зрения формы обязательны  решения, но акты компетентного российского суда об их признании.

Если последовательно идти дорогой, которая предложена в ст. 43 проекта Закона о третейском разбирательстве, то можем придти к выводу, что арбитражи вправе выносить решения по делам о разводах, и другие решения о гражданских состояниях. Как известно, состояния фиксируются в определенных реестрах, подобно правам на недвижимость и правам в отношении юридических лиц. (Кстати, названные права во многом и определяют состояние субъекта).  Что касается прав на недвижимость, то споры о данных правах должны быть подсудны только российским судам по месту нахождения недвижимости. Поскольку юридическим лицам может принадлежать недвижимость, то споры об управлении юридическими лицами также должны быть подсудны только российским судам, а не судам иных юрисдикций, в том числе частных.

Существует позиция, согласно которой государство представляет собой непосильную ношу для налогоплательщика, что налогоплательщик «заживет хорошо», как только получит возможность отделиться от государства. При этом забывают сказать, что бизнес налогоплательщика существует благодаря инфраструктуре, созданной трудом предшествующих поколений, и существует благодаря государству. Есть мнение, что судопроизводство дорого обходиться, на содержание судебной системы налогоплательщики несут слишком большие расходы, что «суд – привилегия, и не должен быть доступен для каждого». Ничего не поделаешь, мы должны согласиться с расходами и признать их необходимость, подобно тому, как признаем необходимость расходов на содержание и развитие вооруженных сил. Государство обладает суверенитетом, исключительная компетенция государства по разрешению споров о правах на недвижимость и  споров об управлении юридическими лицами, есть одно из проявлений суверенитета. При этом никто не может быть уверен в том, что отказ от суверенитета для него лично обернется благом, скорее всего очень многие потеряют много и никогда не приобретут.

  1. Отказ в приведении в исполнение арбитражного решения (Ю. Н. Шеметова). Статья 43 проекта Закона о третейском разбирательстве говорит, что в приведении арбитражного решения в исполнение путем выдачи исполнительного листа может быть отказано лишь по основаниям, установленным процессуальным законодательством. Такая формула не обладает необходимой определенностью, существуют разные взгляды насчет того, какое законодательство является процессуальным. Поэтому правильным будет сказать, что компетентный суд может отказать в выдаче исполнительного листа по основаниям, которые установлены законодательством о гражданском судопроизводстве (Кодексом гражданского судопроизводства). В настоящее время, согласно п. 2 ч. 1 ст. 426 ГПК РФ (ред. 6 апр. 2015 г.), суд отказывает выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если сторона, против которой принято решение третейского суда, представит доказательства того, что она не была уведомлена должным образом о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, либо по другим уважительным причинам не могла представить суду свои объяснения.

Из Апелляционного определения Красноярского краевого суда от 28 апр. 2014 г. по делу № А33-2525, А-57 следует, что Красноярский арбитражный третейский суд издал решение о расторжении договора купли-продажи земельного участка, а также обязал покупателя возвратить земельный участок продавцу[2].  Железногорский городской суд постановил выдать исполнительный лист. В частной жалобе представитель указал, что ответчик не был своевременно уведомлен о времени и месте заседания третейского суда, а также на то, что ответчик произвел оплату по спорному договору. Красноярский краевой суд, разбирая жалобу, указал, что  частью 2 ст. 4 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах» [3] (ред. 21 нояб. 2011 г.)  устанавливает, что документы и иные материалы направляются заказным письмом с уведомлением о вручении или иным образом, предусматривающим фиксацию доставки указанных документов и материалов. В действующем Законе о третейских судах говорится, что документы и иные материалы считаются полученными в день их доставки, хотя бы адресат не находится или не проживает по адресу, заранее определенном стороной. Ответчику направили 16 августа 2013 г. заказное письмо по месту проживания, но 20 августа 2013 г. в почтовом ящике ответчика оставили не извещение о предстоящем заседании  третейского суда, а почтовое уведомление о необходимости получения заказного письма.  Таким образом, документы и материалы о заседании суда не были доставлены на адрес ответчика 20 августа 2013 г. в связи с отсутствием ответчика. Заказное письмо по данному уведомлению ответчик получил 3 сентября 2013 г. В заказном письме сказано, что заседание третейского суда состоится 27 августа 2013 г.  Таким образом, ответчик пропустил день заседания третейского суда, так как получил письмо с извещением о третейском разбирательстве после того, как заседание состоялось. Суд первой инстанции посчитал, что приведенные доводы внимания не заслуживают, но краевой суд решил дело в пользу ответчика.

Краевой суд руководствовался следующими мотивами. Согласно ч. 3 ст. 27 действующего Закона о третейских судах, уведомление о времени и месте заседания третейского суда должно быть направлено заблаговременно. Уведомление о рассмотрении дела направили 16 августа 2013 г. из Красноярска. В почтовое отделение Железногорска уведомление поступило 20 августа 2013 г. Рассмотрение дела было назначено на 27 августа 2013 г. В течение времени от поступления уведомления в почтовое отделение до даты разбирательства в третейском суде невозможно полноценно подготовиться к заседанию третейского суда.

Согласно ч. 2 ст. 3 проекта Закона о третейском разбирательстве документы и иные материалы направляются по последнему известному месту нахождения организации или по месту жительства гражданина заказным письмом с уведомлением о вручении или иным способом, предусматривающим фиксацию попытки доставки документов и материалов.  Документы (материалы) считаются полученными в день такой доставки (фиксации попытки доставки), даже если сторона по этому адресу не находится или не проживает.

В нашем случае, даже если считать, что уведомление о заседании третейского суда получено ответчиком в день доставки извещения о необходимости получения заказного письма в почтовом отделении, нельзя не согласиться с тем, что уведомление было направлено ответчику несвоевременно.

Несвоевременное уведомление не позволило, в свою очередь, ответчику устранить основание иска о расторжении договора купли-продажи земельного участка. Скорее всего, основанием выступил факт отсутствия платежа по договору.

Кроме того, спор о расторжении договора купли-продажи земельного участка есть спор о правах на недвижимое имущество, если на основании договора купли-продажи за покупателем было зарегистрировано право собственности на земельный участок. Причиной отказа в приведении в исполнение решения третейского суда в данном случае мы видим то, что такое решение не может создавать обязанностей для органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимость. Обязанность возвратить земельный участок на стороне покупателя может возникнуть в том случае, если его право собственности на участок уже возникло в результате государственной регистрации.

Отметим, третейское решение, в нашем случае не прекращает споров между сторонами. Покупатель перечислил деньги, если компетентный суд выдаст исполнительный лист  об отобрании земельного участка, то на стороне истца, выигравшего дело, возникнет обязанность возвратить деньги покупателю. Разумеется, эта обязанность не будет носить бесспорного характера с формальной точки зрения, и стороны правоотношения окажутся в неравном положении.  Продавец отберет участок у покупателя, а последний будет вынужден обращаться в тот же самый третейский суд с требованием о возврате денег.

Коль скоро договором предусмотрено, что сторона, не получившая денег, вправе требовать расторжения договора и возвращения участка, то из того же договора следует, что сторона требующая возвращения участка обязана вернуть покупателю деньги. Это тот договор, в котором исполнение обязанностей каждой стороны обусловлено исполнением встречных обязанностей другой стороны. Пунктом 3 ст. 328 ГК РФ (в ред. 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ) установлено, что   ни одна из сторон обязательства, по условиям которого  предусмотрено встречное исполнение, не вправе требовать по суду исполнения, не предоставив причитающегося с нее по обязательству другой стороне. Итак, есть опасность, что продавец заберет земельный участок у покупателя и не возвратит денег, которые ответчик заплатил за объект недвижимости. Против требования продавца о возвращении денег, сопровождаемого исполнительным листом, невозможно возражать, удерживая вещь, подлежащую передаче продавцу. Исполнительный лист может быть выдан продавцу, если он возвратил земельный участок покупателю.

Вышеизложенное позволяет предложить важное правило, ошибки процедуры, допущенные арбитражем (третейским судом), как правило, говорят о том, что с материальной стороны орган частной юрисдикции также допустил ошибку. Скорее всего, третейскому суду требуется быстро рассмотреть вопрос о расторжении договора, чтобы покупатель не успел исполнить обязанность заплатить деньги за спорный земельный участок. Получив деньги, продавец не решается их немедленно вернуть покупателю, поскольку не уверен в окончательном исходе дела, кроме того, он может и не располагать такими возможностями.

Вместе с тем, предложим и обратное правило, которым целесообразно руководствоваться. Если с точки зрения материального права арбитражное решение вызывает сомнения, то чаще всего, это говорит о том, что третейский суд допустил нарушение процедуры, являющиеся основанием к отказу в выдаче исполнительного листа (п. 4 ч. 2 ст. 421 ГПК РФ). Нарушение процедуры пришлось допустить как раз для того, чтобы вынести сомнительное решение.

  1. Вместо заключения (Ю. Н. Шеметова). Если решение не вызывает сомнений с точки зрения правильности применения норма материального права, компетентный суд не защищает интересов стороны, проигравшей третейское разбирательство, а соглашается с тем, что исполнительный лист должен быть выдан истцу, возбудившему дело в третейском суде. Так, например, третейским решением с ответчиков была взыскана задолженность по кредитному договору солидарно. Ответчики решение третейского суда не исполнили добровольно. Поэтому  банк обратился в Усть-Илимский городской суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.  Городской суд определил выдать исполнительные листы. Один из ответчиков обжаловал определение в Иркутский областной суд, посчитав, что исполнительный лист должны выдать против должника по кредитному обязательству, то есть против заемщика. Ответчик же является не заемщиком, а поручителем, который ручался перед банком за исполнение кредитного договора заемщиком. Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда указала, что нет оснований для отказа в выдаче исполнительного листа.  Судебная коллегия разъяснила, что ст. 363 ГК РФ  устанавливает, что при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно. Судебная коллегия определила оставить без изменения определение Усть-илимского городского суда, а частную жалобу оставить без удовлетворения. (См.: Апелляционное определение Иркутского областного суда от 9 июля 2014 г. по делу № А-335569/14).
  2. Итог (Ю. Н. Шеметова). Официально компетентный суд, когда рассматривает заявление о выдаче исполнительного листа, не исследует фактических обстоятельств дела, которые были установлены третейским судом, а также не пересматривает решение суда по существу. По закону компетентный суд лишь проверяет наличие оснований на выдачу исполнительного листа, а также соблюдение всех требований предусмотренных в законе для проведения третейского разбирательства. Тем не менее, фактические обстоятельства и нормы права, которые применил третейский суд, являются предметом внимания компетентного суда. Так Иркутский областной суд счел необходимым обратиться к ст. 363 ГК РФ, чтобы удостовериться в законности решения третейского суда о солидарном взыскании с должника и поручителя. Можно предположить, что если третейское решение не вызывает у компетентного суда доверия, то суд найдет законные основания для отказа в выдаче исполнительного листа. Красноярский краевой суд потому счел, что ответчик своевременно не был уведомлен о времени предстоящего третейского разбирательства, что правильность применения норм материального права вызвала у краевого суда сомнения. Но это всего лишь предположение, поскольку приведенные мотивы Красноярского краевого суда звучат весьма убедительно.
  3. Предположение (В. Г. Нестолий). Третейские суды (арбитражи) не вправе рассматривать споров о правах на недвижимость. Если такой спор разбирает суд общей юрисдикции, то всякий гражданин или организация имеет возможность вступить в дело в качестве третьего лица с самостоятельными требованиями на предмет (материальный объект) спора и заявить о своих правах на объект недвижимости. Такой возможности нет применительно к третейскому разбирательству, да и не всякий, полагающий себя субъектом права на спорную недвижимость, пойдет на риск судебного разбирательства в неизвестном ему арбитраже, который может оказаться недружественным к третьему лицу и лицеприятным по отношению к истцу и ответчику, инсценировавшим спор. Мы возражаем против рассмотрения дел о правах на недвижимость не только в арбитражах, но и в судах по экономическим спорам (арбитражных судах). Последние должны рассматривать только дела, которые законом прямо отнесены к их компетенции независимо от субъектного состава. Это корпоративные споры, банкротство, споры по предпринимательским сделкам и хозяйственным обязательствам, круг участников которых заранее известен или определим.

Сноски

Нажмите на активную сноску снова, чтобы вернуться к чтению текста.

[1] КонсультантПлюс : справочная правовая система.

[2] КонсультантПлюс : справочная правовая система.

[3] Собр. законодательства РФ. 2002. № 30. Ст. 3019.

Список использованной литературы

References