Написать в редакцию

Написать в редакцию

Заполните все поля формы и нажмите «Отправить»

  • +7 (3952) 79-88-99
  • prolaw38@mail.ru

Идеи Б. А. Кистяковского о праве и их отражение в произведениях художников и композиторов

В статье описывается право как часть духовной культуры общества, одна из духовных ценностей, созданная человечеством. Приводятся существовавшие в XIX в. Идеи Б. А. Кистяковского о духовно деятельном гражданине, формирующем общественное правовое сознание. На примере некоторых произведений художников и композиторов XIX в. рассматривается взаимосвязь права и искусства.

духовная культура; литература; живопись; равенство; справедливость; реформа; правосознание; общественное сознание; манифест

Информация о статье
Аннотация

В статье описывается право как часть духовной культуры общества, одна из духовных ценностей, созданная человечеством. Приводятся существовавшие в XIX в. Идеи Б. А. Кистяковского о духовно деятельном гражданине, формирующем общественное правовое сознание. На примере некоторых произведений художников и композиторов XIX в. рассматривается взаимосвязь права и искусства.

Ключевые слова

духовная культура; литература; живопись; равенство; справедливость; реформа; правосознание; общественное сознание; манифест

Библиографическое описание

About article in English

Publication data
Abstaract

The paper describes the law as part of society’s spiritual culture, as one of the spiritual values created by mankind. The author presents the 19th century ideas by B.A. Kistyakovskiy on a spiritually active individual that moulds public legal awareness. The author also examines the interconnection between law and art using the works of some 19th century artists and composers as an example.

Keywords

spiritual culture; literature; paintings; equality; justice; reform; legal awareness; public awareness; manifesto

Bibliographic description

В настоящее время характерным признаком развития многих наук является их интеграция, взаимопроникновение и взаимообогащение. Достижения одной науки могут значительно повлиять на развитие других наук. Естественные науки, например, оказывают важное влияние на развитие гуманитарных наук. Достижения генетики за последние годы изменили наши представления о предыстории развития человека Homo sapiens, которую необходимо рассматривать уже как историю, уходящую своими корнями почти на 200 тыс. лет назад.

Данное понимание связи наук и искусств приводит нас к необходимости признания положения о приоритете фундаментальных знаний в процессе обучения в высшей школе как основы познания природной и общественной среды обитания людей.

Природа представляет собой единое целое, в котором нет деления на отдельные науки. Общество также составляет единое целое и в процессе своего исторического развития создает единую систему знаний (систему наук), отражающую познание окружающей действительности. Современная жизнь повышает требования к усвоению студентами фундаментальных знаний, а так как познание смысла, сущности права и государства составляет основу знаний юридической науки, это обязывает в процессе проведения исследований оперировать не только сложившимся инструментарием, но и использовать нетрадиционные методы познания и новые открытия других наук. В этом смысле взгляды Б. А. Кистяковского о праве и государстве могут представлять определенную теоретическую ценность.

Богдан Александрович Кистяковский — философ, теоретик права и государства (1868–1920). Он разрабатывал одну из самых необычных концепций права: право как многогранное явление духовной жизни общества. Он различал в понятии права сферу бытия, социального явления, факта общественной жизни и сферу долженствования, нормы, области морали. Б. А. Кистяковский считал право одной из важнейших духовных ценностей в жизни общества, включенной в особый мир — мир ценностей, который вытекает из духовных потребностей человека.

Правовая материя относится к сфере духовной культуры общества так же, как и многие другие явления наряду с художественной культурой. Право — это один из сегментов (элементов) духовной культуры человечества. К таким сегментам духовной культуры относятся и отдельные виды художественной культуры: архитектура, скульптура, живопись, музыка, литература и театр. Поэтому неудивительно то, что Б. А. Кистяковский говорит о праве как об одной из духовных ценностей человечества, соотносящейся, в частности, с ценностями, создаваемыми людьми в отдельных видах наук и искусств, изобретениями и открытиями.

Несколько ранее, другой русский теоретик права С. А. Муромцев, развивая социологическое направление в понимании права как многогранного явления, писал: «самое поверхностное изучение общества убеждает нас в том, что все стороны жизни его находятся в некотором отношении ко всем способностям человека и элементам среды. Умственные, нравственные, физические способности человека, физические, этнографические и политические элементы среды участвуют в образовании, движении и разрушении всей социальной жизни. Военная, экономическая, политическая, юридическая, моральная, религиозная, научная, художественная деятельность народов управляется одними и теми же внутренними и внешними факторами» [2, c. 538]. С. А. Муромцев говорит о том, что право является частью всей духовной культуры общества как единого целого и составляет такую же ценность, как и другие социальные сферы жизни общества. Например, художественная культура, включающая в себя различные виды искусств, отражающие те или иные отношения социальной жизни общества особыми способами и средствами (живопись, литература, музыка и т. д.).

Правовые ценности отражают правовую действительность в жизни общества, правовые отношения. Ярким примером тому являются законы вавилонского царя Хаммурапи, Дигесты Юстиниана, Декларация прав и свобод человека и гражданина Великой Французской революции и т. д. На этом основании «право входит в различные сферы человеческой жизни и деятельности, которые могут составлять предмет различных отраслей гуманитарных наук, и понятие права сводится к четырем основным определениям: государственно-организационному, социологическому, психологическому, нормативному» [1, с. 564]. Кроме указанных четырех «теоретических понятий» права Б. А. Кистяковский добавил и два технических: юридико-догматическое и юридикополитическое. Однако все эти определения, по его мнению, не должны сводиться друг к другу, а служить предметом самостоятельного, параллельного изучения. Кроме того, Б. А. Кистяковский высказал мысль о том, что для познания права недостаточно «духовной активности» только юристов, судей и законодателей, необходимо, чтобы каждый гражданин был «духовно деятельным» в области права и по-своему творил его. В работе «В защиту права» Б. А. Кистяковский говорит как раз об отсутствии у русской интеллигенции уважения к праву.

В русской литературе нет ни одного трактата или хвалебного слова, посвященного праву. Об этом еще в 50-е гг. XIX в. Писал А. И. Герцен. Однако этот упрек адресуется главным образом русской литературе, не воспринявшей ни одной правовой идеи Западной Европы XVII–XIX вв.

Следует заметить, что, несмотря на идею автора о широком круге «творцов права», включавшем любого гражданина, Кистяковский не придавал особого значения другим видам искусств, в частности живописи и музыке. Хотя в истории художественной культуры того времени имеются произведения искусства выдающихся деятелей, давших собственное толкование права, правовых отношений, влиявших на общественное мнение и формирование правового сознания людей. К ним можно отнести Д. Г. Левицкого, В. И. Сурикова, И. Е. Репина, М. И. Глинку, П. И. Чайковского, С. В. Рахманинова и др.

Примером таких произведений являются известное полотно И. Е. Репина «Бурлаки на Волге» и прелюдия № 3 до-диез минор С. В. Рахманинова. Художник и композитор затронули важнейшую проблему социальной регуляции общества, в частности, норм феодального и буржуазного права. Кроме того, в их творениях нашли отражение такие понятия, как свобода, равенство и справедливость.

В 1872 г. известный немецкий юрист Р. Иеринг выпустил работы «Цель в праве» и «Борьба за право», в которых попытался дать новое социологическое обоснование праву и государству. После идеи борьбы за право между классами и сословиями Р. Иеринг разрабатывает идею защиты существующего права в интересах общества: «Эта борьба — обязанность не только перед собой, но и пред обществом» [1, с. 493]. И уже более определенно он говорит далее: «Каждый призван и обязан подавлять гидру произвола и беззакония, где только она осмеливается поднимать свою голову; каждый, пользующийся благодеянием права, должен в свой черед так же поддерживать по мере сил могущество и авторитет закона — словом, каждый есть прирожденный борец за право в интересах общества» [Там же]. В это же время (1873) написана картина И. Е. Репина «Бурлаки на Волге», которая наглядно показывает «борьбу за право» выдающегося художника, сумевшего средствами живописи отразить существующее противоречие общественного развития не только в России, но  и в Германии, между правом феодальным и развивающимися новыми общественными отношениями: феодальное право с его правами и привилегиями дворянства заменено новым правом — буржуазным правом, с его формальным равенством всех перед законом. Однако на раннем этапе развития буржуазных отношений в России торговцы активно использовали методы и способы феодального права. «Но буксиры дороги; а главное, эти самые вьючные бурлаки и нагрузят барку, они же и разгрузят ее на месте, куда везут кладь. Пойди-ка там поищи рабочих-крючников! Чего бы это стоило!» [3, с. 220]. Об этом недвусмысленно и говорит содержание картины И. Е. Репина «Бурлаки на Волге». Поэтому совершенно не случайно эта картина стала предметом широкого обсуждения среди различных слоев российского общества.

Интересна история появления этой картины. Однажды И. Е. Репин выехал для зарисовок этюдов на живописный берег Невы, где отдыхало жизнерадостное дворянское общество дачников. Случилось так, что в это время по берегу медленно двигалась артель бурлаков, тянувших нагруженную баржу. Контраст между благополучием отдыхавших дачников и рваными одеждами бурлаков, а также выходящая за пределы разумного эксплуатация человека человеком сразу бросились в глаза, и художник невольно произнес фразу: «Какой, однако, это ужас, говорю я уже прямо. Люди вместо скота впряжены… У одного разорванная штанина по земле волочится и голое колено сверкает, у других локти повылезали, некоторые без шапок; рубахи истлевшие — не узнать розового ситца, висящего на них полосами… Вот лохмотья! В легшие в лямку груди обтерлись до красна, оголились и побурели от загара… Лица угрюмые, иногда только сверкнет тяжелый взгляд из под пряди сбившихся висячих волос, лица потные блестят, и рубахи насквозь потемнели… Вот контраст с этим чистым ароматным цветником господ» [3, с. 220].

В процессе написания картины художник неоднократно вносил изменения в ее содержание, которые все более были ориентированы на формирование нового общественного мнения, оказало влияние на правосознание общества.

В первом эскизе картины изображается группа бурлаков, тянувших бичевой баржу, нечетко, несколько размыто, без какой-либо индивидуализации образов, уподобляя их массе сбившегося «скота». Во втором эскизе появляется небольшое изменение — новый персонаж. По существу, это лицо молодого человека, освещенное вырвавшимся из-за туч лучом солнца, с ярко выраженным индивидуальным характером, смотрящего вдаль, как бы в будущее. Другой бурлак, идущий впереди, поднимает голову. В третьем эскизе молодой человек выпрямился, поправляя лямку, и выделяется в группе на передний план. Причем, его позу и жест уже можно расценить, как намерение сбросить лямку крепостничества. В четвертом эскизе И. Е. Репин изображает баржу огромных размеров, усиливая тем самым ощущение беспощадности эксплуатации человека человеком, непомерной тяжести труда. Пятый вариант и стал завершающей картиной, которую мы все знаем. В ней тщательно выписан образ каждого бурлака, выражено определенное психологическое состояние, настроение против существующего в обществе неравенства, несправедливости и произвола. Взгляд первого бурлака, поднявшего голову, выражает не просто озлобленность человека, а угрозу, причем реальную угрозу существующим порядкам феодальных отношений. Идущий же за ним молодой человек вглядывается в свое будущее и готов сбросить с себя ярмо экономической зависимости. Однако, глядя на тяжело идущую группу, мы не испытываем к бурлакам жалости, в них нет унижения, напротив в каждом ощущается какая-то могучая сила духа с несломленной волей человека. Думается, что Репин сознательно вложил в их движение, позы, взгляды напряжение всего русского народа: терпение, любовь к свободе и справедливости.

В картине раскрывается противоречие общественного развития, когда феодальное право с его правами и привилегиями одних (меньшинства) подавляло права и свободы других (большинства), когда феодальная эксплуатация народа была соединена с эксплуатацией буржуазии.

Так, ожидаемые реформы в России, в особенности крестьянская и судебная, не принесли народу реального освобождения. Формальное равенство между крестьянином и помещиком фактически усилило неравенство экономическое. Кроме того, короткий период реформ закончился в 70-е гг. XIX в., пришло время «контрреформ», возрождавших прежние феодальные порядки и народ попадал под гнет и помещиков и буржуазии. Реформы второй половины XIX в. оказались половинчатыми и не смогли сгладить социальные противоречия общественного развития.

В своей картине И. Е. Репин обращается со своеобразным «Манифестом» к российскому обществу, призывая к восстановлению прав и свобод человека и гражданина, признанию идеи естественного права как высшей ценности общественного развития и установления правовых отношений в обществе, а не произвола и насилия с нещадной эксплуатацией. « А ты посмотрел бы, как на верховьях Волги и по всей системе каналов в лямке бечевой тянут, — произнес он. Вот действительно, уж диковинка. Там всякой твари по паре впряжено, и все дружно тянут смеясь: и баба, и лошадь, и мужик, точно нарочно, чтобы мир почудить, и все это по крутому берегу» [3].

И не удивительно, что в это время среди теоретиков государства и права развивается социологическое направление.

В 70-е — начале 80-х гг. XIX в. С. А. Муромцев пишет работы «Определение и основное разделение права» и «Что такое догма права», развивая теорию о правовых отношениях. И совершенно понятно, почему выставленная в 1873 г. картина вызвала бурное обсуждение различных слоев общества.

Другой известный деятель русской культуры — композитор С. В. Рахманинов — написал прелюдию № 3 до-диез минор также под впечатлением эксплуатации человека человеком. Его музыкальные образы совпадают с образами картины И. Е. Репина «Бурлаки на Волге». Первые медленные, глубокие и тяжелые аккорды раскрывают картину непосильного, физического напряжения сил русского народа, которое противоречит его естественной природе. Развивая эту тему, С. В. Рахманинов, как и И. Е. Репин, раскрывает богатый внутренний мир русского человека, его права на свободу, равенство и социальную справедливость, наделяет свои образы высокой нравственной силой, могучим терпением. В третьей части он повторяет первые аккорды, но они звучат уже угрожающе, решительно и говорят о готовности народа к борьбе против существующего произвола и насилия. Композитор показывает формирование воли внутри самого народа и предрекает, что она уже способна выйти вовне.

Прелюдия написана в 1892 г., по существу, накануне первой революции 1905 г. Это произведение до сих пор является самым известным музыкальным классическим произведением во всем мире, оно и сейчас оказывает влияние на формирование правового сознания личности.

Таким образом, идеи Б. А. Кистяковского, воспринявшего социологическое направления от Р. Иеринга, о духовно деятельном гражданине, формирующем общественное правовое сознание, воплощались не только в традиционных формах художественной литературы, но и в произведениях художников и музыкантов.

И. Е. Репин и С. В. Рахманинов смогли в своем творчестве не только использовать правовые идеи, формировавшие общественное мнение и правосознание, и вести его в направлении лучших идеалов правовой культуры, но уже не с точки зрения права (правомерного или неправомерного) или этики (добра и зла), а с точки зрения эстетики (прекрасного или безобразного). В этом смысле отдельные виды искусств рассматривают общественные отношения, как в прочем и правовые отношения, с точки зрения науки о прекрасном, «поскольку культура — выражение специфически человеческого способа деятельности, постольку она по своей природе нормативна; следовательно, культурные и правовые нормы могут совпадать по своему содержанию, т. е. они могут заключать в себе одни и те же правила поведения» [4, с. 119].

Социальное в природе человека проявилось на самых ранних стадиях его развития, что и отделило человека от животного мира. В этом процессе играли важную роль различные факторы. В истории возникновения первобытного общества, как социальной организации, большое значение сыграло первобытное искусство (каменное и пещерное) задолго до появления права. Оно несло в себе одновременно элементы прекрасного и нормативного. Принцип долженствования был утвержден и признан тогда именно через первобытное искусство.

В этом смысле и говорит Л. И. Спиридонов о «совпадении содержания» правовых и культурных норм. «Культурная норма всегда социальна» [4, с. 119]. Если посмотреть на отдельные виды искусства, в данном случае живопись и музыку, то становится очевидным, что искусство выражает (и отражает) социальную жизнь общества во всех сферах проявления его деятельности. Яркими примерами этого могут служить и другие картины, например, Д. Г. Левитского «Екатерина II законодательница в храме правосудия» или картина «Утро стрелецкой казни» В. И. Сурикова, «Утро нашей родины» Ф. Шурпина, опера П. И. Чайковского «Опричник» и др.

Художник, создавая свои произведения, всегда шифрует их специфическими средствами своего искусства, предоставляя широкий простор воображению зрителя или слушателя. История создания картин «Бурлаки на Волге», «Екатерина II законодательница в храме правосудия», «Утро стрелецкой казни», прелюдия до-диез минор вызвана социальными противоречиями общественного развития. Она отражает несоответствие старой системы хозяйствования, отживших норм феодального права, присущей им морали, нравственности и эстетических взглядов, новым экономическим, политическим, правовым, идеологическим и эстетическим воззрения общества конца XIX — начала XX вв.

Сноски

Нажмите на активную сноску снова, чтобы вернуться к чтению текста.

Список использованной литературы

  1. История правовых и политических учений / под ред. О. Э. Лейста. — М., 2001. — 677 с.
  2. Муромцев С. А. Избранные труды по римскому и гражданскому праву. — М., 2004. — 765 с.
  3. Репин И. Е. Далекое, близкое (автобиография). — М., 1953. — 519 с.
  4. Спиридонов Л. И. Теория государства и права. — М., 2001. — 304 с.

References